Рус
Eng

Не инородные тела

Не инородные тела

Не инородные тела

12 августа 2014, 00:00
Культура
Оксана Гаврюшенко, Выборг
С 8 по 16 августа в Выборге проходит XXII кинофестиваль «Окно в Европу». Официальная заставка фестиваля – строгий и словно взыскательно-укоризненный взгляд Вероники (Татьяны Самойловой) и журавлиный клин из калатозовского шедевра. «Российское кино – прогноз на завтра» – этот слоган кинофорума апеллирует к неким вершина

Вероятно, тот романтический камертон, выбранный Ренатом Давлетьяровым для своей ретромелодрамы «Пацаны», также родился из желания идеализировать прошлое. Маленький провинциальный южный городок, 1972 год, первая любовь, первые драки, и тут же будут и «комиссары в пыльных шлемах», и, безусловно, новое мифотворчество, во многом замешенное на сценарии Юрия Короткова, раньше реализованном в «Американке» Месхиева. В картине вообще обилие киноцитат, а закадровый текст читает сам режиссер. Название, невольно отсылающее к асановским «Пацанам», появилось-таки благодаря маркетинговой стратегии, но давлетьяровский блатной романс не имеет ничего общего с драматическими мотивами 1980-х.

Документалист Сергей Карандашов за основу своей картины «Дар» (сценарий его же) взял повесть автора «Ну, погоди!» Александра Курляндского «Моя бабушка – ведьма». Курляндский же написал ее по совету своего друга Алексея Германа-старшего. История про 12-летнего школьника и его бабушку с необычными способностями... Но «Дар» – не книга Курляндского. Семейное кино, каковым оно представляется большинству обычных зрителей, здесь невероятно эклектично, напоено поэзией, но для детского восприятия может оказаться сложноватым. Как говорится, фэнтези фэнтези рознь. Хотя режиссер видит своей целевой аудиторией всех людей, которые не забыли детство, – от 6 до 80 лет.

Камерный «Швейцар» Аркадия Яхниса посвящен памяти Андрея Панина, который начинал работу над картиной в качестве креативного продюсера. Кино фестивальное, не для широкого зрителя, оно по определению рождает массу вопросов. История заложницы и ее похитителя, вероятно, могла сложиться как софт-версия «Ночного портье», но у Аркадия Яхниса превалируют мистика и закадровые загадки. Снято все за 16 дней в одной декорации, на двух актеров.

На территории заброшенного предприятия на реке Сетунь снимались и малобюджетные «Бесы» – дебют Романа Шаляпина и Евгения Ткачука (он здесь соавтор сценария, сопродюсер и актер). Это новая интерпретация романа Достоевского. Авторы – друзья-однокурсники, причем Ткачук (звезда фильма «Зимний путь») только что отснялся у Владимира Хотиненко в одноименном сериале. Новые «Бесы» – авантюра для своих, главной задачей, по словам режиссера, стало желание «высказаться, визуализировать идеи Достоевского, на фоне которых бурлили наши собственные идеи». Получился экспериментальный фильм, которому категорически не хватает концепции и режиссуры.

Но у другой дебютантки, выпускницы ВКСР Эллы Омельченко, превалирует забота о зрителе. «Пациенты» – забавная трагикомедия о молодой паре, где он (Павел Баршак) ходит на прием к психоаналитику (Тимофей Трибунцев), а она (Марьяна Кирсанова) – к священнику (Дмитрий Мухамадеев). Оба «врачевателя души» занимаются примерно одним делом, пекутся о людях, исцеляют как могут. Цинично-саркастичный психоаналитик Юрий Геннадьевич и благостный отец Сергий, каждый со своим мировоззрением, образуют блистательный спарринг. Разумеется, к финалу случится комический перевертыш, благодаря которому молодые супруги обретут гармонию и избавятся от необходимости обращаться к лекарям разного толка. Дебют получился легким и добрым, и зрителям он явно пришелся по душе.

О душе же горемычной печется и польский классик Кшиштоф Занусси. Спецпоказ его новой картины «Инородное тело» состоялся в рамках программы игрового кино «Копродукция». Действие драмы о проблеме выбора и об истинных и мнимых ценностях происходит в Италии, Польше и России, собственно, странах – производителях картины. Тут будут и интересы крупных корпораций, и несчастная любовь, и перверсивно настроенные женщины-начальницы (феминисткам есть где развернуться, и Занусси сказал, что ему уже досталось от них), и даже российская камера с зэками, куда подсадили обманутого героя. Вопросы религии и веры обыграны не столь остро, как это бывало у раннего Занусси, и зрительские интересы явно соблюдены.

Сам мэтр, почетный профессор ВГИКа, в нашем кинопейзаже фигура настолько родственная, что его русофильство уже может служить определенным образцом. И вопросы веры тут не являются определяющими.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter