Рус
Eng
Цена свободы

Цена свободы

12 февраля, 00:00
Культура
Постановка «Враг народа» Генрика Ибсена в Малом драматическом театре вобрала длинный опыт истории ХХ века: Сахаров на трибуне съезда народных депутатов, речь Иосифа Бродского на вручении Нобелевской премии, выступления Солженицына. Свободный человек, который находит силы противостоять и госмашине, и толпе, остается гла

Экспозиция спектакля обманчиво нетороплива. На просторной веранде с высокими окнами (сценография Александра Боровского) стоит накрытый белой скатертью обеденный стол. Плавными движениями хозяйка дома фрау Стокман (Елена Калинина) просит уважаемых гостей выбирать напиток по вкусу. Хозяин прохаживается вдоль стола; на нем домашняя вязаная кофта, вязаная шапка, он жестикулирует, рассказывая, как же рад, что после стольких лет одинокой бедной жизни он теперь может себе позволить собрать гостей на ужин. И, отвлекаясь от застолья, спрашивает жену: не приходил ли почтальон?

Курортный доктор, работающий в местной водолечебнице – главном гаранте благополучия родного городка, – заподозрил, что местные воды отравлены заводскими выбросами, провел анализы и теперь ждет результатов из столичных лабораторий. Получив их, доктор Стокман (Сергей Курышев), извинившись, задернет обедающих белой шторкой и останется на авансцене. Позволит себе минуту нежного самодовольства ученого: понимаю в своем деле! Это будет последнее спокойное мгновение.

Дальше действие получает толчок-ускорение. Появится «черный человек» в застегнутом на все пуговицы пальто – брат Петер, мэр города. Сергей Власов неузнаваем в этой роли: брезгливая мина, начальственная привычка с любым собеседником разговаривать как с трибуны. Он будет убеждать фантазера «замять дело», потом перейдет к угрозам. Когда будет произнесено главное: «Ты же штатный врач лечебницы, ты нарушаешь корпоративную этику!» – вдруг выдохнет зал. Написанная 130 лет назад пьеса, оказывается, попадает в самый нерв нашей жизни. Подлое понятие «корпоративной этики», согласно которой врач не может говорить о своей больнице, педагог – о своей школе, режиссер – о своих коллегах, давно стало пугалом. Попробуй пойди против – на тебя кинется стая шавок.

И доктор Стокман очень скоро убедится в этом на собственном опыте.

Лучшие люди города, они же городская оппозиция – коммерсант Хиль (Сергей Козырев), владелец типографии Аслаксен (Александр Завьялов), редактор «Народного вестника» Ховстад (Игорь Черневич) – готовы немедленно поддержать дорогого доктора, выступающего против городского начальства. Они готовы быть на его стороне ровно до той минуты, пока не выясняется, что открытие Стокмана грозит их карману… В исполнении ведущих актеров МДТ персонажи Ибсена становятся типами нашей с вами жизни. Журналист, депутат, банкир – готовые бороться против мэра, но не против самого источника заразы…

Доктор Стокман смотрит на них тем изумленно-изучающим взглядом, каким, наверное, глядел в свой микроскоп. И делает открытие даже более важное, чем обнаружение бактерий в водопроводной воде.

Репетируя роль доктора, Станиславский выбрал в качестве прототипа человека, решившегося пойти против сограждан, – Максима Горького. В Стокмане-Курышеве угадывается Андрей Сахаров. Стокмана-Курышева ведет честность ученого и непрекращающаяся работа мысли. Он стоит перед согражданами с тем же внутренним покоем, с каким академик Сахаров стоял на трибуне освистывающего его съезда.

«Какие же… чудаки те, кто думает, что можно остановить работу мысли». Доктор Стокман не читает доклад, он думает вслух, гипнотически затягивая зал в круг своих размышлений о том, что худший вид рабства – боязнь мнения большинства, боязнь пойти против своей социальной группы, боязнь не совпасть с мнением «сообщества»… Мягкий голос, плавный ритм мысли, иногда перебивающей саму себя: так ли? – нет, точнее. Сергей Курышев играет самую сложную из возможных сценических задач – процесс мысли, процесс постижения истины… Стокман – Курышев – явление на нашей сцене, сопоставимое по масштабам с Ростовщиком – Олегом Борисовым, с Иудушкой – Смоктуновским. Могу назвать еще два-три имени, когда на сцене сливались игра и правда, актерское мастерство и масштаб личности исполнителя.

Пьесу, как всегда в МДТ, репетировали сначала в авторском полном варианте, потом постепенно отсекалось лишнее. Перед каждой репетицией исполнителям выдавался новый вариант текста и 15 минут на ознакомление… И в результате, сократившись почти вдвое, пьеса Ибсена по концентрации смыслов обрела разящую силу философского высказывания о времени и о себе. Мы привыкли, что политический спектакль разоблачает каких-нибудь неприятных «их» – правителей, чиновников, людей при должности и портфеле. На «Враге народа» Лев Додин выстраивает центральную мизансцену так, что весь зрительный зал становится той городской толпой.

«Враг народа» – спектакль о противостоянии морали толпы и этики свободного человека; спектакль, задевающий каждого, кто молчал «из соображений корпоративной этики», нежелания выносить сор из избы или боязни пойти против своего сообщества…

Аскетичный по постановочным средствам (о самом главном нельзя говорить слишком цветисто), спектакль только один раз взрывается цветом и звуком. Звон разбиваемых разгневанной толпой стекол дома Стокмана звучит как канонада… И синий мертвенный потусторонний свет в финальной сцене освещает одинокую фигуру Стокмана – Курышева, который сидит среди опустевшего пространства, придавленный самым тяжелым искушением в жизни – искушением власти, и печально констатирует: «Самый сильный человек – тот, кто абсолютно одинок»…

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter