Рус
Eng
Светить всегда

Светить всегда

11 августа 2015, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
Галерейный проект «Proсвет» призван показать, как в современные произведения проникает свет. Издревле форсированный свет в живописи считался божественным признаком – им обозначались священные персонажи или предметы. Сегодня, по мысли кураторов московской выставки, золотые нимбы и драгоценные оклады с лампадами заменили

Самую большую (по размерам) работу на выставке – «Архистратига Небесных Сил» Алексея Дьякова – можно было бы отнести к типичным примерам сращения академизма и православия. Из нынешних академий, возглавляемых Церетели или Глазуновым, такие архангелы и небесные воины, прорисованные умелым карандашом, с чешуйчатыми доспехами и трепещущими крылами, выходят стройными батальонами прямиком в чиновничьи кабинеты и домашние молельни.

Конечно, у господина Дьякова ангельский главком (чаще всего так обозначали Святого Михаила) написан изобретательней – даже с напылением на холст песком. Однако главное, что отличает этот образ от его академических собратьев, – придуманная для него рама-ковчег. Вся она состоит из сияющих дневным светом неоновых трубок. Они здесь служат и священным ореолом, и знаком современности, одновременно пафосным и ироническим – вспомним хотя бы знаменитые мечи джедаев из «Звездных ­войн», явно архаический символ, использованный поп-артом.

Нужно сказать, что с начала 1960-х годов флуоресцентные лампы как предмет мистических откровений давно вошел в галерейный арсенал. Среди участников нынешнего проекта прямыми продолжателями дела Дэна Флавина является немецко-русский дуэт Molitor&Kuzmin: они уже не первый год создают скульптуры из световых трубок. На этот дуэт выступает с почти манифестной работой: лампы-трубки покрашены в черный цвет, а свет пробивается лишь сквозь трафаретную надпись light на каждой трубке. Тут свет – это и тема, и сюжет, и средство в одном флаконе.

Особенно громогласно электрический свет заявил о себе как о таинственном и сакральном агенте в актуальной фотографии. Для этого специально были придуманы лайтбоксы (их виртуозно использовал Джефф Уолл). В принципе, идея проста – наклейте пленку с фотографией на световую коробку, и вот уже от снимка глаз не оторвать. За такой завораживающий эффект быстро схватились рекламщики, и теперь город невозможно представить без этих самых светящихся прямоугольников на остановках. Среди наших художников всю завораживающую силу лайтбокса апробировала Ольга Чернышева: ее серия 2000 года «Улица сна» погружает зрителя в подмосковные пейзажи с кроватными спинками вместо заборов, где за обыденностью ждешь знамений. Почти тот же эффект используют в своих рельефах Сергей и Татьяна Костриковы?– их гипсовые «розы» (такую лепнину делали на потолках для подвешивания люстр), потрескавшиеся от времени, светятся изнутри словно космические объекты, готовые разорваться от внутреннего горения.

Как правило, выставки такого рода, как «Proсвет» – удел музейных кураторов. Но в последнее время Крокин-галерея создает именно тематические, музейного уровня экспозиции и намного меньше занимается, что называется, раскруткой конкретных художников. Признак ли это галерейного кризиса, когда арт-рынок уступает место чисто арт-шоу? Есть ли в этом инфляция индивидуальности, когда интересней показать обойму художников и объединить их по какому-то признаку? В принципе ответы на эти вопросы не так уж важны, если даже в «мертвый сезон» появляются такие неординарные проекты.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter