Рус
Eng
Недетские спектакли

Недетские спектакли

11 июня 2014, 00:00
Культура
СВЕТЛАНА ПОЛЯКОВА, Санкт-Петербург
В пятнадцатый раз на подступах к белым ночам в Питере прошел международный театральный фестиваль, целевой аудиторией которого, согласно уставу, являются зрители самого героического возраста – дети и подростки.

По формальным признакам детям (то есть от 6+ до 12+) досталось всего четыре спектакля. Из которых, пожалуй, лишь один мог быть оценен собственно детьми – недавняя премьера питерского ТЮЗа «Плыл кораблик белопарусный» в постановке Марии Критской. Актеры разных поколений с очевидным азартом погрузились в литературное наследие сказочника-фольклориста Бориса Шергина и сплели из его мотивов ритуально-ироническое действо среди предметов поморского обихода на радость и детям, и взрослым. Остальные спектакли попали под ту же категорию, видимо, благодаря отсутствию сцен насилия и ненормативной лексики: и рефлексия пожившей женщины по поводу давнего исчезновения ее супруга в спектакле «Однажды летним днем» Татарского театра имени Камала по пьесе Йона Фоссе, и проблемы разобщенности и коммуникаций, о которых попытались рассказать авторы международного проекта «Пассажиры» при активном задействовании медиатехнологий (оба спектакля москвичи могли видеть во внеконкурсной программе «Золотой маски»), адресованы явно не подросткам.

Четвертый спектакль вышеупомянутой категории пару лет назад вырос из стажерских экзерсисов учеников Филиппа Жанти. В разные годы Чеховский фестиваль показывал масштабные работы мэтра мультижанровых представлений с превращениями – «Край земли», «Болилок» и «Неподвижные пассажиры». А на питерской «Радуге» состоялась российская премьера захватывающего действа, разыгрывающегося буквально на кухонном столе. Исполнителями ролей и реквизитом в спектакле стали штопор, совок для мусора, перочинный нож, мочалка и прочая утварь, в потенциале которой создатели спектакля разоблачили героев странствий Одиссея (во многих странах для такого рода представлений в ходу специальный термин «театр предметов»). Виртуозный артистизм актеров не ограничивается оживлением кухонных приборов и клининг-инвентаря, «предметоводы» выясняют отношения друг с другом, а также с текстом, искря импровизациями, увы, понятными не многим – спектакль отчего-то шел на английском языке без перевода.

Основная программа предназначалась тем, кому за 16 и за 18, несмотря на то что половину ее составила продукция ТЮЗов. Полагая, что в современном обществе юный зритель имеет доступ к любой информации, а потому он гораздо более зрелый и закаленный, чем его ровесник далеких времен зарождения «Радуги» (как фестиваля ТЮЗов), организаторы теперь храбро украшают афишу и экспериментальными постановками молодых режиссеров (худрук фестиваля, активно действующий патриарх российской режиссуры Адольф Шапиро с достойным подражания уважением относится к любым поискам начинающих), и остросоциальной драмой. Роман Феодори представил недавнюю премьеру Красноярского ТЮЗа по роману Фредерика Бегбедера «Окна в мир» – довольно жестокую полемику на тему зависимости человека от своего создателя. Черную комедию «Лейтенант с острова Инишмор» замечательного Александра Суворова представил Московский ТЮЗ (увы, через два года после премьеры и в отсутствии трагически погибшего постановщика некогда высочайшей пробы комедия достигла периода полураспада).

Новосибирский «Красный факел» привез новый способ освоения классики – «Онегина», «прочитанного» молодым и востребованным режиссером Тимофеем Кулябиным с такой непосредственностью, будто он ничего ранее ни о «всем нашем» Пушкине, ни о лишнем человеке Онегине не слышал. А просто случайно наткнулся и очень разволновался. Потому что понял, что это написано вчера и про кого-то до боли знакомого, и создал калейдоскоп картин жития современного хипстера-великомученика.

Зимняя премьера Новой сцены Александринки по абсурдистской пьесе Ружевича «Старая женщина высиживает» потрясла радужную публику не только убедительностью апокалиптического предвкушения, но и количеством новых технологий на сантиметр сценического пространства (Николай Рощин не только поставил, но и «нарисовал», и осветил спектакль). Без подобных технологий легко обошелся Ереванский театр кукол, привезший на фестиваль спектакли «Дзынь» и «Полет над городом» – изящные поэтические миниатюры в остроумной конструкции «кукольных» декораций, позволяющих прелестной драматической актрисе Нарине Григорян легко взлетать по стене вверх, а контурам декораций скатываться в клубок.

Традиционно для «Радуги» присутствие польского театра – польская драматургия была представлена в этом году востребованной по всей Руси пьесой «Двое бедных Румын, говорящих по-польски» Дороты Масловской в постановке Евгения Марчелли на сцене Ярославского театра драмы. Калейдоскоп розыгрышей на грани издевательств, которыми забавляются переодетые в гастарбайтеров столичные тусовщики, ярославские актеры сыграли великолепно. Хотя режиссерское решение смягчить довольно жестокий реальный конфликт сословий в политкорректном обществе балагурством на потребу публике заставляет недоумевать.

А стопроцентно польский продукт, спектакль «Кортни Лав» театра во Вроцлаве, закрывавший фестиваль, стал единственным разочарованием «Радуги». История личных и «служебных» отношений рок-легенд группы «Нирвана», претендующая на «открытие» общеизвестных, в основном медицинских, а не общечеловеческих проблем «рокового мира», написана неимоверно скучно (драматург-публицист Павел Демирский), поэтому ни довольно точные режиссерские приемы Моники Стршепки, ни мастерская работа некоторых актеров не смогли удержать в зале публику. Количество которой, вдвое превысившее возможности зала (спектакль задержали на 40 минут, чтобы рассадить всех желающих), ко второму действию уменьшилось примерно вчетверо.

Кроме публики на «Радуге» всегда «достается» и специалистам – организаторы проводят мастер-классы (в этом году, например, питерские актеры имели счастливую возможность поучиться у актеров Филиппа Жанти) и конференции. Беря на себя с каждым годом все больше рисков, фестиваль становится все более значимым для Петербурга арт-событием.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter