Рус
Eng
«Дом общей свободы»: Татьяна Хохрина написала о бессмертной Малаховке

«Дом общей свободы»: Татьяна Хохрина написала о бессмертной Малаховке

11 марта , 19:12Культура
Вышла в свет книга Татьяны Хохриной, в которой собраны истории из жизни обитателей знаменитого подмосковного поселка

Эта книга - классический образец мейнстрима, потому что об обычной жизни и обычных людях повествуется не обычным, то есть не примитивным, а выразительным и живым языком, и язык этот помогает проявиться человеческой значительности героев.

Татьяна Сотникова

Окружавшая тебя с детства обычная жизнь предстает неожиданно значительной, когда ты всего лишь пересказываешь ее события, перечисляешь людей, которые ее населяют, просто сообщаешь то, что тебе о них известно. Этот эффект - надо же, как много, оказывается, со мной происходило всего необыкновенного, а ведь казалось, живу себе и живу, ничего особенного! - знаком многим из тех, кто пытался рассказывать о себе письменно. И многим же знакома обратная сторона такого способа повествования: казавшееся в действительности значительным, почему-то предстает в литературе тусклым, важное и неважное оказываются неразличимыми...

Книга Татьяны Хохриной избавлена от всех издержек «простого рассказа о жизни», хотя как раз о жизни, по видимости именно простой, и повествуется в каждой из новелл, составляющих этот толстый том, и герои этих новелл укоренены в самих основах того, что составляет человеческую жизнь вообще. Пространство этой книги напоминает океан, а оттого, что берега его легко просматриваются, глубина воды делается просто-таки головокружительной.

Океан этот правильнее было бы назвать озером - тем самым, которым когда-то славилась подмосковная Малаховка, где и происходит действие книги. Озеро-книга состоит из людей, «понаехавших» в Малаховку после войны и живших здесь в советские годы. Из Гали Рябко, которая всю свою жизнь «на ножах» провела в одном доме с ненавистными Кацнельсонами, чтобы после смерти стать единственной, кто проведывает на поселковом кладбище соседку Рахиль. И из дяди Аркаши, во время фильма «Еще раз про любовь» плакавшего в пристанционном кинотеатре о своей пошедшей наперекосяк жизни. И из Наума Соловейчика, торговавшего керосином в лавке, каждому кусту сирени вокруг которой он дал имя каждого из своих убитых в войну родных. И из «ясновидящей» Брони. И из малаховских стоматологов, неврологов, гастроэнтерологов и прочих драгоценных врачей. Да и из всего здешнего населения, «которое любит и умеет лечиться, носится со своими детьми и старухами как с писаной торбой, все время вслушивается во внутренние процессы и ждет от них такого же подвоха, как и от внешних». Население это в основном еврейское, так как Малаховка советских лет по праву считалась «мечтой оседлости».

В первой части книги Татьяна Хохрина воспроизводит этот исчезнувший мир так, что он становится вровень с миром еврейских местечек, описанных Шолом-Алейхемом. Он так же искрится юмором и наполнен печалью, так же ярок и пронзительно трогателен.

Вторая часть - это история ее родителей и множества людей, с которыми их соединила жизнь. В начале этой части тринадцатилетняя Сонечка возвращается из эвакуации в родной город Сталино и узнает, что вся ее родня до единого человека расстреляна и сброшена в донбасские шахты. Известна могила только двух двоюродных сестер, которых по доносу соседа расстреляли прямо во дворе и закопали у помойной ямы. И надо как-то строить жизнь заново, и невозможно после всего произошедшего делать это на Донбассе, остается только уехать, и она уезжает, и жизнь причудливыми путями приводит ее в Малаховку. Юной Сонечке предстоит еще пройти через унижение послевоенной «борьбы с космополитами» - когда начальник на работе без лишних церемоний заявляет, что она «должна от себя отодвинуть» хорошего русского парня, фронтовика, чтобы жизнь ему не портить, потому что ее вместе со всеми евреями все равно не сегодня-завтра вышлют на Север. И предстоит ей потом услышать гомерический хохот этого парня и его слова: «Повезло тебе, Софка, что я крестьянский сын, а то кто там на Севере тебе дом построит и землю вспашет? Хорошо бы в тайгу сослали, там охота прямо от порога, не то что сейчас я за сто километров на попутках езжу!». И прожить предстоит с этим парнем пятьдесят два года.

«Дом общей свободы» - такой густонаселенный мир, что его художественное пространство могло бы показаться тесным. Если бы не прозрачная повествовательная манера - свидетельство авторской виртуозности. Татьяна Хохрина написала книгу такой чистоты и ясности, что мысль об озерной воде приходит при чтении снова и снова.

И еще одна приходит мне мысль, только наполняет она не радостью, а возмущением. Я совершенно точно знаю, что книга, состоящая из множества новелл, в которых об обычной жизни и обычных людях повествуется не обычным, то есть не примитивным, а выразительным и живым языком, и язык этот помогает проявиться человеческой значительности героев, - это как раз то самое, что необходимо огромному числу читающих людей. А книга, массовость интереса к которой обеспечивается не попсовостью, а драгоценной художественной простотой, - это большая редкость. И вот такая книга появилась - счастье ведь! И что? Где вал рецензий, где рекомендации от тех, кто должен давать навигацию в книжном мире? Вместо этого рекомендуется унылая чушь, никому не понятная не в силу сложности своей, а в силу никчемности. Странно и несправедливо.

Ну а мир Татьяны Хохриной исполнен настоящей справедливости, той самой, которая позволяет видеть в жизни главное. Потому и стоит нырнуть в этот мир, как в чистое озеро созданной автором бессмертной Малаховки.

Татьяна Хохрина. «Дом общей свободы» - М.: Арт Волхонка. 2020

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter