Рус
Eng
На Таганке сыграли Мураками

На Таганке сыграли Мураками

10 августа 2015, 00:00
Культура
АЛЕКСАНДР БЕЛЯЕВ
В наши непростые времена – впрочем, для джаза они всегда дико сложные – появляются хорошие рыночные идеи, которые при том еще и в плане высокого искусства хорошо реализуются. Японец Харуки Мураками – писатель у нас модный, впрочем, его фанатская книжка «Джазовые портреты» не самый, конечно, бестселлер.

«Портреты» – странного жанра литература. Журналистским языком выражаясь, это такой сборник «фанатских отзывов». Мураками – фанат и коллекционер дотошный, как и многие японцы. Говорят, что его коллекция джазового винила насчитывает четыре десятка тысяч экземпляров. В «Портретах», впрочем, живописуются не какие-то там темные закоулки авангардного джаза, а самая что ни на есть классика-обязаловка. То есть книжка в практическом плане довольно полезна. Хотя на русский переведена довольно криво; переводчик Иван Логачев специализируется именно на японской прозе, в том числе того же Мураками. Жаль: как в свое время, 10 лет назад, возник там «саксофон Чета Бейкера», как выпустилось это издательством «Эксмо», так ошибка по Сети и гуляет (трудно поверить, что в японском языке «труба» и «саксофон» омонимы).

Собственно, джаз-фест имени Мураками собрал московских джазменов, джазфанов и совсем уж неожиданных японских туристов (рюкзачки, фотики, все как полагается).

Заявили легенду отечественного джаза Алексея Козлова (на фото). Который, к слову, сам персонаж «джазовой» прозы, правда, не японца, а Василия Аксенова. «Арсенал» Козлова прошелся по репертуару, которым в свое время потрясал стиляжно-хипповскую Москву: Паркера, Телониуса Монка, Орнетт Коулмен...

Пианисту Алексею Подымкину и его группе (Антон Чекуров – альт-саксофон, Юрий Галкин – контрабас, Антон Кузнецов – ударные) достался более поздний, и, если так можно выразиться, попсовый стиль: боп/кул Херби Хенкока. «Мураками, видимо, первый писатель в современной литературе, который уделил так много внимания джазовым персонам, – говорит пианист. – Взгляд у него на них довольно субъективный, на мой вкус. Но, видимо, так оно и должно быть! Мы выбрали музыку из разных творческих периодов Херби, но в основном раннего, 1960 – 1970-е годы». Прозвучали, соответственно, Drifftin, One Finger Snap, Dolphin Dance, Sorcerer, Butterfly, Cantaloupe Island, то есть все хиты, которые даже иногда в попсу проникают – в виде сэмплов.

Пятница стала «днем стиля кул». Очень интересная и тонкая программа-посвящение Биллу Эвансу. За Эванса играл отменный московский пианист с русским и американским образованием (это лучшее сочетание, на такой почве самые крутые ребята произрастают) Алексей Иванников, с тоже матерыми местными: Макар Новиков – контрабас и барабанный гуру Саша Машин. Играли тихо, точно, выверено и романтично. Открыли, правда, композицией Дейва Брубека In Your Own Sweet Way – это уже давно стандарт, а писалась пьеса именно для Билла Эванса. Также хит Эванса Waltz For Debby, Blue in Green, Nardis. Понятный набор, но, как сказал Алексей, «Билл это так никогда не играл!» Тем лучше.

За Чета Бейкера «ответили» пианист Антон Баронин и трубач Владимир Галактионов, некогда игравший в биг-бэнде Бутмана. Баронин, пианист квартета Бутмана, всегда чертовски хорош именно в малых составах и лучше без вокала. У него абсолютно прозрачный, хрустальный звук, нежный и романтичный. То есть он своего рода такой наш Бил Эванс. Жаль, что лейбл Butman Music никак не сподобится сделать Антону сольный альбом – это тот редкий случай, когда блат пошел бы на пользу искусству... А программа с Бейкером – I Fall In Love To Easily, There Will Never Be Another You и так далее (парочка приглашенных юных вокалистов, очень старавшихся). Подборка прекрасна и романтична. Как и все, что связано с Четом Бейкером.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter