Рус
Eng
Сергей Таратута: "Как все в мире хрупко..."

Сергей Таратута: "Как все в мире хрупко..."

10 февраля 2018, 15:01КультураСергей Алиханов, член Союза писателей РФ
В своих стихах поэт словно разговаривает с кем-то во время прогулки в парке. Он обращается к невидимому собеседнику с рассуждением или наставлением в форме уже забытого в Москве жанра - "беседа на прогулке". Неспешная беседа затягивает вас. И вот, вы уже с Сергеем Таратутой гуляете по бульвару и беседуете.

Сергей Таратута родился в Москве в 1957 году. Окончил Театральное училище имени Б. Щукина и Литературный институт имени М. Горького в семинаре Е.М. Винокурова. С 1980 по 1998 годы работал актером Центрального Академического Театра Советской Армии.

Автор стихотворных сборников "Стихотворения", "В чём мне в этой жизни повезло…" , "Марина", "Лирика", "Эпизоды". Стихи печатались в журналах «Новый мир», «Москва», "Октябрь", «Огонек», «Юность», газетах «Известия», «Литературная газета», «Вечерняя Москва», «Московский комсомолец» и др.

Творчество поэта отмечено премиями «Лучшие перья России», Золотым Орденским крестом «За самоотверженный труд на благо Отечества», Серебряной медалью И. А. Бунина - «За вклад в российскую поэзию», Орденами - "Петра Великого", М. В. Ломоносова «За заслуги и большой личный вклад в развитие отечественной культуры и искусства»,

Член Союза писателей России и Академии российской словесности.

Патриаршие пруды, которые выбрал Сергей Таратута для своего очередного Творческого вечера - сокровенное и очень значимое для москвичей и для русской литературы место. Еще Лев Николаевич Толстой зимой водил сюда на каток своих дочерей, а потом в романе «Анна Каренина» Левин ищет свою невесту Кити именно на катке Патриаршего пруда. Здесь же начинается самый читаемый роман ХХ века - «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова : "Однажды весною, в час небывало жаркого заката, в Москве, на Патриарших прудах, появились два гражданина."

У Патриарших прудов снимал эпизоды одного из своих фильмов Евгений Евтушенко.

И вот слайд-шоу Творческого вечера Сергея Таратуры "В Доме на Патриарших", которое - едва его выставил - посмотрели несколько сотен пользователей:

Одна из первых стихотворных подборок Сергея Таратуты вышла в 1979 году в журнале “Юность”, и её одобрил и по-державински “благословил” автора Александр Петрович Межиров, который был и моим учителем.

Приведу несколько бесценных советов-наставлений о поэтическим ремесле, которые Александр Петрович давал, как сейчас стало понятным, всем стихотворцам - на полях черновиков и в записках.

На Творческом вечере прозвучало и трогательное стихотворения Сергея Таратуты об отцовских записках...

"Надо со словами осторожней, святей, не так лихо, скупей", "Читайте "Рифма" Баратынского", "Ты овладел стихом, если слово "овладел" уместно применительно к поэзии.

Теперь - осторожней!!! Теперь старайся разучиться, пиши трудно, опасливо, только в исключительных случаях, по исключительной причине."

Этим советам, безусловно, следует Сергей Таратута.

Вот одно из моих любимых стихотворений поэта:

Им быть все время надо на виду,

Чтоб не забыли завтра, помня нынче

И потому не встретишь в их ряду

Ни Пушкина, на Баха, на да Винчи.

И в Гефсиманском схваченный саду,

Не суетясь, исчез в небесной сини.

А этим быть все время на виду,

Чтоб не забыли завтра, помня ныне.

Глубинная полифоничность смыслов присуща всему творчеству Сергея Таратуты. Написано с сокрушенной интонацией, сквозь которую просвечивает тысячелетняя глубина христианства. И в то же время поэтом дана очень жесткая и безапелляционная оценка примелькавшихся фигур столичной “тусовки”.

Сергей ТАРАТУТА - вечер "В доме на Патриарших"

Беззаветно следующему всем пушкинскому мыслям, мне, признаться, не очень по душе фраза Александра Сергеевича:

“ Воспоминаниями о протекшей юности литература наша далеко вперед не продвинется”.

Литература может двигаться и назад, и куда угодно, и стоять на месте - главное - чтобы она была настоящей.

А слово “вперед” - особенно после ХХ века - попахивает каким-то поздним марксистским душком.

Все те, кто "беззаветно призывал", и "пролагал грудью" потом, по достижении "рубежа", оказывались совершенно профнепригодными к какой-либо общеполезной деятельности.

И может быть, чтобы отстоять свое мнение по поводу детства, отрочества и юности написал свою трилогию тот же Лев Николаевич.

Много стихотворений, посвященных своему трагическому детству, написал и Сергей Таратута, оставшийся без матери в четыре года, и воспитанный своим отцом.

И вот стихи:

***

Часто рубим с плеча,

Говорим наотрез.

Ну, а дней саранча

Жизнь короткую ест.

И сбиваемся с круга.

И живем впопыхах.

И не носим друг друга

на усталых руках.

***

Был я в детстве проездом

Был я в детстве проездом,

Видел молодость мельком.

Все, как в музыке, престо,

Тает все карамелькой…

Час придет оказаться

На неведомом свете.

Русский смысл камикадзе

Есть — божественный ветер!

Мне б свалиться в «начало»

Самолетиком с неба…

Словно прожито мало,

Словно там еще не был.

ДВА СЕРДЦА

За годом год, за эрой эра -

Безостановочный забег.

И наш отсчитывают век

Два сердца, два секундомера.

И мы вдвоём идём куда-то,

А чаще всё-таки бежим

Туда, где финишная дата

Два сердца превращает в дым…

С ПАСТУХАМИ

Гордился я знакомством с пастухами,

Гордился я стреляющим кнутом,

Гордился… и не знал, что вот потом,

Лет через десять вспомню все стихами.

Огромный луг пригрел большое стадо,

Коровы, словно льдины на траве.

Я слушаю рассказ о колдовстве.

И ничего-то больше мне не надо.

Пальнёшь кнутом, как будто из винтовки,

И понеслось, далёко понеслось,

В глухом лесу, быть может, вздрогнет лось,

Что тихо пьёт из речки Колотовки…

***

Плакал космонавт перед полётом,

Обнимал в последний раз коллег.

Чувствовал - случится в небе что-то,

Проиграет небу человек.

За поломкой следует поломка,

Замолчит растерянно Земля.

И она, Вселенной нашей кромка,

Не поможет всё начать с нуля…

Через миг запутаются стропы,

Упадёт земной метеорит…

И на миг деревьев стихнет ропот,

И звезда с звездой заговорит.

РИФЫ

Я слышал, что теряют цвет кораллы,

Когда их вынимают из воды,

Когда их вынимают из среды,

Которая кораллы воспитала.

Глядит им вслед обиженное море,

Беспомощным бывает и оно.

Но ненадолго опустеет дно,

Молитесь все, накликавшие горе!

Мстят кораблям коралловые рифы,

Распарывая днища пополам.

И корабли лежат на дне, как хлам,

А рифы продолжают жить, как мифы.

Мелькают там диковинные рыбки,

Спешит куда-то одинокий краб…

Силён сегодня человек. И слаб.

И очень часто платит за ошибки.

ВОЛКИ

Я никого не бил в лицо.

Не рвал наручников обиды.

И в окруженьи подлецов

Стоял, как бык в разгар корриды…

Я видел фильм: отстрел волков

Производился с вертолета.

(Теперь прошла пора флажков —

Прогресс с волками сводит счеты.)

Я был тогда на стороне

Зверей убитых сверху в спину,

И одного хотелось мне —

Того стрелка на землю скинуть…

***

Свою фамилию и имя

Цените выше всех наград.

Хотя наградам каждый рад,

И жить, конечно,легче с ними.

А если станете гонимей,

Чем сам Христос, то и тогда

Не продавайте никогда

Свои фамилию и имя!

И с этими двумя словами

Вам не страшны гроза и мрак,

И радуга, как добрый знак,

Украсит небеса над вами!

***

Как жить сегодня на Руси,

Чтоб к вене не приладить бритву?

И повторяешь, как молитву:

Не жди, не бойся, не проси.

И помогает? Вроде, да —

Просвет какой-то впереди…

Фонарь? Костер? Пожар? Звезда?

Не бойся. Не проси. Не жди!

***

К грузу прирастают плечи,

Сбросить хоть бы грамм один…

Говорят, что время лечит.

Нет, оно — новокаин…

Обезболит и приглушит

Грусть накопленных утрат,

И тому, что не бездушен,

Ты и сам давно не рад.

Проще было бы и легче,

Плакать не было б причин.

Был бы весел и беспечен…

Говорят, что время лечит,

Нет, оно — новокаин…

ОТЦА ЗАПИСКИ

Руководили мной записки.

Когда из школы приходил.

Я в холодильнике на миске

Клочок бумаги находил.

Там говорилось, что в кастрюле,

И как мне что разогревать.

Года летели словно пули,

Не собираясь убивать…

Прочтя, выбраывал всегда я

Записки те, и грел еду,

И ел, ни капли не страдая,

Что никогда их не найду…

Стою на кухне, как в пустыне,

Вскипает что-то на плите,

И превращаются в святыни

Записки те, записки те…

***

Если б ожил сегодня Ван Гог,

Он бы многим, наверно, помог.

Мир, его многолетний задолжник,

Поделился б, наверное, с ним.

И, наверно великий художник

Эти деньги раздал молодым,

Начинающим, тем, кто в начале

Неширокой, короткой стези.

И пока их душа не отчалит,

Их шедеврам валяться в грязи.

Умер он и забытым, и нищим,

Зачастую живя на сантим…

Словно верил, что время отыщет

И поступит по совести с ним!

***

На судьбу и везенье роптать не изволь,

Появляясь на свет по закону природы.

Назначается каждый на главную роль,

А она разбивается на эпизоды.

Ненасытно-бесшумная времени моль

Проедает насквозь быстротечные годы…

Назначается каждый на главную роль.

А она разлетается на эпизоды.

Ни сюда,ни отсюда не нужен пароль,

Правда жизни ломает все шифры и коды…

Назначается каждый на главную роль,

А она разрывается на эпизоды.

***

Жизнь впереди уже не вся.

И старость где-то по соседству.

И по былому колеся,

Ты добираешься до детства.

Ты снова этой встрече рад,

Она и в запахах, и в цвете…

И так не хочется назад

Из тех краев, где все мы дети!..

***

Что поделать, но здесь не окажешься дважды,

На глазах в небесах растворилась родня.

И бушующий мир не исчезнет однажды,

Просто в нем, в этом мире, не станет меня…

Не исчезнет весна — ей вытаскивать лето,

Или ночь — ей готовить рождение дня.

Ничего не уйдет, все останется это,

Просто в нем, в этом мире, не станет меня…

Не исчезнут дожди или солнце июля,

Да и толпы в час пик, да и дней беготня,

Да и время, что мчится со скоростью пули,

Просто в нем, в этом мире, не станет меня…

***

Мама умещается в кассете.

Голос и тревожен, и глубок…

Будто знала, что не жить на свете,

Будто знала, что заждался Бог.

Голос цепко держится за пленку.

Прокручу все записи опять,

Чтобы сквозь «Фабричную девчонку»

И сквозь «Барабанщицу» узнать

Очень рано умершую мать…

***

Есть болезнь такая — одиночество.

От нее, конечно, не помрешь.

Нет лекарств, да и хирурга нож,

Чтоб спасти больного, не заточится.

Телефон не сломан. Просто мистика…

Ты один и летом, и зимой.

В каждой кроне место есть для листика

С необыкновенною каймой!

***

За пустырем открытость леса,

И птиц встревоженных пролет.

К концу, к концу подходит пьеса,

Названье этой пьесы — год.

Переизбыток декораций,

Героев, актов и картин.

Не перескажешь пьесу вкратце,

Как не вернешь летящий клин.

Полоска превратится в точку,

Придет под занавес мороз,

Чтобы собой продлить цепочку…

Чтоб милый грохот первых гроз

Однажды вскрыл за почкой почку!

Каждый день, на службу не спеша,

Буквы переделываешь в ноты.

Лист бумаги, ручка и душа —

Все, что нужно для твоей работы.

Повезло тебе, не повезло,

До сих пор не разобрался толком.

Но себя не чувствуешь осколком,

Если вдохновение пришло.

А оно то оттепель, то вьюга,

Если мир — подобие зимы…

Так идем вдвоем по миру мы,

Два случайно встретившихся друга!

ДВА СЛОВА

И в той, и в этой - чувство долга,

Той надо петь, а этой - течь...

Два слова Иволга и Волга.

Как ты красива, наша речь!

ГРАЧИ

Я появлялся там с грачами,

Низ Москвы, а птицы - с юга.

И с их развязными речами

вставала на ноги округа.

Они брели за тракторами,

Ныряя в борозды.Дымилась

Изнанка поля. Под парами

Другое рядом с ним томилось.

Потом птенцы из гнезд взлетали

И землю клювами колоди,

И оперение цвета стали

Переплавлялось в цвета смоли.

...Сентябрь кончался, Всё пустело

И неуютным становилось.

Листвы безжизненное тело

Давно сдалось ветрам на милость.

И наступает день разлуки...

Летят грачи с картавым играем.

Они мне - крылья, я им - руки

Вослед друг другу простираем.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter