Рус
Eng
Порождения хаоса

Порождения хаоса

9 февраля 2015, 00:00
Культура
Светлана РУХЛЯ, Санкт-Петербург
В рамках празднования 250-летия Эрмитажа и перекрестного Года культуры Великобритании и России в Главном штабе Эрмитажа проходит выставка «Фрэнсис Бэкон и наследие прошлого». На экспозиции представлены тринадцать работ Бэкона из собрания Центра изобразительных искусств Сейнсбери, а также произведения живописи из галере

Экспонаты из собрания Эрмитажа – от образцов египетского и греко-римского искусства до созданий Веласкеса, Рембрандта, Матисса, Микеланджело, Родена, Пикассо – призваны проиллюстрировать источники вдохновения художника, многократно переосмысленные и интерпретированные в его творчестве. Прибывшие из галереи Хью-Лейн, где находятся после передачи наследниками мастера, материалы из художественной мастерской Бэкона приоткрывают внутренний мир одного из крупнейших творцов XX столетия, декларировавшего, что все его образы «рождены из хаоса».

Он родился в Дублине, принадлежал к старинному обедневшему роду, отличался слабым здоровьем, не находил общего языка с отцом и вынужден был покинуть родительский дом в семнадцатилетнем возрасте. «Выпорхнув» в большой мир, Бэкон оказался сначала в Берлине, потом в Париже, где окунулся в череду обстоятельств, окончательно утвердивших его желание стать художником. В берлинских кинотеатрах на него «обрушились» экспрессионистские шедевры немецкого режиссера Фрица Ланга с утопающими во мраке освещенными человеческими фигурами и величественная мощь творений Сергея Эйзенштейна. К последнему, по собственным утверждениям Бэкона, он так и не смог приблизиться в изобразительном решении человеческого крика, несмотря на множество растянувшихся на годы экспериментов. Именно под впечатлением от пронзительной сцены на Потемкинской лестнице из немой картины «Броненосец «Потемкин»», написан и представленный на выставке этюд 1952 года «Голова кричащего папы».

В Париже Бэкон попадает в галерею Пола Розенберга, демонстрирующую в тот момент рисунки Пабло Пикассо, а также знакомится с сюрреалистическим «Андалузским псом» Сальвадора Дали и Луиса Бунюэля. Под «знаком» сюрреализма будут выполнены и первые работы самого художника. Впрочем, организаторам Международной выставки сюрреалистов в лондонской галерее Берлингтон Гелериз (1936) произведения Бэкона показались не слишком состоятельными (читай: сюрреалистичными). и ему пришлось довольствоваться положением зрителя.

Бэкону не довелось получить профессионального и упорядоченного художественного образования, и своими наставниками он считал Микеланджело, Рембрандта, Тициана, Энгра и Веласкеса. Что делает закономерным присутствие в нынешней экспозиции «Портрета папы Иннокентия Х» кисти Диего Веласкеса из коллекции лорда Дуро, в том числе и потому, что образ Папы Римского, запечатленный величайшим представителем «золотого века» испанской живописи, дал толчок к написанию ряда работ самого Бэкона.

…Лишенные гармоничных очертаний, деформированные и оптически искаженные персонажи Бэкона отображают не только его внутреннюю сущность, но и являются, несмотря на выпирающую противоестественность и ирреальность, слепком с реальности, вместившей в себя две мировые войны и бессчетное количество не внушающих оптимизма событий личного и общественного характера. Даром, что и сам Бэкон считал себя реалистом, ибо, по его твердому убеждению, ничто не способно быть «ужаснее, чем сама жизнь».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter