Рус
Eng
В назидание нашим: как английская интеллигенция спасла лондонскую архитектуру

В назидание нашим: как английская интеллигенция спасла лондонскую архитектуру

7 октября , 14:27Культура
В 1960-х годах английское правительство собиралось снести весь центр Лондона, чтобы построить там некий «английский Сталинград», из бетона и стекла, однако вмешательство интеллигенции остановило этот процесс.

Легендарный британский радиоведущий Сева Новгородцев опубликовал очень познавательный пост о том, как английская интеллигенция встала на защиту английского архитектурного наследия и победила, хотя и с потерями:

«Иногда мне кажется что в обществе нет никаких классов — пролетариат, крестьянство, буржуазия, аристократия, — а есть просто люди у которых вкусы — пролетарские, крестьянские, буржуазные или аристократические. Вкусы человека, его эстетика определяют положение среди других людей. Пролетарий, который слушает Майлса Дэвиса и читает Бродского, для меня — не пролетарий, а дворянский отпрыск, который обожает эстрадную попсу — не дворянин.

Именно поэтому я так расстраиваюсь, приезжая в Россию. В машинах звучит приблатненный шансон, а мимо проносятся новостройки такой же архитектуры. Нынче модно ругать Отечество, и я не — не исключение. Только отечество мое — не Россия, откуда я отъехал без гражданства, а Британия, которая приняла и подарила паспорт. Поэтому буду ругать Британию.

«Англия, —говорят приезжие россияне с придыханием, — это уважение традиций». Черта с два. И это мягко сказано. Английское правительство 60-х годов собиралось снести весь центр Лондона и построить наш английский Сталинград, из бетона и стекла. Под демонтаж шли классические здания Министерства Иностранных Дел, Казначейства, рынок Ковент Гарден, вокзалы Св Панкратия, Паддингтон и Виктория. Подобное же планировалось и для других городов.

Интеллигенция, то есть, по нашему правилу, группа людей с определенными вкусами, пошли в смертный бой. Нынче, у реставрированного вокзала Св Панкратия стоит памятник поэту Джону Бетчемэну. Он, конечно, вполне заслужил памятник как поэт, но поставили его совсем по другой причине. Джон Бетчемэн спас вокзал, как выдающийся памятник викторианской архитектуры. Разрушители успели только сшибить вокзальные часы, вещь тоже неповторимая. В смысле, повторить ее нельзя.

Боевой интеллигенции удалось отстоять немало, но и потери были большие. Великолепное здание Угольной биржы и Банк Беринга в Сити, Имперский институт в Кенсингтоне, красивейшая Центральная библиотека в Бирмингеме, великолепные здания Итон и Трентам Холл.

В 1974 году музей Виктории и Альберта устроил выставку «Уничтожение Английских поместий». Она произвела впечатление, заставила задуматься, утихомирила пыл бульдозеристов.

За бульдозерами стояли мощные организации — Королевский институт архитекторов, финансовое лобби. Разломать «устаревшее», и «не представляющее художественной ценности» здание вело к большим выгодным заказам на «прогрессивные» здания из стали и стекла, которых сейчас в Лондоне немало. Я бы сказал, вполне достаточно.

Архитектура воспитывает вкус тех, кто в ней живет. Дети стали и стекла будут защищать то, к чему привыкли, что им кажется красивым и функциональным. Допускаю, что интеллигенция, отстаивавшая викторианское наследие в лондонской архитектуре тоже сражалась за то, в чем она выросла.

За последние 400 лет требования к архитектуре менялись. В начале главным была красота, гармония, баланс. В конце стало — функциональность, дешевизна, быстрота постройки.

Конечно, ничего в этом дурного нет, но о красоте, гармонии и балансе забывать ни в коем случае нельзя. А то народ весь поголовно станет слушать шансон.

Тогда стране — конец.

На фото антикварная открытка с видом Имперского института в Кенсингтоне. Ныне не существует...»

Stories:
Былое
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter