Рус
Eng

Режиссер Алвис Херманис

Режиссер Алвис Херманис

7 октября 2010, 00:00
Культура
ВЕРА СЕНЬКИНА
Алвис Херманис – один из самых известных режиссеров Латвии – сейчас много работает за рубежом. В Москве его постановка «Рассказов Шукшина» в Театре наций получила несколько «Золотых масок», а каждый приезд возглавляемого им Нового Рижского театра становится событием. В этот раз на фестиваль «Сезон Станиславского» Алви

– Ваш новый спектакль «Вечеринка на кладбище» построен на документальной основе, на реальных историях ваших соотечественников… Как он вписывается в общий контекст работ вашего театра?

– «Вечеринкой на кладбище» я закрываю свой латышский цикл – цикл спектаклей, посвященных Латвии и латышам. Московскому зрителю известны «Долгая жизнь» и «Звук тишины». Однако этих спектаклей значительно больше: «Латышская любовь», «Дедушка», «Марта с голубой горы», «Черное молоко», «Зиедонис и вселенная». Все они связаны темой латышской идентичности, поисками национальной идентичности. В них была попытка справиться с клише и стереотипами, желание посмотреть на себя, свою историю, народ правдиво, без идеализации и романтики.

– Я правильно понимаю, что в основу «Вечеринки на кладбище» легла латышская традиция прощания с умершими родственниками – кладбищенские празднования?

– Да, у латышей есть даже особый культ кладбища, на нем собирается вся родня. Латыши верят, что жизнь со смертью не кончается, и провожают умерших с легкостью, с музыкой. Эта традиция перекликается со знаменитым днем поминовения мексиканцев. Мне хотелось избежать печальных нот, здесь скорее трагикомическая атмосфера. В «Вечеринке» актеры рассказывают реальные истории своих семей. Фотограф Мартинс Граудс специально сделал серию фотографий реальных кладбищенских празднований. В последнее время он практически жил на кладбище. Эти фотографии комментируют актеры и музыка. Кстати, что-то близкое латышской традиции я заметил в Вене. Вена эстетизирует смерть, любуется ею, у них также есть свой культ кладбища.

– Верно ли, что одна из ваших главных тем – ностальгия по утраченному коллективному счастью – получает в «Вечеринке» новое звучание: связь, общность по иронии судьбы возможны именно на кладбище.

– Вы знаете, это неожиданная и интересная мысль. Я не думал об этом, но вы правы.

– А почему не думали?

– Потому что сейчас у меня довольно много планов. На данный момент в мюнхенском Каммершпиле я ставлю «Зов предков» по Джеку Лондону. На самом деле это произведение – лишь толчок, формальность. Спектакль будет про одиночество. Я часто бываю в Мюнхене, останавливаюсь здесь надолго. Наблюдая за людьми, отметил, что в этом городе очень много одиноких. И у большинства из них есть собаки. И вот мне захотелось поставить спектакль про таких одиноких людей, которые живут с собаками.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter