Рус
Eng
Актер Игорь Скляр

Актер Игорь Скляр

7 сентября 2012, 00:00
Культура
АНЖЕЛИКА ЗАОЗЕРСКАЯ
В Минске под руководством режиссера Дмитрия Иосифова начались съемки восьмисерийного телевизионного фильма «Бегущая строка». В одной из главных ролей снимается актер Игорь Скляр, играющий советского режиссера. Его партнерши по этой картине одни из самых красивых и талантливых российских актрис – Мария Шукшина и Алена Б

– Режиссер фильма «Бегущая строка» Дмитрий Иосифов признался мне, что вы играете великолепно, со знанием характера своего персонажа. Расскажите о новом герое.

– Играю режиссера советской эпохи, дело происходит в 60-е – 70-е годы. Мой герой – человек и художник с твердыми убеждениями, принципами, понятиями о чести, которым он не хочет изменять. Он антипод другому режиссеру, который многим напомнит Ивана Пырьева, шедшего на компромиссы с властью, и на очень серьезные компромиссы.

– В своей жизни вы встречали среди режиссеров таких «крепких орешков», как ваш герой?

– Конечно. Думаю, что таким был Андрей Тарковский. Когда смотрю его фильмы, то каждый раз думаю: «Вот с такими режиссерами интересно работать. Так существовать в кинематографе, как, например, Анатолий Солоницын – это дорогого стоит». Мне посчастливилось работать с Семеном Арановичем в фильме «Год Собаки», и могу сказать, что он никогда не изменял своим убеждениям. Аранович снял такие знаменитые картины, как «Рафферти», «Торпедоносцы». К сожалению, ровно через год после выхода картины «Год Собаки» Семена Давидовича не стало. Так я нашел и, увы, очень быстро потерял своего режиссера.

– Роль Сергея в фильме «Год Собаки» принесла вам на кинофестивале «Кинотавр» награду за «Лучшую мужскую роль». Статуэтку храните?

– Не я один был отмечен на «Кинотавре» как исполнитель лучшей мужской роли, но и Владимир Машков за роль в фильме «Лимита» Дениса Евстигнеева. А статуэтка моя повредилась еще в самолете, на котором я летел из Сочи после «Кинотавра» в родной Петербург.

Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА АКТЕРА

– В среде кинематографистов вас считают человеком со сложным характером. Обвиняют вас в упрямстве, непокорности?

– Во всем, что касается работы, я не капризен. Если берусь за роль, то занимаюсь только ролью. Когда интересная работа, я готов терпеть любые бытовые трудности. Можно назвать меня даже аскетом на съемочной площадке.

– Вы живете в городе на Неве с 19 лет. В Петербурге ваш дом, семья… А питерский зритель относится к вам с бОльшим уважением, пиететом, чем, скажем, московский?

– Питерским достоянием себя не считаю, но то, что в других городах, в провинции ко мне относятся как к чему-то необыкновенному, здесь этого нет. По крайней мере у жителей Санкт-Петербурга при виде меня глаза сильно не округляются. Может, от того, что я часто брожу по улицам, захожу в магазины… Мне больше по душе именно спокойное восприятие окружающих, чем крики, показывание пальцем, истеричное обожание. Когда серьезно занимаешься делом, то твоя натура не воспринимает эмоциональных всплесков типа «Вон, смотри, смотри, «старый рояль» пошел», как это нередко происходит в связи с моим появлением в других местах России. Когда человек вдумчиво относится к своему делу, а я отношусь именно так, то шумиха, излишнее внимание, поклонение ему ни к чему. По КПД Питер один из самых творческих городов России. Юра Шевчук – наш человек. Мариинский оперный театр опять-таки в Санкт-Петербурге. Хотя в Москве много своих достоинств, но они совсем другого рода. Москва мне очень много дала, особенно в кинематографе...

– Вы больше 20 лет служили в Малом драматическом театре – театре Европы» у своего учителя Льва Додина. Но ушли, как говорится, по собственному желанию. Из уст кино- и театральных критиков можно услышать сожаление: «Из Игоря Скляра с его задатками мог бы получиться очень большой актер, а ему, видимо, чего-то не хватило, что-то он упустил». Наверняка вы и сами задумывались о том, что могли бы сделать гораздо больше…

– Планка, взятая в юности, была высокой, и с этим трудно поспорить. Запущенная петарда тоже яркая, но горит всего три секунды. Что лучше, как правильнее? Спорный вопрос: ярко гореть пять секунд, как в песне Андрея Макаревича «Костер», или гореть не очень ярко, но долго. Впрочем, я об этом не задумывался. Мне просто интересно заниматься тем, чем я занимаюсь. Даже самый успешный человек про себя знает, что сделал он далеко не все, что мог бы. Реализовать себя до конца – значит, достичь гармонии. Как известно, на этой Земле вряд ли кому это удается. Стремиться к совершенству можно и нужно, и ставить высокие планки необходимо, но итог известен будет только на небесах…

– Мало кому из художников, артистов, писателей удавалось организовать свою жизнь, включая бытовую сторону. У вас же в этом плане все в порядке?

– Точно знаю, что я не гений, не человек «не от мира сего». Я – от мира сего, земной, нормальный. Кроме своей профессии, которую люблю и которой очень дорожу, трезво осознаю, что пока существуют деньги, их надо зарабатывать. Если завел семью, ее надо обеспечивать.

– Чем занимается ваш сын Василий?

– Уже третий год учится на актерском факультете того же театрального института, который окончили мы с Наташей – мамой Васи (жена Игоря Скляра – актриса Малого драматического театра Европы Наталья Акимова. – «НИ»). Правда, до этого Вася успел поучиться два года на факультете философии Санкт-Петербургского университета, но понял, что «актера в нем больше, чем философа».

– Игорь Борисович, в актерском кругу вас называют философом за то, что вы все время с книгой в руках и мыслите, так сказать, не по-актерски.

– Философия мне нужна прежде всего как человеку. А чем я при этом занимаюсь, зарабатывая деньги на жизнь, не имеет значения. Трудно представить homo sapiens, который не пытался бы размышлять о жизни, ее смысле, о том, что с ним будет дальше. Даже вопрос «Куда потратить 100 рублей?» в основе своей – философский.

– В фильме «Бегущая строка» с вами играют самые красивые актрисы нашего кино – Мария Шукшина, Алена Бабенко. Женская красота вас вдохновляет в работе?

– Когда я поступал в театральный вуз, то читал отрывок из Василия Шукшина. Василий Макарович – один из моих самых любимых авторов. Когда на съемочной площадке фильма «Бегушая строка» была его дочь – Мария Шукшина, и такая красивая, настоящая, тонкая, талантливая, то я просто замирал. С Марией у нас мало общих сцен, а так бы я забывал слова своей роли...

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter