Рус
Eng

Попутчик революции

Попутчик революции
Новость

6 октября 2015, 00:00
В Институте мировой литературы РАН и Московском педагогическом университете завершилась конференция «Русская литература XX века и революция 1917 года», приуроченная к 120-летию со дня рождения писателя Всеволода Иванова.

На конференцию приехали исследователи его творчества из России и зарубежья, в том числе и его сын – филолог, академик РАН, профессор Калифорнийского университета Вячеслав Иванов.

Одной из ключевых тем конференции стал вопрос об отражении революционных событий в творчестве Иванова. «Судя по тем письмам отца, которые я читал, с годами у него выработалось несколько ироничное отношение к собственному восприятию смены власти. Начало революции он воспринял с энтузиазмом. Но в последующие годы его отношение к происходящему менялось», – рассказал Вячеслав Иванов.

По словам внучки писателя, филолога и исследователя его творчества Елены Папковой, в марте 1917 года 22-летний Иванов был еще политически безграмотным: долго выбирал между меньшевиками и эсерами и в конечном счете вступил сразу в обе партии. Слава певца или «попутчика революции» (так Иванова называл Троцкий) пришла к нему после публикации в 1922 году повести «Бронепоезд 14-69». Произведение, в котором дальневосточные партизаны захватывают белогвардейский бронепоезд, получило одобрение высшего руководства. Однако, как считает Папкова, никто так и не понял одну из основных идей произведения. Иванов не ставил перед собой задачу противопоставить «красных» и «белых»: «В повести «Бронепоезд 14-69», как и в других произведениях Иванова 1920-х годов, подчеркивается общая мечта всех воюющих крестьян – вернуться домой, на землю. Он изображает их тоску, непонимание, непреходящее сомнение в правильности того пути, по которому ведут страну различные правительства. Все в равной степени достойны сострадания». Однобоко восприняли и одноименную пьесу, премьера которой состоялась в 1927 году во МХАТе и впоследствии ставившуюся едва ли не во всех советских театрах. В текст пьесы бесконечно вносились поправки, несколько раз переписывался финал. Многие обвиняли Иванова в симпатии к белогвардейцам – мол, слишком «чистенькими» и «обаятельными» он их изобразил. Ничего не изменилось и спустя несколько десятилетий. «Эта пьеса не давала покоя руководителям театров вплоть до последних месяцев жизни писателя, – рассказала Папкова. – В дневниковой записи, датированной апрелем 1963 года, Иванов пишет: «Удивительно, сейчас пьесу не понимают даже больше, чем 35 лет назад».

Наталья Полтавцева, филолог и культуролог, доцент РГГУ, считает Иванова «глубинным антропологом, который был озадачен природой русского человека». В своем докладе Полтавцева сравнила два романа – «Кремль» и «У», написанные Ивановым в конце 1920 –начале 1930-х годов, но опубликованные только спустя полвека. По мысли исследователя, в этих романах писатель изображает трагедию человека, который проходит через навязанные ему социальные изменения. Вводя в оба произведения утопическое начало «как механизм проверки человека и общества на прочность», Иванов приходит к выводу, что невозможно изменить мир с помощью навязанной идеологии или внедрения технологий. Изменения, которые происходят с героями, по сути, не изменения, а вариации одного и того же. «Писатель показывает, что искусственным образом переделать мир нельзя, это обязательно приведет к катастрофе», – пояснила Полтавцева.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter