Рус
Eng
Страхи нашего городка

Страхи нашего городка

6 сентября 2012, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
В Мультимедиа Арт Музее (ММАМ) открылся проект «Время «Ч» Гриши Брускина – одного из самых известных художников перестроечных времен. Наш бывший соотечественник, живущий за границей, представил личную версию понятия «враг». Как выясняется, в своих внутренних и внешних страхах мы недалеко ушли от Босха и сталинских лаге

Нравится это господину Брускину или нет, но всякий раз, когда его представляют почтенной публике, вспоминают ценовой рекорд в миллион долларов, который установил его «Фундаментальный лексикон» на аукционе «Сотбис» в 1988 году. Цифра оказалась столь же фатальной для художника, как какой-нибудь стародавний хит для «певца одной песни». Все новое затмевает миллионное сияние «Лексикона». Комментарий каждого следующего проекта Гриши Брускина сопровождается неусыпным сравнением с перестроечным прорывом. Он стал художником, благополучно похоронившим советские мифы (поставившим им мини-памятники – скульптурки «Лексикона») и одновременно открывшим новую эру – арт-рынок.

Вот и сейчас директор ММАМ Ольга Свиблова не преминула написать во введении ко «Времени «Ч» об аукционной сенсации «не только в России, где рынок вообще отсутствовал, но и за границей». Впрочем, она тут же уничтожила пафос восхищения гением рынка, устроив вернисаж Брускина одновременно с презентацией гламурных фото прима-балерины Дианы Вишневой. Светская тусовка, само собой, спешила на свет рампы, чтобы сравнить формы на снимках с живой героиней. Тем же, кто заходил за гардины, закрывающие зал со «Временем «Ч», приходилось срочно перестраивать фокус и выдержку. Здесь было явно не до танцев.

Если верить все той же аннотации, идея проекта родилась у Ольги Свибловой на волне глобального кризиса и почти апокалипсических страхов 2000-х Она решила предложить современным художникам подумать над «Образом врага». Ведь этот образ всякий раз возникает в критические моменты истории, когда на кого-то нужно взвалить вину за неудачи и несчастья.

Гриша Брускин задумался всерьез, воспаряя мыслью в абстрактные дали и опускаясь в психические глубины. Визуальным толчком к созданию нового собрания объектов под грифом «враг» послужили советские плакаты по гражданской обороне. Такие часто висели в школьных кабинетах: инструкции по надеванию противогаза, по укрытию от взрыва, по оказанию первой помощи и по химзащите. В итоге возникала многосоставная инсталляция из сотни белых скульптур, где каждый элемент имеет свое философское и поэтическое объяснение, а все вместе передают постоянный страх и тревогу, безысходность и бессердечие.

Директор ММАМ Ольга Свиблова любит контрасты: одновременно с фантасмагорическим Брускиным открыла гламурную выставку фотографий Вишневой.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА

Зрителям предлагается нечто вроде театра объектов. Белые скульптуры расположены в темном зале так, чтобы создавалось впечатление немой мизансцены. Все виденное можно считать и черно-белой картиной в 3D. И первое, что приходит на память искушенному (и не только) созерцателю, – знаменитые макабры и фантасмагорические видения Босха. Мы словно входим внутрь босховских «Слепых» или «Поговорок»: только вместо нидерландских крестьян здесь – убийцы и надсмотрщики, люди в противогазах, всадники, беженцы и нищие, мыши и тощие собаки. К инсталляции прилагается книжечка с подробным описанием каждого элемента: мышь олицетворяет время, человек в противогазе – опасность (лица не видно, а значит, не понять и намерений), тощие собаки – символ смерти и голода. Вся мозаика складывается в довольно депрессивный круг мироздания, где человеку с нормальной физикой и психикой просто не выжить.

Приходится, однако, заметить, что в отличие от других проектов Гриши Брускина «Время «Ч» лишено свойственной этому художнику ясности и целостности. Одни образы идут от аллюзий на старинную живопись (например, «Пляски смерти»), другие (куклы-шахиды, террористы) навеяны сегодняшними масс-медиа, что-то – из детства, что-то – от взрослых раздумий. «Чрезвычайное положение» тут возникает не только из-за постоянной опасности, подстерегающей воображаемого героя, но и просто из-за того, что мир культуры, сама цивилизация разлетелась на нестыкуемые куски. И как ни мечтали поколения о глобальном языке (едином лексиконе), как ни чаяли его на заре 2000-х в единой Европе (без границ и так далее), но коли главный арт-специалист по словарю не может привести к единообразию собственные лексемы, что уж говорить про человечество...

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter