Рус
Eng
Возвращение

Возвращение

6 сентября 2005, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
В минувшие выходные мэр Москвы возобновил спор о перераспределении федеральных и муниципальных памятников культуры. На вручении знаков «Почетный гражданин города» Юрий Лужков вдруг сделал сенсационное заявление. Он напомнил, что Третьяковская галерея была подарена городу и поэтому должна быть вновь из-под власти федера

В поздравительной речи, обращенной к гендиректору Домостроительного комбината №1 Владимиру Копелеву, Юрий Лужков перечислил тех замечательных людей, которым уже присвоили звание «Почетного гражданина». На память мэра неожиданно пришло имя Павла Михайловича Третьякова. Третьяков был назван сразу после хирурга Пирогова, а вслед за ним уже шли купцы Бахрушины, как известно, немало потрудившиеся на театральной ниве. Так никто и не обратил бы внимания на эту протокольную речь, если бы после фамилии основателя галереи не последовал эмоциональный пассаж: «Павел Михайлович Третьяков – человек, который является создателем Третьяковской галереи, подаривший городу Третьяковскую галерею, которая, я думаю, должна быть возвращена городу по праву и по совести». Таким образом, Юрий Михайлович вновь решил упрекнуть федеральные власти в узурпации культурных ценностей.

Какое отношение к Третьяковской галерее имеют комбинат №1 и его директор? На первый взгляд – никакого. На самом деле в голове мэра между строительным комплексом и музеем очень тесная связь. И чем ближе подходят юбилейные торжества галереи, отмечающей в следующем году свое 150-летие, тем эта умозрительная связь крепче.

Дело в том, что не в последнюю очередь стараниями Лужкова Третьяковская галерея закончила ремонт основного здания в Лаврушинском переулке в 1994–1995 годах. Деньги из федерального бюджета просто не покрывали расходы, возникшие по мере реконструкции: нужны были новые коммуникации, новые охранные системы, новые тротуары – за все это платил мэр из московского кармана. Москва вынуждена помогать и поддерживать такие статусные учреждения, как Третьяковка, но не может повлиять на их политику и доходы.

Еще более грандиозные работы с помощью столичной власти в галерее предполагалось завершить к 2006 году: на Кадашевской набережной предполагалось построить новый корпус, открыть еще несколько служебных объектов и начать реконструкцию филиала на Крымском Валу. Ничего этого, говорят в дирекции музея, на федеральный бюджет не сделаешь. На юбилей галереи правительством РФ выделена лишь треть от обещанных денег (вместо 300 млн. рублей – 100). Этого едва хватит, чтобы провести запланированные выставки (часть проектов в срочном порядке пришлось перевести в категорию «при наличии средств»).

В Отделе музеев Министерства культуры РФ вообще отказываются как-либо комментировать высказывание мэра. В разговоре с обозревателем «Новых Известий» сотрудник отдела назвал претензии мэра «абсурдными и риторическими». По версии министерских работников, «перевод Третьяковской галереи под власть города можно сравнить с переездом Большого театра в Урюпинск». Иными словами, федеральный статус одного из главных музеев неоспорим. К тому же у противников передачи памятников Москве есть свои резоны – у всех на глазах постоянные проблемы Москвы с охраной памятников – господам из строительного комплекса куда как легче снести старое здание и построить новодел (благо, темпы рекордные), чем заниматься сложной реставрацией.

Впрочем, относительно Третьяковской галереи у мэра претензии не только экономического, но и морального порядка. Ведь Юрий Лужков заявил о праве Москвы не только на здание, но и на коллекцию. Он вспомнил о «подарке» Третьякова: в 1892 году Павел Третьяков передал свою коллекцию именно городу, и лишь в 1918-м собрание было национализировано.

Этот щепетильный момент – нужно ли возвращать городу то, что ему было подарено, – «Новым Известиям» взялась прокомментировать заместитель директора Третьяковки Лидия Иовлева: «Действительно, Третьяков подарил свою коллекцию Москве. Но по-другому и не могло быть: не мог же купец третьей гильдии запросто вручить свой дар императору и империи. Правда, император Александр вскоре посетил открытый музей и основал свой в Петербурге (теперь это Русский музей). К тому же тогда просто не существовало разделения на городские или федеральные власти. Потомственный москвич Третьяков дарил коллекцию народу, а не чиновникам.

За те годы, что существует галерея, она не только на бумаге, но и на деле поменяла свой статус: Третьяков отдал городу около 2 тысяч картин. Теперь у нас более 140 тысяч единиц хранения. То же самое с выставочным зданием – от прежней галереи семьи Третьяковых остался только фасад, все остальное построено на государственные деньги. Мы, конечно, очень благодарны московской власти за постоянную помощь, но делить музеи – то же самое, что делить страну. Никому лучше от этого не будет».

Заявление московского мэра по своей сути сильно напоминает то, что пытались делать музейные сепаратисты после развала СНГ: вернуть ценности прежним владельцам (Шапку Мономаха – Украине, армянские рукописи – Еревану). Тогда на все эти взаимные претензии был наложен мораторий. Кроме того, следуя подобной «разделительной» логике, Москве нужно возвратить и коллекцию Петра Щукина, которая составила основу Исторического музея, и добрую половину картин коллекции Ивана Щукина (особенно импрессионистов) из Пушкинского музея, и еще сотни музейных ценностей, подаренных купцами российской столице в надежде на то, что они будут принадлежать всей России. В этом случае начнутся бои уже не за исторические здания, а за отдельные экспонаты.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter