Рус
Eng
Передают палочку

Передают палочку

6 марта 2015, 00:00
Культура
СЕРГЕЙ ЛАВИНОВ
Десятилетия, если не столетия, женщины находились на обочине в мире классической музыки. И это еще мягко говоря. Однако сейчас дело сдвинулось с мертвой точки, и женщины все больше отвоевывают у мужчин место под солнцем.

У не совсем правильного представления о классической музыке, будто бы она плетется за другими видами искусства в области равноправия слабой половины человечества, есть объяснение. В классике очень много музыки, написанной в прошлые века, когда в ней действительно царил жесткий патриархат.

Конечно, и сейчас мужчины значительно превосходят женщин как по количеству, так и по качеству занимаемых мест, и все же можно уверенно говорить о том, что лед, наконец, тронулся и в мире классической музыки, в одном из последних видов искусства, где неравноправие сохранялось дольше, чем где бы то ни было.

О первых шагах представительниц слабого пола можно судить по такой специфической профессии, как дирижер. Женщин-дирижеров все еще можно пересчитать по пальцам, но они уже есть, и с каждым годом их становится все больше.

Когда Марин Алсоп два года назад стала первой женщиной, которая дирижировала на известном музыкальном фестивале «Последний вечер Промса», вот уже 120 лет проходящем в Лондоне, специально к ее выходу сцену украсили розовыми шарами и большим плакатом с надписью: «Я – женщина!». Марин тогда сильно удивилась такому вниманию к своей скромной персоне, а когда узнала причину, еще больше удивилась, что сейчас, в XXI веке, остаются области человеческой деятельности, где женщины делают первые шаги.

Делать первые шаги, кстати, ей не привыкать. В 2007 году, к примеру, она стала первым дирижером-женщиной одного из крупнейших симфонических оркестров Америки – Балтиморского. Еще она вспомнила, что в детстве рассказала своему учителю музыки о желании стать дирижером, но услышала в ответ: «Это не женское дело!»

С тех пор прошло немало лет, но эта точка зрения продолжает доминировать в мире классической музыки. Причем не только на любительском уровне.

В том же 2013 году известный французский композитор и директор Парижской консерватории Брюно Мантовани заявил, что работа за пультом дирижера слишком тяжела для женщин в первую очередь в физическом смысле.

Внесли свою лепту в обсуждение вопроса и наши соотечественники. Известный дирижер Василий Петренко заявил в интервью одной норвежской газете: «Музыканты лучше реагируют, когда за дирижерским пультом стоит мужчина. У них меньше сексуальной энергии, и они лучше могут сфокусироваться на музыке. Красивая женщина за пультом заставляет их думать не о музыке, а о других вещах». Слова российского дирижера вызвали сильную критику. Позднее он неуклюже извинился, заявив, что их вырвали из контекста.

Директор Санкт-Петербургского филармонического оркестра Юрий Темирканов сказал в сентябре 2013 года, что сущность профессии дирижера – сила, а сущность женщина – слабость.

Дирижер, конечно, профессия действительно довольно специфическая, но схожая картина царила до самого недавнего времени и в других областях классической музыки. Между тем никакие объяснения подобного феномена, типа того, что женщины на генетическом уровне уступают представителям сильного пола, не выдерживают критики. Даже в такой не менее специфической профессии, как профессия композитора.

Одним из самых ранних композиторов-женщин, произведения которой можно услышать и сейчас, считается немецкая монахиня, настоятельница бенедиктинского монастыря в долине Рейна святая Хильдегарда Бингенская (1098–1179). В Венеции в эпоху барокко большой популярностью пользовалась певица и композитор Барбара Строцци (1619–1677). Во Франции поклонники музыки знали и ценили клавесинистку и композитора Элизабет Жаке де ля Герр (1665–1729), которая посвятила много произведений королю Людовику XIV.

Многие уверены, что будь у женщин равные возможности с мужчинами, они бы написали не меньше шедевров. Моцарт, конечно, родился гением, но писать настоящие шедевры он начал не сразу, а после многих лет работы, общения с другими музыкантами и множества выступлений на публике.

Сестра Моцарта Мария Анна, известная под прозвищем Наннерль, в детстве тоже превосходно играла на клавесине. Леопольд Моцарт возил ее с маленьким Вольфгангом по всей Европе. Однако от нее никто не ждал успехов во взрослом возрасте, и ее таланту не дали развиться.

У Феликса Мендельсона тоже была сестра – Фанни, которая также увлекалась музыкой и пробовала ее писать. Фанни тоже никто не убеждал посвятить музыке всю жизнь. Между тем ее произведения ясно свидетельствуют, что у нее был талант и что ему не дали раскрыться.

То же самое можно сказать о работах Клары Шуман, написанных ею в основном в девичестве. Честолюбивый отец решил сделать из дочери вундеркинда. Она достигла больших высот, но успешную карьеру прервало замужество. После того как Роберт Шуман в 1854 году попал в психиатрическую лечебницу, где умер через два года, ей пришлось растить семерых детей. Естественно, ей было не до музыки. И все же Клара вернулась к пианино. До конца жизни она считалась одной из лучших в Европе пианисток и превосходным музыкальным учителем.

В мужском доминировании в классической музыке есть и более темная сторона. Мужчины-музыканты нередко видят в коллегах в юбках лишь объект сексуальных увлечений. Говорят об этом крайне редко, потому что пострадавшие предпочитают молчать. Одна отличная молодая пианистка рассказала, что долго не могла найти агента. Дважды ей отказывали крупные музыкальные агентства, потому что боялись, что она выйдет замуж и будет рожать детей. И действительно, среди пианистов, представляемых агентствами, подавляющее большинство – мужчины.

Промоутеры говорят, что мужчин легче «продавать». Фортепианный мир – маленький мир, в котором за место под солнцем идет жестокая борьба. Труднообъяснимое исключение составляют скрипачи. В этой профессии женщин больше, чем мужчин. Есть и интересная закономерность. Большинство скрипачек – стройные и фотогеничные. Это наблюдение, конечно, не значит, что они плохо играют на скрипке, но все же некоторые вопросы вызывает...

Показательна в этом отношении история с превосходной китайской пианисткой Юю Ванг. В 2011 году она вышла на сцену лос-анджелесского концертного зала «Голливуд-боул» в очень коротком оранжевом платье. На следующий день все без исключения отзывы критиков начинались с описания ее минималистского наряда. Авторы переходили к музыке лишь после обсуждения вызывающего платья.

Музыкальный критик из Los Angeles Times Марк Свед даже пошутил, что на такие представления поклонников музыки до 18 лет следует пускать исключительно в сопровождении взрослых.

Юю продолжают спрашивать о знаменитом оранжевом платье и сейчас. Причем даже чаще, чем о музыке. «Ничего особенного, – ответила она корреспонденту L.A. Times, который вновь поинтересовался платьем, – просто я – девушка и люблю моду».

Как бороться с сексизмом в классической музыке? Оригинальный и эффективный способ решения этой проблемы придумали в Соединенных Штатах. Лет двадцать назад в чью-то светлую голову пришла мысль о так называемых «слепых» прослушиваниях, во время которых кандидаты играют за ширмой или занавесом. Такое прослушивание позволяет судить кандидата исключительно по его или ее профессиональным качествам. В лондонском Королевском колледже провели исследование и пришли к выводу, что благодаря «слепым» прослушиваниям число женщин в симфонических оркестрах выросло на 25%.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter