Рус
Eng
Пришел, увидел, сотворил

Пришел, увидел, сотворил

5 августа 2015, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
Выставка «Художественные сообщества Москвы» призвана показать неформальную арт-сцену сегодняшней столицы. Как здесь спонтанно проходят фестивали и акции, выставки в квартирах и заброшенных поликлиниках. Дарья Чапковская, куратор экспозиции, ориентировалась на известный ей круг художников. Но, как кажется, число таких г

«Никакой концепции, никакой коммерции, никакой логики», – таким критерием руководствуется группировка «ART Захват», когда на один день оккупирует какое-то заброшенное помещение, чтобы быстро – пока не нагрянули полицейские – показать картины, устроить перформанс и провести импровизированный фуршет. Результат таких акций почти никогда не попадает в музеи. От них остаются мутные фотки и пара-тройка испачканных листов.

После нескольких попыток сформулировать, чем же все эти сообщества отличаются от тех, что составляют костяк галерей и вполне нормальных арт-объединений, госпожа Чапковская наконец произносит сакраментальную фразу: «Это искусство для себя». Как правило, его видит узкий круг друзей и коллег и оно служит своего рода лабораторией поисков и спонтанных выплесков.

Впрочем, многие из вещей, появившихся внутри сообществ, хоть сейчас отправляй на статусные смотры. Особенно в этом плане сильны «женские» объединения. Например, «Бабский выставком» вместе с группой «Кухня» могли бы устроить громкую феминистскую выставку. На ней наволочки в виде государственных флагов сочетаются с инсталляцией «Ритуал глаженья рубашки» – доска-алтарь, где женщина совершает священнодействие в угоду мужчине (мужчине, само собой, держать утюг не с руки). Несколько вторично, но тоже вполне цельно смотрится и инсталляция лидера сообщества «И!И!И!» Антона Бизяева. Под девизом Memento Mori он предлагает посетителям полежать в наскоро сколоченном гробу и подумать о своей судьбе.

Немало сообществ организуется вокруг какого-то места или даже по приверженности одной технике. Не трудно догадаться, что группа «Нити» работает с плетением, текстилем и другими формами веревочных произведений (они десять дней до выставки выплетали сложносочиненный объект, посвященный пауку-Арахне). Рядом – сообщество «шрифтовиков», превращающее свое увлечение типографскими шрифтами в арт-объекты. И как личный вклад куратора – произведения, которые создаются на даче Дарьи Чапковской (на редкость, кстати, дизайнерские и вполне коммерчески заряженные работы).

Можно долго рассуждать, чем нынешние сообщества и группы отличаются от тех, что были в советское время и противостояли союзной системе. Но урок выставки, кажется, в другом. Не случайно она и возникла в Музее Москвы. На самом деле Москве катастрофически не хватает открытых арт-фестивалей, каких в Европе проходят десятки и сотни. Сейчас бурление современной художественной самодеятельности в основном происходит в интернет-сетях и изредка выплескивается в сквотах, на дачах и в заброшенных фабричных корпусах.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter