Рус
Eng
Балет ее величества

Балет ее величества

5 июня 2014, 00:00
Культура
Лейла Гучмазова, Лондон
Никогда еще балет Великобритании не концентрировался в Москве в таком объеме. За один месяц Чеховский фестиваль и Большой театр при полном попустительстве Британского совета представляют гастроли Королевского балета «Ковент-Гарден» и Шотландского балета (Глазго), а затем и старейшей компании «Сэндлерс Уэллс балет» – по

На главной сцене «Ковент-Гарден» показали «тройчатку» из одноактных «Серенады» Баланчина, «Сладких фиалок» (на фото) Лайама Скарлетта и «Танцев на высокой скорости» (DGV: Danse a grande vitesse) Кристофера Уилдона. Стилистический разброс – от высокого стиля «белой» неоклассики через мрачную викторианскую мелодраму к современному балету в духе hi-tec, и труппа всякий раз справлялась.

Из этой тройки только «Серенада» – заслуженный балет с длинной историей, поставленный в 1934 году в тогда непривычной к академическому зрелищу Америке. С тех пор «Серенаду» ставят повсеместно, потому что это главный универсальный шедевр неоклассики, притом бережно и нежно – потому что иначе суть хрупкого мистического танца пропадает. «Ковент-Гарден» танцует «Серенаду» не так безмятежно-отстраненно, как это делают в alma mater «Нью-Йорк Сити балет», добиваясь мнимой бесстрастности эталона. Но и не так драматично, как это делают русские театры, волей-неволей стремящиеся пожирнее прописать сюжет по едва намеченному автором пунктиру. Главная балетная сцена Лондона словно отмечается на полпути между Старым и Новым Светом и присваивает культуртрегерские функции, подготавливая холодноватый текст американского европейца к восточным «перегревам».

«Сладкие фиалки» Лайам Скарлетт – новинка, премьера 2012 года и самый любопытный спектакль в наборе, поскольку в Москву его сейчас не привезут. Хореограф – абориген Королевского балета, ставящий не в первый раз, не просто снабдил «Сладкие фиалки» сюжетом: в балет закладывалась пружинка в лучших традициях британского детектива. Почему с этим нарративом монтируется музыка Сергея Рахманинова – хороший вопрос, но вообще-то вопросов по ходу действия возникает немало, так что этот, главный, сразу настраивает на «вопросительный» лад.

Как водится на английской сцене, либреттист разглядел сюжет в старой криминальной хронике о хладнокровном убийстве проститутки. Но сюжет оказался с двойным дном, та же история с отсылкой к Джеку-потрошителю взбудоражила в свое время английского художника Уолтера Сикерта, запечатленного на фотографиях со странной улыбкой на лице, написавшего в начале прошлого века несколько картин на мрачный сюжет. То есть затея как бы постмодернистская, с богатой традицией фокуса на художнике, чьим источником вдохновения, а позже и главным поводырем становится зло. К тому же можно было размечтаться, что маленькая семейка криминальных балетов пополнится красивым хоррором в духе «Урока» Флеминга, но увы. Блеска хореографического интеллекта в ней не обнаружилось: все немного вторично, длинновато и предсказуемо. В грамотном чистописании танцевальных сцен, включая постельные, читается хорошее знакомство автора с наследием Фредерика Аштона (без его живости и остроумия) и Кеннета Макмиллана (без его тонкого психологизма). Попытки оживить речь сценами в духе варьете выглядят интеллигентно списанными у импрессионистов – чем, впрочем, Лайам Скарлетт грешит не первым, не последним и в полном праве: прототип художник Уолтер Сикерт вырос из импрессионизма. Кстати, сценограф Джон Макфарлейн вместе с художником по свету Дэвидом Финном использовал культурные ссылки интереснее хореографа: в его конструкции викторианский мир живой и яркий, несущий дополнительные смыслы.

Последний из трех показанных одноактовок в постановке Кристофера Уилдона, знакомого Москве по Misericordes в Большом в 2007, спектаклям Мариинского театра и проекта «Короли танца». Известный и востребованный в мире хореограф, сейчас со-артдиректор Королевского балета упрочил свои позиции недавней премьерой «Зимней сказки» в родном театре (см. «НИ» от 29 апреля). «Танцы на высокой скорости» он тоже ставил специально для Королевского балета еще в 2006, и их можно смело относить к балетному hi-tec умеренного крыла – тут нет вопросов ни к сочетанию с музыкой Майкла Наймана, ни в нахождении в афише именно этого театра, не склонного к радикализму. Партитура заказная: Найман написал ее в начале девяностых к открытию скоростной железной дороги TGV, совсем как Верди «Аиду» к открытию Суэцкого канала. А Уилдона, хореографа с хорошим ухом, захватила именно музыка с ее ощущением полета. Результат радует глаз – так мог бы ставить сегодня молодой Форсайт. Но это ни разу не подражание: рисунки и танцы точны и полны динамики, а четыре па–де–де (Лаура Морелла, Марианела Нуньес, Зенаида Яновски и любимая русская беглянка из Большого в «Ковент – Гарден» Наталья Осипова) примиряют технологии с совершенством природных форм. Именно этот, единственный из трех спектакль будет в программе гастролей «Ковент-Гарден» в Большом.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter