Рус
Eng
Радостно сыгранная трагедия

Радостно сыгранная трагедия

5 марта 2015, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
Выставка, посвященная одному из самых популярных художников XIX века, открылась в Инженерном корпусе и имеет трехсоставное название «Павел Федотов. Театр жизни. К 200-летию художника». На ней собраны все хрестоматийные сцены, украшавшие некогда учебники русского языка и литературы. Устроители решили сдуть двухвековую п

В судьбе Федотова действительно было много театральных реалий – шекспировских вопросов и стремительных поворотов от площадной комедии к высокой трагедии. Вот вам, например, одна мизансцена: император Николай I предлагает Федотову оставить службу в полку ради живописи и тут же назначает содержание. Но есть одна закавыка – это содержание изрядно меньше того, что он получал бы как кадровый военный. Что выбрать? Искусство или служебную карьеру? Очень актуальный вопрос и по сей день. Федотов выбрал искусство и оказался в сумасшедшем доме.

Сам Павел Андреевич тоже любил эффектные выходы. Когда на выставке в Академии у художника кругом пошла голова от шумного успеха «Сватовства майора», он прямо в зале начал устраивать импровизированные концерты – читал свои стихи, распевал городские романсы.

Между тем театр в Третьяковке предполагается метафорически. Заявив в названии «театр жизни», устроители решили, что для синтеза искусств вполне достаточно кое-где поставить щиты с увеличенными репродукциями и разбить экспозицию на разделы согласно жизнеописанию. «У Харитонья в огороде» – про московское детство, «Полковой художник» – про службу в Финляндском полку (здесь же разложили оружие начала XIX века из Исторического музея), наконец, самый драматичный момент в отдельном зале – «Судьба как неразмотанный клубок» (про поздние картины и психиатрию). Залы Инженерного корпуса навевают еще одну куда как более сильную ассоциацию – все стенды покрашены в зеленых цвет игорных столов. И в этом тоже могла бы быть своя «фишка» выставки (Федотов, как пушкинский Герман, был одержимым картежником), но ее так и не докрутили.

Вполне ожидаемо в центре сценического пространства находятся три главных федотовских хита: «Разборчивая невеста», «Сватовство майора» и «Свежий кавалер». Про каждый можно было бы сделать отдельную выставку с разбором всех деталей (отчасти это предпринято в отличном каталоге). Здесь же они выглядят как козырные тузы в казино – просто предъявлены «сильной рукой» без особых объяснений. Самая же интересная игра начинается картами помельче – таких острых рисунков, сепий с мгновенно схваченными характерами в русском искусстве почти не встречается (с Федотовым по остроте и остроумию может сравниться разве только Зверев в ХХ веке). Взять хотя бы упражнения художника в «посадке» персонажей (листок «Как люди садятся и сидят», 1847 год) или бессмертный сюжет «Взяточник» (прямо-таки руководство по правильному принятию взятки).

Конечно, новое столетие требовало бы более изощренного и мультимедийного показа Федотова, тем более что каждое поколение вычитывает из его картин что-то свое. В Третьяковке создали вполне академичную выставку по всем канонам архивного показа. То, что судьба самого художника была совершенно не классична, выбивалась из всех лекал своего времени, выписывала трагическую линию на фоне живописных комедий – об этом придется узнавать до похода в Третьяковку или после него.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter