Рус
Eng
Худрук Рижского русского театра имени Михаила Чехова Игорь Коняев

Худрук Рижского русского театра имени Михаила Чехова Игорь Коняев

4 декабря 2014, 00:00
Культура
Елизавета ДВОРЦОВА
В понедельник в Театре Вахтангова были вручены премии «Звезда Театрала». В номинации «Лучший русский театр за рубежом» победил Рижский русский театр имени Михаила Чехова. В интервью «НИ» худрук театра Игорь КОНЯЕВ рассказал о том, какое событие 2014 года ему больше всего запомнилось и как удается их театру выживать в н

– Игорь, как вы относитесь к тому, что лауреатов премии выбирают не коллеги по цеху или критики, а публика?

– Премия потрясающая, потому что она зрительская, а театру ничто так не важно, как зрительское внимание. Когда мы попали в список для голосования, было очень приятно. Сам факт того, что мы попали в номинацию, – это очень хорошо. Поскольку, например, для нас как для театра, который находится не в России, очень важно внимание зрителя, очень ценно. И мы всегда очень внимательно относимся к тем, кто к нам приходит и смотрит наши спектакли. Мы стараемся понять, кого больше в зале – латышей или русских. Когда мы выезжаем, например, на гастроли (а их было много в этом году), то мы очень эмоционально воспринимаем ту радость зрителей, с которой они нас встречают и с которой они нам аплодируют. Мы можем со сцены поблагодарить только поклоном, а хочется прокричать: «Дорогие, спасибо!»

– Как давно вы узнали о нашей премии?

– О премии «Звезда Театрала» я знаю давно, потому что я пользователь Интернета, и все ресурсы, которые касаются театральной жизни, я знаю. Зато я был очень удивлен, когда увидел бумажную версию «Театрала». Для меня это было гораздо большим открытием – раньше я думал, что этот журнал существует только в электронной версии. И поскольку я читаю, что пишет «Театрал», я знал, что есть такая премия и что на ее странице можно проголосовать. А интернет-голосование – это же очень интересно и приятно, это же почти как игра.

– Вы сказали, что ваш театр много гастролирует…

– В этом году были очень серьезные гастроли в Красноярск и Омск, по местам оседлости латышей. То есть тех латышей, которые были высланы из страны в 1930-е годы и осели в Сибири. Там очень большие диаспоры латышские. Эти гастроли очень долго готовили и латышское министерство культуры, и русское министерство. Мы наконец поехали, повезли туда два спектакля: латышскую классику – «Индраны» Блауманиса и русскую – «Не все коту масленица» Островского. И оба спектакля принимались так, что у нас просто были слезы на глазах от того, как нас там встречают.

– Как удается сегодня выживать вашему театру за рубежом?

– Русскому театру за рубежом сегодня выжить сложно. Вы видите, как неспокойно в мире, как политики стравливают всех друг с другом, а театр ведь дело миролюбивое. Он обязан призывать к гармонии, любви, он обязан соединять людей. А когда вокруг политики делают все, чтобы людей разъединить, чтобы агрессивно их столкнуть, жить очень сложно. И поэтому мы всячески стараемся оставаться неагрессивными. Мы стараемся так или иначе демонстрировать широту души и доброту русского человека, которая в нем есть. Даже своим существованием мы хотим обратить внимание на то, что мы не агрессивны, что мы всегда открыты к диалогу, всегда очень дружелюбны.

– Какие перспективы у русского театра, с вашей точки зрения?

– Я не могу однозначно ответить, каково будущее русского театра. Это очень сложно. Театр существует до тех пор, пока в него ходит зритель. Сегодня много русских зрителей в Риге и вообще в Латвии. И латыши с большой радостью ходят на наши спектакли, и мы им благодарны. Но как повернется судьба, будет ли кому ходить к нам, я не знаю. В мире происходят очень странные процессы. Понятие европейского союза в какой-то степени размывает национальную самодостаточность. Мы недавно выпустили русский курс. Половина этих ребят – латыши, которые говорят на русском у нас. Но даже русские говорят по-русски с трудом. Они лучше знают английский, немецкий, французский, хуже знают русский и латышский. Когда все везде одинаково, что во Франции, что в Латвии, что в Германии, одни и те же товары, одни и те же развлечения, одни и те же языковые требования, – национальное может просто размыться. Дай бог, чтобы я очень серьезно ошибался, дай бог, чтобы этого не произошло и все были теми, кто они есть: латыши – латышами, французы – французами, и чтобы никакой общей языковой ассимиляции не произошло. Хотя такую тенденцию я сегодня наблюдаю.

– Какие события в этом году оставили самый яркий след?

– Поскольку жизнь театрального человека вся связана с театром, то у меня самое большое событие в этом году – мы выпустили курс. Четыре года назад Латвийская академия культуры первый раз в своей истории набрала русский курс, и в мае этого года был выпуск. Это был очень большой праздник и для меня, и для театра, и для ребят. Поэтому 2014 год ознаменован этим событием, наверное, самым дорогим для меня.

– Какие надежды возлагаете на приближающийся 2015 год?

– От 2015-го я жду мира. Я хочу мира и добра для всех. Я считаю, что любое неблагополучие, любая угроза с любой стороны – это ужасно. Она нарушает то, ради чего должен жить человек. А человек должен жить ради сохранения жизни на Земле и ради сохранения самой Земли.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter