Рус
Eng
Актриса Инга Оболдина

Актриса Инга Оболдина

4 декабря 2009, 00:00
Культура
АЛЕКСАНДРА ИВАНОВА
Инга ОБОЛДИНА хорошо известна зрителю по острохарактерным ролям – стоит только вспомнить ее персонажей из таких фильмов, как «Небо. Самолет. Девушка» или «Мне не больно». Но с недавнего времени в карьере актрисы началась новая полоса. После того как в фильме «Голубка» она неожиданно сыграла лирическую героиню, на Ингу

– Инга, в вашем лексиконе такого словосочетания, как «свободное время», наверное, не существует?

– В принципе, да. Я думала, сейчас кризис, будет меньше съемок, меньше предложений, отдохну, но как-то не получается пока. С одной стороны, это здорово, с другой – конечно, устаешь. Но актеры всегда так: много работы – хочется отдохнуть, как только ты отдыхаешь больше недели, уже тревожно и хочется работать. Уже общий ритм какой-то, синдром завода. Да все как у всех у меня. Так же, бегом-бегом.

– Чем вас привлек сценарий «Голубки»? Что оказалось решающим для того, чтобы вы согласились сниматься в этой картине?

– Во-первых, сама история. Любовных историй, не слюнявых и не сахарных, а по-настоящему сложных, очень мало – много банального. А эта история объемная, сложная, непростая, с юмором, как сама жизнь. Там очень много нелепиц, каких-то смешных ситуаций, трогательных, больных, обидных, всего того, что есть в отношениях между НИМ и ЕЙ. К тому же, это у меня первая роль такой лирической героини. У меня все очень гиперхарактерные, уже такие пограничные женщины, дальше опасно. А это совершенно адекватная, милая, добрая, но в то же время очень стойкая женщина. Мне было это интересно. Кстати, с островом Свияжском, где проходили съемки, у меня связаны мистические вещи. Меня в детстве завораживало слово «Свияга», написанное на холодильнике, я понятия не имела, что это за город. Потом в Челябинске, в институте, когда нам дали задание выбрать какую-нибудь картину и поставить ее, почему-то я выбрала картину Васильева «Свияжск». Это холодная картинка: стоит женщина в красном сарафане и черном платке времен Ивана Грозного, а на заднем плане этот островок. И вот я ставила эту картину, абсолютно не зная, что Свияжск где-то рядом, можно поехать и посмотреть. И мне, конечно же, хотелось побывать в этом намоленном месте, ведь, наверное, неспроста люди на этом пятачке строили столько церквей. На этом острове во времена Ивана Грозного жило столько же людей, сколько в Казани. А остров-то всего два километра! Мы провели премьеру фильма на острове Свияжск в той школе, которая есть в одном из эпизодов. Растянули экран, пришли все бабушки, которые снимались в эпизодах. Зальчик был полный. Они очень ответственно к этому подошли, встретили меня и говорят: «Так мы сегодня ночью-то придем в кино». А «ночь» – это семь вечера! Пришли они в светлых платочках, как на праздник. Потом они как-то взгрустнули после фильма. Я им говорю: «Что ж вы такие грустные, вы себе-то понравились?». А они: «Да не больно! Шибко морщинисты!» (Смеется).

– Да, наверное, такие творческие подарки, такие роли актрисы получают нечасто. А как материальная сторона? Ведь проект малобюджетный?

– Да. В этой работе меня держало только творчество. Если говорить о деньгах, то зарплаты были маленькие. Мы все поехали только потому, что это интересная история. Я на этом фильме за месяц работы получила столько, сколько, скажем, в «Громовых» за два дня. Поэтому тут о деньгах речи не было, это просто творчески интересный проект. По-человечески интересный. А еще у меня многое изменилось в личной жизни после этой картины. В лучшую сторону. То есть произошли какие-то просто мистические вещи.

– А как вы считаете, за свою любовь нужно бороться или же лучше предоставить все судьбе: как получится, так и получится? Вот ваша героиня Света, столкнувшись с любовной неудачей, предпочла уехать.

– Ой, это очень сложный вопрос, в каждой ситуации по-разному получается. Как тут можно давать советы? Сколько людей, столько «любовей». И это беда глянцевых журналов, которые направо и налево раздают советы. Или передачи всякие – «строим дом, строим любовь». Дети смотрят и думают, что любить надо вот так. Я тут тоже не советчик, но, мне кажется, любовь нужно стараться сохранить. Но если ее нет, знаете, узлом же не завяжешь, это уже смешно – настаивать на любви. Она либо есть, либо ее нет. Светка, наверное, потому и отступила и уехала, чтобы был выбор у героя, чтобы он сам принял решение. Я думаю, что это правильная позиция. Она тяжелая, но правильная.

– Сейчас так редко наши режиссеры балуют нас светлым кино. В основном нам стараются показать мрачную картину действительности. Вы, например, снялись в фильме Валерии Гай Германики «Все умрут, а я останусь».

– Я отказывалась изо всех сил, потому что сценарий не мой, тема не моя, ну не мое все! Но режиссер прямо умоляла! Фильм действительно жесткий. Но он правдивый. Она сама такая. Лера так живет, она и учебные работы все на кладбище снимала, была очень странная, с дредами, в этих пирсингах. И какие-то свои ощущения из детства, что она пережила и что пережили ее подруги, она там передала. Не знаю, как она будет снимать другое кино, дай бог ей удачи! Но этот фильм был честным. Мне, конечно, хотелось бы, чтобы было больше светлых историй. Но делать их страшно тяжело. Мы все зависим от прокатчиков, от продюсеров, которые диктуют свои условия.

– Вот и последний «Кинотавр» показал, что продюсеров больше интересует темная сторона жизни. Но почему?

– «Кинотавр» жуткий был. Была объявлена война адекватным, нормальным фильмам. Это была позиция, как сказали организаторы. Но это очень однобокая позиция. Я в какой-то момент подумала: а, может, лучше посидеть на море, чем идти в кино? Не знаю, зачем копаться только в этом направлении. Конечно, можно исследовать, насколько тщательно способен ребенок вымыть пьяную маму. Но пусть будет разное кино. К сожалению, фестивали теперь на это не нацелены, у них теперь есть какие-то позиции, и под это люди снимают фильм, зная заранее, на какой фестиваль они поедут. Кстати, в случае с «Голубкой» прокатчики появились сами, сказали, что им понравился фильм и они хотят прокатывать его по городам. Вот такие прокатчики вызывают у меня уважение, потому что, помимо денег, они заботятся и о том, чтобы это было хорошо.

– У вас совершенно потрясающий образ в фильме Алексея Балабанова «Мне не больно». Ваша героиня Алька не может связать и двух слов, но делает это виртуозно. Все ее реплики были прописаны в сценарии или оставалось место для импровизации?

– Леша Балабанов – потрясающий режиссер, замечательный, который знает все, чего он хочет, посекундно. Иногда мне даже казалось, что мы вроде бы очень легко снимаем, именно потому, что он точно все знал. Да, текст был прописан, и для меня это была самая большая сложность, потому что я говорю быстро, много, и мои героини обычно такие же. А здесь она знает три слова. А я еще не знала, как Леша репетирует и как снимает, спросила у Дюжева: «Дим, можно говорить свои слова или надо слово в слово?» А он мне: «Конечно слово в слово, он очень строг к этому». Вот я говорю свои «у...», «ну...», «это...». Балабанов мне: «Скажи: «Ну давайте входите!» Я: «А можно?» – «Тебе можно». Так что какие-то свои реплики я там вставляла. Это исключительно благодаря Леше появился такой образ. Я себя в нем не видела. Поэтому появился такой «парик Сухорукова» из фильма «Жмурки» – лысый, стриженный кусочками, все эти короткие юбочки, затянутая грудь. Короче, меня там страшили, страшили и еще раз страшили!

– В каких фильмах и спектаклях вас можно будет увидеть в ближайшее время?

– Сериал «Супруги» – достаточно интересный, мне кажется, по способу монтажа, по способу съемки. Мы с Сережей Шныревым играем бывших супругов. Это тоже у меня такая первая роль после «Голубки», где моя героиня адекватная женщина, мудрая, которая может находить выход из любых ситуаций. Таких ролей раньше не было. В театре «Практика» я выпустила премьеру «Парикмахерша», где прическа даже осталась от моей киногероини, и сама она сродни ей. Еще выйдет фильм «Зона турбулентности», где я играю женщину-ветеринара. Делаю массаж ежу, кошкам уколы, осматриваю собак. С ежом было очень смешно. Режиссер просил положить его на спинку, чтобы сделать ему массаж живота. Мы пытались объяснить, что еж не ляжет на спинку. И тогда мы из рук дрессировщика брали ежа, и я пальцами его массировала. Животик у него прелесть, такой нежный! Потом выйдет комедия «Банщик президента, или Пасечники Вселенной». Там тоже есть забавные сцены, и там я тоже лирическая героиня. Еще одна любопытная комедия, где мы с Мишей Ефремовым сыграли мужа и жену. Дело происходит в деревне. Он ворует у меня поросят, потому что денег на выпивку я ему не даю. Этот фильм называется «Любовь, олимпиада, рок-н-ролл». Сейчас думаю над новой премьерой в театре. Предложений много, хочется выбрать что-то интересное, для души.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter