Рус
Eng
«В зале есть богатые люди?»

«В зале есть богатые люди?»

4 июля 2013, 00:00
Культура
ВИКТОР БОРЗЕНКО
Столичная жара не отпугнула поклонников драматического искусства. Во вторник в Театре Вахтангова прошла XXII церемония вручения театральной премии «Хрустальная Турандот». Зрители чувствовали себя комфортно, поскольку в подарок при входе получали веера. Другим подарком был журнал «Театрал» («Театральные Новые Известия»)

Во время церемонии основатель «Хрустальной Турандот» Борис Беленький сказал, что не будет использовать излишних эпитетов в отношении героев вечера: «Само собой разумеется, что это лучшие люди, которые удивили нас своим мастерством, ведь награды по итогам сезона вручаются за наиболее значимые работы». Однако лучшими в этот вечер были не только лауреаты, но и зрители…

В самом деле, когда на сцену за своими наградами поднимались режиссеры и артисты, публика реагировала так искренне, что было очевидно: пришли поболеть за своих. Об этом сказала и Алла Демидова, ставшая лауреатом в номинации «За честь и достоинство»: «21 июня 1963 года на этой сцене была премьера «Принцессы Турандот». Я, ученица второго курса Щукинского училища, выходила в массовке – играла одну из рабынь. И разве могла я тогда представить, что много лет спустя буду получать столь почетную награду…» «Когда в детстве мне что-то дарили, мама говорила: «Скажи спасибо», – продолжала актриса. – Поэтому я говорю «спасибо». Но не себе… Премии приятно получать в молодости – вот тогда, когда я была в рабынях. Раньше я получала премии из-за мамы, поскольку понимала, что она будет рада. Потом как-то Высоцкий на вопрос, что бы вы хотели больше всего, ответил: «Чтобы всюду пускали». И в среднем возрасте я стала получать премии для того, чтобы «всюду пускали». А сейчас эти премии получают мои зрители. Я благодарна тем, кто меня помнит, приходит ко мне на концерты, возможно, любит меня. Это их награда».

Поздравить лауреатов пришли Олег Табаков и Михаил Филиппов, Евгений Князев и Алексей Кортнев, Владимир Познер и Николай Сванидзе, Алла Сигалова и Константин Хабенский… А театральный художник Сергей Бархин, вручая награду Адомасу Яцовскису (сценограф спектакля «Евгений Онегин» Театра Вахтангова), сказал: «Этого художника я знаю очень много лет, поскольку и сам делал в Литве спектакли…» И вдруг шутливо обратился к публике: «Скажите, в зале есть богатые люди? Обратите на него внимание. Это блестящий сценограф, художник высокого уровня. Меня удивляет, что в России к нему еще не выстроилась очередь».

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН

Среди тех, кто вручал «Хрустальную Турандот», не было случайных людей. Организаторы премии подбирали «вручантов» с особым расчетом – хотелось, чтобы лауреаты получали призы не просто от поклонников творчества, а от давних знакомых. Наверное, поэтому в зале Вахтанговского театра царила поистине домашняя атмосфера. Например, Евгений Князев, награждая актрису РАМТа Анну Дворжецкую («За лучший актерский дебют»), отметил: «Я знаю Аню с самого первого дня ее появления на свет. Помню, как она росла, как обрела второго отца, который любит ее не меньше, чем первый. Помню, как училась она в нашем институте и поступила в Молодежный театр. И для меня особая радость – вручать ей эту статуэтку. Ведь, поработав совсем немного, Анна получает приз за роль Констанции в «Мушкетерах», которую мечтала сыграть с детства. А это уж никак нельзя назвать случайностью. Актерский труд очень сложен – легких побед здесь не бывает». Вместе с хрустальной статуэткой ректор Щукинского училища подарил Анне кляссер с почтовыми марками, открытками и конвертами – коллекцию, которую собирал вместе с ее отцом Евгением Дворжецким.

За 22 года существования премии впервые вручалась награда «За лучший мюзикл» (им стал «Граф Орлов» Московской оперетты), а в номинации «За лучшую женскую роль» лауреатами оказались сразу две актрисы – Александра Урсуляк («Добрый человек из Сезуана» Театра Пушкина) и Ольга Прокофьева («Дядюшкин сон» Театра Маяковского).

«Я очень благодарен Борису Беленькому за то, что он попросил меня наградить Ольгу Прокофьеву, – сказал главный редактор «Новых Известий» Валерий Яков. – Я вручаю Ольге приз не только от имени ее поклонников, но и от имени журналистов. Дело в том, что, когда в журнале «Театрал» или в газете «Новые Известия» я прошу моих коллег взять у Оли интервью, они с радостью откликаются, потому что она потрясающий собеседник – не капризная, не высокомерная и с удовольствием общается с журналистами. В одном из интервью она говорила, что ее любимый учитель – Гончаров и что многие называли его папой. Сегодня у нас в стране совершенно другой папа. Политический театр тоже очень серьезный. И учителя совсем другие. Но когда приходишь в настоящий театр и вспоминаешь, что есть Ольга, – получаешь наслаждение, и жизнь продолжается».

Ольга Прокофьева ответила: «Я очень люблю эту московскую театральную премию. И сейчас радость переполняет меня, хотя когда находишься на каком-то возрастном витке, то радоваться так бурно уже неприлично. Все-таки постараюсь держаться скромнее. Когда я думала, куда поставлю эту статуэтку, то поняла, что хочу принести ее в свой родной Театр Маяковского. Пройтись по коридорам, постоять на сцене, постоять возле гримерки Натальи Гундаревой и возле гримерки Николая Волкова… Подумать о прожитых годах в своем любимом театре».

Под занавес был назван «Лучший спектакль сезона». Им стал «Евгений Онегин» в постановке Римаса Туминаса. «На тысячу человек населения в маленькой Литве талантливых режиссеров явно больше, чем у нас в России. Но это мы поправим, – сказал Олег Табаков, вручая награду. – «Евгений Онегин» – спектакль смелых людей, встретивших своего режиссера. Поскольку большим мужеством надо обладать, чтобы идти в столицу нашей родины – Москву».

Легенда Вахтанговского театра Юлия Борисова пожелала Туминасу «терпения, здоровья и долгих-долгих лет вместе с нами на нашей родной сцене». А сам Римас Владимирович поделился своим воспоминанием – с чего началась его любовь к режиссуре: «Это было в советское время. Поздняя осень, я пришел к стоматологу и, предчувствуя неприятную процедуру, сел в кресло. Но вдруг увидел, как по улице медленно идет бабушка с котомками, и подумал: «А ведь она когда-то была юной, кого-то любила. Наверное, любили и ее». И мне настолько стала интересна судьба человека, что я уже не чувствовал никакой боли».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter