Рус
Eng
По-обломовски: почему Анна Ахматова проводила жизнь лежа

По-обломовски: почему Анна Ахматова проводила жизнь лежа

3 августа , 13:31Культура
Лежачий образ жизни по всей видимости помогал великой поэтессе спасаться от жестокой действительности и полностью сосредоточиться на творчестве

Волгоградский блогер Ирина Трубачева заинтересовалась любопытным фактом: почему в воспоминаниях об Анне Ахматовой часто говорится, будто она принимает гостей лежа. Подтверждают это и многочисленные фотографии, запечатлевшие поэтессу «в горизонтальном положении».

Во-первых, считает блогер, следует признать, что Ахматова очень часто болела, да и психологическое состояние ее оставляло желать лучшего, что очень легко объяснимо репрессиями, которым подверглись и первый муж Ахматовой поэт Николай Гумилев, и их сын – Лев. «Муж в могиле, Сын в тюрьме, Помолитесь обо мне», - писала она. Почитатели ее таланта, зная об этом, помогали ей: кто-то покупал и приносил еду, кто-то хлопотал по хозяйству. При этом, оказавшейся в подобной ситуации Марине Цветаевой отчего-то никто не помогал...

Ахматова к тому же не была приспособлена к быту и приспосабливаться к нему не желала. Даже роскошный, но порванный по шву, китайский халат, который она носила в Москве, она годами не могла зашить. Великая поэтесса жила в коммунальной квартире, в соседстве с бывшим вторым мужем и его семьей и семьей своей же бывшей прислуги, «уплотнившей» своих хозяев в 1930-е годы. И при этом не делала никаких попыток к отселению...

Очевидцы отмечали аскетизм, даже почти нищету ее обстановки – в комнате почти не было мебели, а только книги да несколько прелестных безделушек из дореволюционного быта. И сама она почти всегда лежащая, хотя и признающая, что «я ведь в действительности не такая беспомощная. Это больше зловредство с моей стороны...»

Кстати и письменного стола в ее жилище часто не было, так что и стихи она сочиняла тоже лежа. Вот как увидела и описала ее в этом положении Лидия Чуковская в своих «Записках об Анне Ахматовой»: «20.10.1942. Она лежала очень бледная, с мигренью, в синем в полоску халате - не то чтобы молодая, а юная, восемнадцатилетняя какая-то. Халат струился как ручей». А ведь тогда поэтессе было уже 53 года. Как не вспомнить тут, что однажды Ахматова обмолвилась: «Я всю жизнь могла выглядеть по желанию, от красавицы до урода». И точно: то она представала перед посетителями больной усталой старухой, то юной девочкой, то царственной дамой, какой ее увидел и запечатлел Модильяни.

Интересно также, что деятельный и активный Гумилёв, для которого Ахматова игриво изобразила из себя женщину-змею, как раз и упрекал жену в пассивности, в лицедействе, чуть ли не в лени.

И все же иногда Ахматова поднималась с постели, в чем призналась той же Чуковской: «Я вчера опять сама мыла пол. И сегодня весь день чищу и убираю. Это - первый признак того, что мне худо. Когда мне хорошо, когда я пишу стихи, например, мне беспорядок не мешает, и я могу жить в чудовищной грязи...»

Так что жизнь лежебоки была для поэтессы органичной, именно так она берегла свою энергию, чтобы направить ее на творчество, и, одновременно, укрывалась таким образом от жесткостей окружающей действительности.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter