Рус
Eng
Месть под музыку

Месть под музыку

3 августа 2015, 00:00
Культура
МАЙЯ КРЫЛОВА
Вечер одноактных балетов с участием прославленных танцовщиков прошел в Москве на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Нынешнее «Соло для двоих» – не первый проект с таким названием. Год назад в Москве была показана его «первая серия». Васильев с Осиповой годы танцевали вместе. Если соединить распавшийся дуэт балетных звезд, ностальгия поклонников по «Наташе с Ваней» будет удовлетворена. А если соединение предполагает не па-де-де из классики, а специально созданный репертуар, проект рискует обрасти художественными открытиями. Именно так поступил год назад автор идеи Сергей Данилян, пригласив для Осиповой и Васильева известных современных хореографов.

В нынешней, второй серии есть свои особенности. Один из балетов прежней программы – «Факада» (по-португальски «отрицательный эмоциональный шок» или «удар ножом») – повторили снова. Это понятно: опус британско-португальского хореографа Артура Питы публика год назад приняла лучше всего. Да и теперь, после недавних лондонских показов, отзывы были блестящие. «Смешно, страшно и незабываемо», – написала одна из британских газет. «Факада» – гротескная сказка о мстительной невесте и ее зловещей родственнице, совместно убивающих осрамившегося жениха – он сбежал от грядущего счастья прямо на свадьбе. Позор можно смыть только кровью. Пита остроумно насмешничает над штампами театрально преувеличенных страстей жителей южной Европы и дает возможность Осиповой с Васильевым сыграть в черную трагикомедию: он – дрожащая, покорная жертва доминирующей женщины-палача, рыдающей от унижения, а потом задушившей парня собственными руками. И сплясавшей «ламбаду» на его могиле.

Из трех названий программы Осипова и Васильев танцуют в паре только «Факаду». Два других балета поставлены отдельно на балерину и на танцовщика, тут у каждого своя драма, так что название «Соло для двоих» – не только описание звездного дуэта, но и принцип формирования программы: три разных балета рассказывают о схватке главного персонажа с антагонистом. Для примы Королевского балета Ковент-Гарден Осиповой британский хореограф Аластер Мариотт сделал балет Zeitgeist («Дух времени»). Приме в эффектном купальнике (черное с золотым) взаимодействует с премьером того же театра Эдвардом Уотсоном и музыкой Филиппа Гласса. Есть и фон – тройка мужчин в черных трико. Между главными героями возникают некие эмоциональные связи. В быстрых частях Осипова демонстрирует напористую прыгучесть, в медленных темпах – задумчиво тает в руках партнера, как бы решая – то ли уйти навеки, то ли остаться навсегда. Хореография типично неоклассического балета так же невнятна, как и сценография, – плавающие видеоразводы на заднике (британская пресса непочтительно сравнила эти эффекты со сгустками картофельного пюре на пастушьем пироге). Какой именно аспект популярного во многих смыслах термина Zeitgeist имелся в виду, уяснить невозможно. Разве что импульсивный танец Осиповой, (она движется «с силой летящей кометы»), особенно на фоне сдержанных британцев, давал подсказку: вот аморфная мужская масса, а вот – ее несомненный феминистский лидер.

В балете Владимира Варнавы «Моцарт и Сальери» Иван Васильев предстал солнечно-лучезарным, трогательно-простодушным Моцартом, не ведающим, естественно, своей исключительности. Сам Варнава, не только умелый постановщик, но и отменный артист, сыграл корчащегося от комплексов, гротескно-ничтожного Сальери. Злодею отведено так много пластического места, что балет впору назвать «Сальери и Моцарт». Театральную пикантность спектаклю придают остроумные находки. Вроде отождествления пушкинского Черного человека, мучающего гения, с Сальери (в черном чулке на лице). Вроде эпизода с отрывком из «Реквиема» – от звуков «Лакримозы» Сальери просто рвет на части: не слушать гениальную музыку невозможно, но и слышать – нет сил. И сцены с «внутренним звучанием», когда из «недр» Моцарта потоком исторгается божественная музыка, тогда как от Сальери исходит гробовая тишина. В то время как Моцарт условно «творит» музыку в искрометной вариации, Сальери реально пытается сжевать партитуру «приятеля». А убивает этот бездарь не подсыпанной в стакан отравой. Нет, яд, как плюющаяся кобра, источает сам завистник.

Успех вечера был несомненен. Балерине хлопали бешено, премьеру тоже досталось. После прошлогоднего «Соло» возникло мнение, что Осипова лучше справляется с современным танцем, нежели Васильев. Нынешнее продолжение давало Ивану возможность взять реванш. Что он и сделал.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter