Рус
Eng
Фондовый рывок

Фондовый рывок

3 февраля 2016, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
В фонде культуры «Екатерина» представили огромную выставку «2000-е. Избранное», на которой показаны лучшие работы, созданные в России за пять лет нового тысячелетия (с 2000 по 2005 годы). Именно этот период коллекционеры современного искусства считают самым плодовитым и интересным по части громких имен и явлений. Спори

Самым интригующим на «екатерининском» вернисаже были, конечно, появление и речь директора Третьяковской галереи, купавшейся в овациях по поводу беспрецедентного успеха серовской выставки. И тут столь высокое музейное лицо заявляет, что искренне завидует коллекции супругов Семенихиных и хотела бы многие работы видеть в стенах своего заведения. Стоит заметить, что Зельфира Трегулова, нынешней директор ГТГ, связана с частным фондом «Екатерина» долгим периодом сотрудничества: еще в бытность свободным куратором она создавала для него важные выставки (в том числе хитовую «Бубновый валет»).

Госпожу Трегулову такой пункт биографии нисколько не дискредитирует – наоборот, когда государственный служащий отлично знает частные коллекции, и коллекционеры отвечают ему симпатией, это работает на благо общего дела. Впрочем, ситуация в стране такова, что многие держатели богатых собраний снова пытаются их пристроить в более надежные руки, быстро продать или, на крайней случай, обезопасить в зарубежных хранилищах.

Что касается конкретной коллекции, собранной Владимиром и Екатериной Семенихиными в начале 2000-х годов, ее можно считать образцовой иконой времени. Это те самые картины и объекты, которые в тысячах репродукций кочевали из журнала в журнал, их показывали на всех выставках и ярмарках, они, наконец, происходят из той пятерки галерей, что задавали тон московской арт-жизни в самые бурные ее годы. Известные нон-конформисты Владимир Янкилевский, Эрик Булатов, Франциско Инфанте, Олег Кулик, Олег Васильев здесь соседствуют с героями перестроечных лет – дуэтом Виноградов-Дубосарский, Валерий Кошляков, группой «Синие носы»...

Сама экспозиция построена не столько по темам или особенностям произведений, сколько по источникам их приобретения: коллекционеры откровенно признались, что и у кого покупали. В этом тоже прелесть выставки – она вписывается в серию ностальгических проектов, показывающих, как мы жили, когда были свободны и смелы.

Олег Кулик. «Теннисистка», из серии «Музей природы». 2002 г.

Тут сразу видно, сколь разнообразен был галерейный ландшафт Москвы: были те, кто работал со «спокойным» искусством, близким шестидесятникам, кто-то продолжал игры с концептуализмом, другие глушили зрителей тотальной иронией и эпатажем. Именно поэтому почти все вещи стали для вернисажной публики отличной декорацией для общения и воспоминаний о лучших временах.

Если же вести речь о каком-то художественном достоинстве собрания, придется сделать несколько оговорок. Каждая конкретная вещь сама по себе – от поролоновых скульптур Сергея Шеховцова до картин-фресок Алексея Каллимы – замечательна и остроумна. Но для того, чтобы они наполнились смыслом и чтобы выставка не напоминала стенды на арт-ярмарке, нужна какая-то теория или история. Почему именно они отвечают за 2000-е? В чем особенность искусства этого периоды? Что было в начале, а что в конце?

Пока на эти вопросы нет ответа. Их заменило смелое заявление коллекционеров: именно это нам – семье Семенихиных – нравилось, мы такое покупали и показывали. И теперь уже эстафетная палочка, судя по всему, перейдет Зельфире Трегуловой. Сможет ли она открыто заявить, что у нас появились Третьяковы нового тысячелетия, станет ли ответственно подписываться под огромной ценностью этой коллекции? Ответ пока расплывчатый: музей и коллекционеры должны работать вместе, а там время покажет.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter