Рус
Eng
Культурная мобилизация

Культурная мобилизация

3 февраля 2015, 00:00
Культура
Евгения ТЮЛЬКИНА
На минувшей неделе состоялось торжественное открытие Года литературы. Соответственно, Год культуры, объявленный в России по поручению правительства в 2014 году, можно считать «закрытым». Однако многое из того, что происходило в этот период в области культуры и искусства, оставило глубокий и неоднозначный след. «Новые И

В Министерстве культуры РФ в конце декабря состоялась пресс-конференция Владимира Мединского, посвященная итогам года, на этой встрече министр рассказал об успехах за отчетный период. «Уходящий год стал для российской культуры годом обновления и «плавного реформирования». Министерство культуры дало старт огромному количеству новых проектов, были приняты важнейшие законы, определяющие дальнейшее развитие как культуры, так и общества в целом». Однако из инициатив, предложенных Минкультом, первым делом вспоминается «закон о мате», который запретил использование нецензурной лексики в кино и театре, «закон о прокатных удостоверениях», создавший массу трудностей фестивальному движению в России, а также нашумевший «Проект основ государственной культурной политики», который в изначальном его варианте взбудоражил общественность тезисом «Россия – не Европа».

Одним из ярких примеров проявления «культурной политики» стало закрытие Театра.doc якобы из-за нарушения правил перепланировки (напомним, театр занимал свое помещение с 2002 года). Запомнились резкие высказывания министра культуры Владимира Мединского о режиссере Виталии Манском, чей «Артдокфест» Минкульт отказался поддерживать из-за гражданской позиции его руководителя. Была предпринята попытка лишить госфинансирования фестиваль «2morrow/Завтра».

Фактически произошел развал Музея кино и был уволен его бессменный директор и создатель Наум Клейман… «Проведена большая работа по обновлению кадрового состава руководителей крупнейших федеральных учреждений культуры, успешно решаются задачи, поставленные в указах президента от 7 мая 2013 года, и текущие поручения президента и Правительства РФ», – рассказал на открытом подведении итогов Года культуры Владимир Мединский, вероятно, имея в виду в том числе как раз последний упомянутый нами случай.

Подобных печальных примеров разного сорта предостаточно. Например, «Гоголь-Центр» сенаторы именуют не иначе, как «одиозный», местные власти штрафуют кинотеатры за показы фильмов, в которых некие чиновники углядели пропаганду гомосексуализма, «православные» активисты буквально выгоняют из страны рок-музыканта Мэрилина Мэнсона и срывают целый ряд концертов по тем или иным причинам не угодивших им групп, авторам оперы «Новый Иерусалим» в Петербурге угрожают физической расправой, зарубежные группы отменяют концерты в России, а государственные СМИ буквально травят музыкантов Андрея Макаревича и Святослава Вакарчука за их высказывания о «войне и мире».

И все это происходит в том самом году, который по иронии судьбы был объявлен правительством Годом культуры. К сожалению, именно в культурный год градус ненависти к деятелям культуры небывало повысился, и вдруг вернулись из прошлого словосочетания «одиозный театр», «развращающее влияние», «подрыв нравственных устоев», а выражение «духовные скрепы» и вовсе стало интернет-мемом. Но пока народ открыто смеется над «духовными скрепами», на сайте Следственного комитета РФ в открытом же доступе представлен документ о заведении уголовного дела в отношении организаторов литературного проекта «Чтения в парках». И приходится констатировать, что в минувшем году для многих «представителей творческих профессий», в частности, писателей Дмитрия Быкова, Льва Рубинштейна, Бориса Акунина и других визиты в Следственный комитет уже стали привычным делом.

Однако Минкульт, вероятно, следуя древнему совету, помнит только хорошее: «Среди позитивных событий этого года – открытие ряда новых сцен, в том числе в Александринском и Мариинском театрах, гастрольные поездки крупных федеральных коллективов по всей стране – в том числе по малым городам России, где их ждали десятилетиями. В этом году мы впервые провели «Ночь музеев» в расширенном формате – в акции приняли участие библиотеки, музыкальные учреждения, филармонии, театры, музеи». Оптимизацию (то есть слияние нескольких небольших и совершенно разных организаций в одну), которая коснулась и культурных учреждений, наверняка Минкультуры в два счета сумеет истолковать как «важное и позитивное событие», которое между тем через сокращение государственного финансирования может привести к фактическому уничтожению маленьких театров в стране.

В то, что закрытие такого количества мероприятий и организаций может быть объяснимо экономическими проблемами, верится слабо даже на фоне нынешнего кризисного настроения. Как рассказывал «НИ» Николай Рощин, худрук одного из пострадавших от оптимизации театров – «А.Р.Т.О.», «сокращать финансирование уже некуда. Департамент нам дает 800 тысяч рублей в год на две постановки. И ЦДР, и «А.Р.Т.О.» – это такие маленькие статьи московского театрального бюджета, что даже их полная ликвидация, мне кажется, ну никак не улучшит финансовых показателей». А в то, что политика Минкультуры – это продуманная идеология, набирающая обороты, верится все сильнее. Достаточно вспомнить совсем недавний случай с посещением заместителем министра культуры Владимиром Аристарховым выставки «Эмоции», на вернисаже которой он заявил, что именно такое искусство его ведомство и будет поддерживать в следующем году – «то, которое положительно сказывается на россиянах». На вопрос корреспондента газеты Art Newspaper, посещал ли Владимир Аристархов Московскую биеннале современного искусства, он сообщил, что бывал и «большей мерзости не видел».

Как рассказала корреспонденту «НИ» создатель и худрук Театра.doc драматург Елена Гремина, «в травле и закрытии в год культуры таких «неугодных» нынешней власти заведений, как наш Театр.doc, логика есть, но это логика абсурда. Я искренне не понимаю, чего добиваются те, кто этим занимается. Но мы ничего особенного от объявленного правительством года и не ждали, потому что мы театр, и у нас каждый год – год культуры, несмотря ни на что». Отметим, что Театр.doc и вовсе никогда не существовал на государственные деньги, а был частным.

«Я не думаю, что мы стали конкретной мишенью, – рассказала «НИ» Ольга Дыховичная, директор фестиваля «2morrow/Завтра», который большую часть средств на свое проведение собрал с помощью краудфандинга. – Мы, скорее, не попали в общую приоритетную тенденцию». Об этом же говорит в беседе с корреспондентом «НИ» и известный киновед Кирилл Разлогов: «События в культуре, которые пришлись на год, отражают общую политическую ситуацию и объяснимое ужесточение в силу того, что мы вошли в фазу идеологической и в известной мере даже информационной войны с Западом. В этих условиях ясно, что гайки зажимаются и требования становятся более жесткими. Был сделан целый ряд вещей, которые лично я принять не могу: закрыт Институт культурологии, который я возглавлял и которому посвятил четверть века, был принят закон насчет нецензурной брани, который обязательно надо пересматривать, потому что, с моей точки зрения, он крайне неразумен. Я думаю, что усиление давления на культуру в этом плане связано с желанием заставить творческую интеллигенцию работать так, как это было в советское время».

Тем не менее и позитивные события в Год культуры в стране все же происходили. С размахом было отпраздновано 200-летие со дня рождения Михаила Лермонтова, и открыт после долгой реставрации его московский дом-музей, наконец отремонтирована «Сцена на Сретенке» Театра имени Маяковского, открыт после долгих судебных тяжб уникальный памятник архитектуры – дом Мельникова в Кривоарбатском переулке.

В Петербурге труппа БДТ имени Георгия Товстоногова вернулась в здание театра после капитального ремонта и реконструкции, продолжавшихся с 2011 года. В Москве на ВДНХ возрожден Зеленый театр, где будут проходить концерты самых разных музыкальных направлений. Закрылся на долгожданную реставрацию Театр на Таганке, а также любимый москвичами старейший кинотеатр «Художественный». Дан старт гастрольному проекту Министерства культуры. «Эту политику мы еще больше активизируем в будущем году – на поддержку гастрольной деятельности будет выделено в шесть раз больше средств по сравнению с текущим годом. Так, МХТ имени Чехова поедет на Дальний Восток, Малый театр – в Сургут, Пермь, Омск, регионы Сибири, Малый драматический театр Льва Додина отправится на гастроли в Новотроицк, Железногорск, на Урал, БДТ – в Поволжье, Самару, Уфу, Александринский театр – в Вологду и Красноярск… Приоритетными для гастрольной деятельности будут дальние регионы России, где нет своих театров, «закрытые города» (которые не значатся в гастрольных графиках со времен распада Советского Союза) и Кавказ…», – пообещал министр культуры.

И все же нельзя не отметить, что ни одно из важных, системных преобразований (а не локальных, как открытие отдельных музеев или проведение тех или иных мероприятий), в Год культуры не было сделано, и этому факту нам, пожалуй, стоит порадоваться: пресловутый проект «Основ культурной политики» пока так и не приняли.

Впрочем, закончился Год культуры – и в Госдуме заявили, что запрет на мат, возможно, отменят, закон о прокатных удостоверениях пересмотрят, проект «Основ государственной культурной политики» существенно переработают… Проекты, лишенные госфинансирования, никуда и не исчезали, а были успешно проведены благодаря краудфандингу и поддержке заинтересованной публики. Как рассказал нам Кирилл Разлогов, «У меня есть на этот счет шутка: год культуры в соответствии с предсказаниями культурологов закончился полным экономическим крахом».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter