Рус
Eng
Играть или "гордиться"? Зачем министр культуры дала 200 миллионов на русскую классику

Играть или "гордиться"? Зачем министр культуры дала 200 миллионов на русскую классику

3 января , 14:51Культура"Му-Му" по Тургеневу в постановке Дмитрия Крымова в Государственном театре
Министр культуры России Ольга Любимова накануне Нового года порадовала грядущей щедростью – выделением 200 миллионов рублей ежегодно на спектакли по русской классике.

Анжелика Заозерская

По мнению Ольги Любимовой, которое доводит до СМИ пресс-служба министерства, «доля спектаклей по русской классике не достигает 50 процентов всех постановок по стране».О каких-таких узаконенных долях идет речь, и где эти доли прописаны? - большой вопрос.

В Америке и в Европе самый популярный драматург Антон Чехов, и его ставят иностранцы за свои деньги, причем личные, а не государственные. Ставят, потому что хотят, любят, потому что в этом есть выгода. Ни Чехов, ни Толстой, ни Лермонтов не нуждаются в том, чтобы к их произведениям относились как к «бедным родственникам», которые не могут выйти в свет из-за каких-то трудностей. Тот, кто хочет поставить «Три сестры», точно найдет возможность это сделать. А вот соблазн в виде дополнительного финансирования у режиссеров – велик. Тем более, что с классикой можно обращаться вольно, ибо авторские права не действуют, и тому масса примеров.

Два года назад в театре На Малой Бронной вышла премьера Павла Сафонова «Горе от ума» по комедии Грибоедова, где Фамусов (Михаил Горевой) предстал в образе нового русского, который в шубе принимает ванну, а Чацкий показан злобным, завистливым бесенком. Павел Сафонов еще зачем-то «присобачил» персонаж Ксении Собчак. Правда, он этот сделал до прихода на пост худрука театра На Малой Бронной мужа Собчак – Константина Богомолова.

Кстати, может, это и стало причиной того, что через год после премьеры спектакль сняли с репертуара. Между прочим, в столичном театре На Малой Бронной ровно половина репертуара – русская классика: «Слово о полку Игореве», «Белые ночи», «Бесы Достоевского», «Бульба. Пир», «Варшавская мелодия», «Княжна Марья», «Оля +Сережа», «Ревизор», «Самоубийца». В афише Государственного театра «Наций» несколько названий спектаклей и по Пушкину («На все. Пушкин. Поэмы», «Сказки Пушкина»), и по Чехову («Дядя Ваня», «Иванов», «Наше все. Антон Чехов», «Шведская спичка»), и по Тургеневу («Му-Му», «Наше все. Тургенев») и по многим другим классикам. В основном – экспериментального характера.

Так, действие пьесы Чехова «Иванов» перенесено в наши дни, и главный герой Иванов ест на балконе соленые огурцы из банки, а главная героиня Анна Петровна, по версии Тимофея Кулябина, «болеет не чахоткой, а раком». Но самое неожиданное, что в спектакле звучат современные хиты, в частности дешевенькая песенка Натали «Я хочу от тебя и сына, и дочку». Билеты на спектакль вряд ли дешевые – от 4000 до 6000 тысяч рублей (на 9 февраля 2020 года).

Получается, что Министерство культуры РФ возьмется субсидирует очередную новаторскую постановку театра Наций, которая будет иметь коммерческий успех, но от русской классики в ней ничего не останется.

Худрук театра Вахтангова Римас Туминас ставит, как и русскую классику, так и зарубежную причем в равном соотношении. Но при выборе материала вряд ли он полагается на дополнительное финансирование, или на кассовый успех. Настоящие режиссеры вынашивают свои постановки годами, и если берутся ставить, точно не ради того заветного соотношения в репертуаре, о котором говорит министр культуры России.

Поддерживать национальную культуру, конечно, нужно, но без пресловутого и явно старомодного деления на русскую и нерусскую литературу, на классиков и современников. Есть хорошие и плохие пьесы, романы, как и есть хорошие и не очень хорошие режиссеры. Русская классика в театре точно выживет, если не получит дополнительных 200 миллионов. А вот актеры, молодые режиссеры, которые с риском для жизни играют сегодня спектакли, к сожалению, могут пострадать из-за того, что не на что жить, нечем платить кредиты и учить своих детей.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter