Рус
Eng
От Маркса к Джобсу

От Маркса к Джобсу

2 октября, 00:00
Культура
ВИКТОР МАТИЗЕН
Фильм Джошуа Майкла Штерна «Джобс. Империя соблазна» довольно прохладно принят критикой и публикой – и не без оснований. Однако при всех недостатках картина вдохновляет, поскольку наглядно показывает, кем и как было сделано одно из важнейших для человечества изобретений.

Все вещи, которыми располагает человечество, родились в чьих-то головах в виде идей и лишь потом приняли материальное обличье. Первый великий шаг к созданию персонального компьютера сделал не Стив Джобс, а его тезка и товарищ Стив Возняк (его прекрасно сыграл Джош Гэд), придумавший, как печатать и стирать цифры и буквы не на бумаге, а на экране. По сути, он изобрел виртуальное письмо, но не имел практической хватки и не понял, какое значение это открытие может иметь для всего мира. Чтобы увидеть перспективы изобретения и превратить его в предмет первой необходимости, потребовался второй гений – предпринимательский, которым в полной мере обладал Джобс. Для материализации замысла требовалась лишь наемная рабочая сила, найти которую не составляло труда. Тем самым создание ПК представлено в фильме как дело мозгов и рук трех классических субъектов производственного процесса: Изобретателя, Предпринимателя и Рабочего.

Так же отчетливо продемонстрирован в картине и способ распределения того, что Маркс назвал прибавочной стоимостью, но в силу личных и исторических причин так и не догадался, из чего именно она образуется, придав непомерное значение чисто физическому труду и затратам трудового времени. Стивен Джобс лучше разбирался в том, что чего стоит, – добившись заказа на изготовление пробного образца и получив задаток, он дал некоторую часть денег, а затем и долю акций созданной им компании Apple Возняку, а техническим сотрудникам, то есть квалифицированным рабочим, выплатил только зарплату, но к раздаче акций их не допустил. То есть оценил умственный вклад предпринимателя на порядок выше, чем умственный труд изобретателя и на несколько порядков выше, чем физический труд отдельного рабочего, – тем и отличается капиталистический принцип «каждому по труду» от социалистического, по сути, не считающего трудом умственную деятельность.

Любопытно, что этот неравный, но принципиальный и по-своему справедливый дележ не обошелся без обмана: Джобс сказал товарищу, что получил 700 долларов, хотя на самом деле ему заплатили 5 тысяч. Но еще интереснее, что слукавил он не потому, что в глубине души считал такой дележ несправедливым, а из опасения, что Возняк откажется от сотрудничества, если узнает, что Джобс намерен взять себе львиную долю.

Другой показательный момент – уверенность Джобса в том, что он создает не только вещь, но и не существовавшую ранее потребность в ней, то есть превращает вещь в товар. Инновационное производство, по Джобсу, есть производство вещей и потребностей, а задача предпринимателя – создать предмет, на который возникнет спрос. Целью презентаций продуктов Apple, которыми так прославился Стивен Джобс, как раз и было порождение и разжигание потребностей в продуктах, облегчающих физический труд и усложняющих умственный. Естественно, что и производство было «заточено» под удовлетворение еще не известных людям потребностей. Если угодно, Apple реализовала лозунг, который в Советском Союзе, построенном на ложных экономических основаниях, так и остался лозунгом: «Все для человека, все для блага человека».

С другой стороны, производство новых потребностей – всегда риск, где за неудачу платит предприниматель. Следовательно, прибыль – еще и плата за риск, а кто не рискует, тот не пьет шампанское. В фильме отлично показано, как рисковал и чем расплачивался Джобс, – взять хотя бы сюжет с увольнением из Apple, вызванным его стремлением к инновациям, в то время как остальные акционеры стремились к гарантированной прибыли. Некоторое время после его ухода компания наращивала доходы, а затем пошла вниз, да так, что никто, кроме Джобса, спасти ее уже не мог. Нечто подобное, кстати, наблюдается и в кинопроизводстве, которое живет между Сциллой и Харибдой: бесконечными франшизами, удовлетворяющими наличные зрительские потребности, но ведущими к застою, и рискованными попытками создания новых потребностей.

Можно как угодно относиться к Эштону Катчеру, сыгравшему Джобса, но он точно передал личные качества, позволившие его герою стать иконой инновационного бизнеса, – замкнутость, сосредоточенность, дисконтактность и жесткость, совмещенные со способностью смотреть в будущее и редким умением вести деловые переговоры, настаивая на своем и в то же время делая собеседникам предложения, от которых они не могут отказаться. Самому фильму едва ли светят какие-то премии, но будет обидно, если Катчера не окажется среди номинантов «Оскара» – этой ролью он попал в десятку.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter