Рус
Eng
Лучше быть талантливым, чем бездарным

Лучше быть талантливым, чем бездарным

2 июля 2014, 00:00
Культура
ОЛЬГА ЕГОШИНА, Амстердам
Роман нашей соотечественницы – эмигрантки Айн Рэнд (Алисы Зиновьевны Розенбаум) – «Источник» вышел в 1943 году и наряду с ее романом «Атлант расправил плечи» был признан книгой, оказавшей сильнейшее влияние на умонастроения послевоенного поколения Америки и Европы. Созданная Рэнд философия объективизма, основанного на

Айн Рэнд писала: «Если бы от всех философов потребовали представить их идеи в форме романов и дрaмaтизировaть точное, без тумана, значение и последствия их философии в человеческой жизни, философов стало бы намного меньше, но они были бы намного лучше». И добавляла, что сами люди интересуют ее только в том смысле, в каком они преломляют в себе философские идеи. Романы Айн Рэнд – всегда идейный диспут, проиллюстрированный сюжетными поворотами и линиями, что дает повод недоброжелателям говорить о картонности и схематичности ее персонажей и фабул.

В «Источнике» соревнование идет между бездарем, приспособленцем и карьеристом Питером Китингом и гениальным архитектором, нонконформистом и бессребреником Говардом Рорком, наследующим в стиле поведения черты Базарова, Рахметова и прочих юношей-бунтарей русской литературы.

Между двумя главными героями еще одной стороной романного и идейного треугольника выступает красавица Доминик Франкон, дочь хозяина архитектурного бюро и преуспевающий журналист. Она получает любовное удовлетворение в постели с Рорком, но, чтобы наказать себя за такое проявление зависимости от другого человека, да еще и мужчины, она выходит замуж за Китинга, а потом еще за более богатого и еще более ей противного газетного магната Гейла Винанда. Надо ли добавлять, что к финалу книги все приспособленцы получают по заслугам (один стреляется, другой спивается), а великолепные любовники наконец воссоединяются, полные восхищения друг другом и собственной непримиримостью.

Иво ван Хове старательно наполняет литературные схемы театральной плотью. Все огромное пространство сцены превращено в современную студию с выделенными комнатами и столами, диванами и неформальными уголками. И действие мгновенно перемещается из обставленной в стиле хай-тек конторы Франкона в апартаменты Гейла Виланда, обставленные в том же урбанистическом стиле. Зрителям дают возможность в подробностях рассмотреть великолепные женские стати Доминик, не пропуская никаких секретных зон. И наглядно убедиться в незаурядных мужских достоинствах Рорка. На большом экране крупным планом нам покажут удовольствие, которое они получают в постели друг от друга.

Наконец, архитектурный гений Рорка также будет наглядно продемонстрирован в его набросках. Актер Рамси Наср будет непринужденно наносить на листы бумаги контуры прекрасных зданий. Или рисовать дом прямо на фотографии пейзажа, легко вписывая парящее чудо в панораму отвесного утеса. На экране проецируется его рисунок, и этот момент живого творчества становится самым выразительным и запоминающимся в спектакле Иво ван Хове.

Голландский режиссер, известный своим пристрастием к монументальным полотнам (отменно длинным-длинным-длинным), дает всем персонажам выговориться до донышка. Обсудить все вопросы зависимости/независимости художника от вкусов заказчика, от гнета традиций, от требований общества, наконец. Право одаренной личности на «разумный эгоизм», следование своему дару без всяких оглядок на любые привходящие обстоятельства. Доминик изложит свою концепцию любви, с которой необходимо в себе бороться, чтобы она не поглотила твою внутреннюю свободу (Рорк целиком поддерживает возлюбленную: «Я мог бы умереть для тебя, но жить для тебя и для любого другого я не способен»).

В сухом остатке голландская постановка многословно и убедительно доказывает в течение четырех с лишним часов, что быть бескомпромиссным, гениальным, красивым и сексуальным куда лучше, чем быть бездарным приспособленцем-импотентом.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter