Рус
Eng
Свои – для своих

Свои – для своих

2 марта 2016, 00:00
Культура
ВИКТОР БОРЗЕНКО
Ежегодная премия Союза театральных деятелей, подводящая итог прошлому сезону, прошла по традиции при полном аншлаге. Билеты на «Гвоздь сезона» не продаются. В зале – только деятели сцены, а потому по части шуток и острот она не имеет равных. Никакой цензуры. Что называется, свои – для своих.

Ведущими 14-й церемонии стали Константин Богомолов и Сергей Епишев. Как сказал, открывая мероприятие, зампредседателя СТД Евгений Стеблов: «Сегодня у нас одиннадцатая по счету церемония, которую ведут эти артисты, и первая с того момента, как они с нами попрощались».

В прошлом году Богомолов и Епишев действительно заявили о своем уходе. По их словам, десять лет – вполне оптимальный срок для того, чтобы «публике поднадоесть и СТД смог убедиться наконец, что «Гвоздь сезона» должны вести другие люди». Тогда же, прощаясь со зрителями, Константин Богомолов еще раз подчеркнул, что место ведущих отныне вакантно.

Интрига держалась на протяжении целого года. Театральные деятели гадали, кто мог бы заменить Богомолова и Епишева, чья смелость по части шуток давно заслужила успех.

Наконец за пару дней до 14-й церемонии Москву облетела новость: Богомолов и Епишев остались. (Другая версия: председатель СТД Александр Калягин смог их уговорить).

Театральные деятели вновь собрались на Страстном – в ожидании соленых шуток и… своего дождались. Капустник длился почти два часа. Артисты хлестко прошлись по многим наболевшим проблемам, но стержневой темой вечера стало известное противостояние академического театроведения и современной режиссуры. Проще говоря – неприятие некоторыми критиками творчества Константина Богомолова.

Поэтому, когда Богомолов и Епишев вышли на сцену в платьях и париках и представились – Марина Рюмашева и Ольга Огогошина, – зал взорвался хохотом и овациями.

«СТД и лично Сан Саныч приняли решение о сан-санации премии «Гвоздь сезона», – сказали они. – СТД оратировало состав ведущих этого «Гвоздя». Сан Саныч вызвал нас к себе и сказал: кто, если не вы? Мы, конечно, пожеманились, пококетничали. Но согласились. И даже придумали нашу первую шутку: было два мальчика, стало две девочки».

Сцену оформили в розовых тонах, что, по словам критикесс, несет весьма конкретный смысл. «Розовый – цвет женской талии, цвет спелого граната и… цвет щечек Миндаугаса Карбаускиса», – сказали они для разогрева.

Не упустили возможности посетовать и на свою женскую долю: «Все думают, что мы железные леди – бескомпромиссные и мужественные грабли, пропалывающие огород русского театра, чтобы настоящие огурцы пупырились и зеленели, на радость гурманам театрального искусства. Однако сегодня у нас тоже праздник – мы не пишем рецензий, мы пишем историю русского театра».

В этом году к истории театра «Гвоздь сезона» приколотил спектакли: «Нюрнберг» (РАМТ, режиссер Алексей Бородин), «Юбилей ювелира» (МХТ имени Чехова, Константин Богомолов), «Мефисто» (МХТ имени Чехова, Адольф Шапиро), «Бег» (Театр имени Вахтангова, Юрий Бутусов) и «Герой нашего времени» (Большой театр, Кирилл Серебренников). СТД сообщил об этом заранее, однако по традиции оставил главную интригу – кому достанется Гран-при, держалось в секрете, ведущие-критикессы отшучивались: «Что если Богомолову достанется главный гвоздь?»

С каждой минутой комизм, граничащий с «фантастическим реализмом», нарастал. Чего нельзя отнять у режиссера, так это его самоиронии. Недаром, согласно сценарию, критикессы неоднократно подчеркивали, не скрывая высокомерия: «Так пошутили бы Богомолов с Епишевым». А переходя к награждению спектакля «Юбилей ювелира», сказали: «Нас спросят: а как же наличие в списке спектаклей Богомолова и Серебренникова? С этим уже ничего нельзя поделать. Слишком уж густо и наваристо их либеральное лобио. В конце концов, убогие все равно останутся убогими. А вырожденцы вырожденцами. Ты только подумай: у вырожденцев тоже есть право быть услышанными. Пускай выходят на сцену бездарные выродки получать незаслуженные награды. Слышите, упыри, мы протянем вам луковку мира».

Впрочем, миром дело так и не кончилось. Марина Рюмашева уйдет за кулисы («не могу видеть Богомолова»), на сцене появится сам режиссер, но вторая критикесса прибьет его подушкой. Богомолов упадет замертво, потом воскреснет и, представ перед публикой в чем мать родила, споет: «Я поднимаю свой бокал...» Но чтобы окончательно не шокировать публику, Богомолов прикроется газетой «Культура» и стопкой бумаг, озаглавленных «Основы государственной культурной политики».

«Эту песню я хотел посвятить Вере Анатольевне Максимовой, но ее сегодня нет», – сказал режиссер, вспомнив еще одну критикессу, которая давно «неравнодушна» к его творчеству.

Наконец главная интрига вечера была раскрыта. Гран-при («нашу хрустальную гвоздессу», как назвал ее Богомолов) получил спектакль Алексея Бородина «Нюрнберг». «Вы знаете, когда попадаешь в такую компанию номинантов, находясь среди Адольфа Шапиро и с тремя этими молодцами, которые очень внятно ворвались в театральный мир, чувствуешь, что все делаешь не зря, – сказал Бородин. – Вообще, все относительно, кто первый, кто второй. Счастье, когда творческий замысел становится заметен».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter