Рус
Eng
Бытовая нетленка

Бытовая нетленка

1 июля 2015, 00:00
Культура
Сергей СОЛОВЬЕВ
Масштабная выставка «Духовка и нетленка» – это летопись неформальной истории московского искусства второй половины ХХ века. Главные события тогда происходили не в музеях и выставочных залах, а в квартирах и мастерских нонконформистов. Бурную жизнь на обочине от советских учреждений культуры запечатлели четыре выдающихс

Один из самых замечательных экспонатов на выставке – копия с «каталога», написанного Леонидом Талочкиным к «всесоюзной выставке» 1975 года. Собственно сам каталог – это четыре странички с указанием адресов, куда можно прийти в определенное время. Первым адресом значится квартира Оскара Рабина на Большой Черкизовской улице. Далее еще семь квартир. Это покруче любого квеста – успеть 29 и 30 марта с 12.00 до 18.00 в первые семь мест, а последнее (квартиру Андреевича на Верхней Масловке) оставить на вечер 4 апреля. Вместе с кочующей ордой друзей и подруг художников, которые переезжали из одного «квартирника» в другой, по тайным явкам путешествовали четыре фотографа: Игорь Пальмин, Валентин Серов, Игорь Макаревич и Георгий Кизевальтер. Именно в том порядке, в котором они здесь перечислены, располагается и хронология снимков: Пальмин снимал мастерские и первые акции в 1960-х, а Кизевальтер уже пред-перестроечное искусство 1980-х. Фотографии стали главным материалом, из которого кураторы выставки построили прозрачные лабиринты (метафора частного пространства), где показали лики московского андеграунда.

Остроумное название этого проекта происходит от двух жаргонных словечек. С их помощью, по версии Льва Рубинштейна, обозначались высокие темы, поднимавшиеся в кухонных беседах, а также непосредственно обстановка этих самых кухонь: «духовка» – плита (нечто духовное), «нетленка» – холодильник (нечто шедевральное, «на века»). Всех посетителей выставки встречает небольшой кусок квартиры советского интеллигента с черным фортепьяно, где поверх обоев плотно развешены листки Яковлева, Зверева, Беленюка, Немухина, Харитонова (все из собрания Алшибая). Вот типичный набор того, зачем арт-тусовка перебиралась с одного конца Москвы в другой.

Правду сказать, в самой экспозиции чистота жанра (выставки в квартирах) не соблюдается – на фотографиях масса выставок и нонконформистских акций, которые проходили в мастерских или на пленэре. Огромный пласт документов связан с неофициальными выставками на ВДНХ или в Горкоме графиков на Малой Грузинской. Художники, не вписавшиеся в социалистическую систему, использовали любую площадку, чтобы показать свои творения – обживали ее и превращали во внутреннее пространство. Уже позднее – со второй половины 1980-х – квартирники стали превращаться в клубные галереи (такая переходная форма была у галереи АРТART).

Произведения и авторы, которые проходили через тайные и явные адреса, сегодня уже у всех на слуху. Это почти все классики нонконформизма, претендующие (и давно имеющие) музейные экспозиции. Куда как интересней увидеть в «Духовке и нетленке» замечательный урок нынешнему поколению, попавшему под каток арт-рынка (а этот каток будет посильнее советских комиссий). Оказывается, для истории совершенно неважно, где и какому количеству зрителей ты показываешь свои работы. Важнее ощущение внутренней правоты, необходимости выставить новые вещи. Какое-то высшее око это увидит и выведет тебя на иной уровень, заставит критиков о тебе говорить, а фотолетописцев следовать за твоим передвижением. Впрочем, у нонконформистов, отринутых системой, имелось одно немалое преимущество: у них было время и силы устраивать выставки в квартирах. Они еще не знали, что такое ежемесячные выплаты по квартирной ипотеке.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter