Рус
Eng
Легенда Большого

Легенда Большого
Новость

1 июля 2014, 00:00
Театральный зритель редко интересуется тем, кто создавал декорации, придумывал костюмы. Чаще всего все лавры достаются актерам, в лучшем случае – режиссеру спектакля. Однако есть несколько фамилий, известных не только в узком кругу театральных деятелей. Безусловно, одна из них – Федоровский. В советское время его слава

Экспозиция располагается на втором этаже здания на Крымском Валу, а на следующем – юбилейная выставка «Александр Головин. Фантазии Серебряного века». Это соседство неслучайно: Федор Федоровский был учеником графика и театрального оформителя Головина. Оба художника являлись новаторами в своем деле: учитель разрабатывал эскизы костюмов к знаменитому «Маскараду» Всеволода Мейерхольда, а его ученик спустя почти 30 лет оформлял «Князя Игоря» и «Бориса Годунова».

Федор Федоровский работал в разных стилях: от классицизма до экспрессионизма. Тем интереснее путешествовать по залам галереи, сталкиваясь с образцами совершенно разных художественных течений. Эскиз костюма Мефистофеля к опере «Фауст» выполнен в лучших традициях немецкого экспрессионизма, убранство сцены балета «Майская ночь» – романтизма, эскиз к одной из сцен «Князя Игоря» – реализма. Неизменным во всем этом калейдоскопе остается одно: точная и скрупулезная работа художника, который понимает, что настоящее творчество невозможно без внимания к каждой мелочи и детали.

Большой театр предоставил в распоряжение Третьяковской галереи видеофрагмент оперы «Борис Годунов», чтобы посетители экспозиции смогли посмотреть работу художника в деле. Объектив камеры, снимавшей оперу, приближает детали роскошных костюмов и дает возможность оценить декорации, благодаря которым действие становится более сконцентрированным и словно уплотненным в пространстве. Взгляд зрителя не разбегается, а воспринимает все происходящее на сцене целиком.

Кроме того что Федор Федоровский занимался оформлением театральных постановок, у него было большое количество проектов, напрямую со сценическим действом не связанных. Те из них, что перекликаются с Большим театром, также можно увидеть на выставке. В частности – макет занавеса, являющийся типичным примером зарождающегося сталинского ампира. Красная тяжелая ткань, богато расшитая золотом, и портрет Ленина наверху – такому могли позавидовать даже императорские театры.

А когда видишь эскиз декорации к музыкальному спектаклю «Героическое действо», посвященному десятилетию Великой Октябрьской революции, понимаешь, что идеологическая и политическая составляющая не помешала в этой работе раскрыться художественному таланту. Сам по себе этот рисунок – безукоризненный пример авангардного искусства.

Безусловно, обычная выставка живописи и выставка работ художника театрального отличаются тем, что в первом случае мы рассматриваем каждую картину как законченное произведение, зачастую не проводя никаких аналогий. Рисунки же театрального художника сложно воспринимать в отрыве от пьесы, либретто или музыки. Поэтому ограничиться демонстрацией эскизов в рамках и костюмов за стеклом организаторам было сложно. Они решили подчеркнуть синтетическую природу театрального искусства в принципе, поэтому всю прогулку по залам Третьяковской галереи сопровождает музыка из некоторых опер, над которыми работал Федоровский. И когда уже ближе к концу экспозиции посетитель доходит до зала, где во всю сцену расположен эскиз к «Борису Годунову», видит на его фоне костюмы царя Бориса и бояр и слышит увертюру из оперы Мусоргского – складывается ощущение, что побывал в Большом времен работы Федоровского.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter