Рус
Eng
Актер Эдди Редмейн

Актер Эдди Редмейн
Новость

1 марта 2016, 00:00
После роли профессора Хокинга, сыгранного с пугающей достоверностью, оскаровского лауреата прошлого года (и номинанта этого, уступившего Леонардо ДиКаприо) Эдди РЕДМЕЙНА считают не только одним из самых успешных, но и трудолюбивых современных актеров. В новом фильме Томаса Хупера «Девушка из Дании» Эдди пришлось изрядн

– Эдди, вы не ищете легких путей. Сразу после «Вселенной Стивена Хокинга» – еще одна достаточно сложная роль.

– Образ Лили, как и профессора Хокинга, мне помогала создавать хореограф движений Алекс Рейнольдс. Она уже хорошо меня изучила и знает все мои сильные и слабые стороны. Алекс прежде всего помогает тебе раскрепоститься внутренне, потому что любое движение должно идти как бы изнутри. Точно так же для этой роли мне пришлось сильно сбросить вес. Во время подготовки к фильму интересы дизайнеров костюмов и гримеров несколько разошлись – первые хотели, чтобы я похудел как можно больше, а вторые опасались, что от излишней худобы мои черты могут обостриться. В общем, пришлось найти «золотую середину».

– Все-таки убедительно сыграть женщину непросто. Трудно было вживаться в образ?

– Женщин на самом деле мне приходилось играть и раньше, в школе и колледже мы ставили много классических пьес, где все женские роли по традиции играют мужчины, а моей первой профессиональной ролью на театральной сцене была Виола в «Двенадцатой ночи» Шекспировского «Глобуса». Снимаясь в этом фильме, я прежде всего хотел отдать должное своему персонажу. Лили Эльбе была сложной и многогранной личностью. Я попытался посмотреть на эту историю ее глазами и проследить ее внутреннюю трансформацию. В этом и состоит главная радость актерства – с каждой ролью ты открываешь что-то новое в самом себе.

– Вас эта роль как-то изменила?

– Мне она очень много дала в плане самообразования. Во время подготовки к роли я встретился со множеством женщин-трансгендеров разных поколений, история каждой из них по-своему уникальна. Одна из самых замечательных женщин, которых я знаю, – режиссер «Матрицы» Лана Вачовски, в прошлом Ларри. С нею вместе мы работали над фильмом «Восхождение Юпитер».

– А с Томом Хупером на этот раз как работалось?

– У нас было достаточно много времени на репетиции – чем больше вкладываешь в подготовку, тем увереннее потом себя чувствуешь перед камерой. У Тома вообще удивительный подход к работе – он все продумывает до мелочей, отрабатывает каждый возможный вариант, и потом все равно дает тебе полную свободу действий. Я бы сказал, что в работе он полностью полагается на свой режиссерский инстинкт. Кстати, сценарий этого фильма он мне предложил прочитать на съемках мюзикла «Отверженные». Эта история стала для меня настоящим открытием, в ней есть глубина и страсть. Для меня это прежде всего история любви двух неординарных людей, намного опередивших свое время. Я сказал Тому, что, если ему когда-нибудь удастся снять этот фильм, я хотел бы в нем участвовать.

– Получить «Оскара» – большое событие в жизни каждого актера. Как это было?

– Как в сказке. Даже не было времени опомниться! Но уже буквально на следующий день, когда вернулся в Лондон и понял, что у меня выходной, я отнес вещи в химчистку и пошел, как обычно, в местный универмаг. Такова моя реальность – я живу жизнью нормального человека, а потом езжу на всякие фестивали и премьеры, одеваюсь в вещи, взятые напрокат, и рассуждаю о высоких материях, и опять возвращаюсь к семье, друзьям и своей повседневной жизни.

– То есть зазнаваться не в ваших правилах?

– Думаю, что, например, с ролью Хокинга мне просто повезло. Я был не самым первым в списке кандидатов, но все другие актеры отказались сниматься. Если возомнишь о себе слишком много, то потеряешь чуткость восприятия и не сможешь слиться с образом человека, которого играешь. Киноиндустрия – очень капризная и коммерческая штука: сегодня ты на высоте, а завтра про тебя все забыли. Я всегда считал, что успех и слава недолговечны.

СПРАВКА «НИ»

Эдди РЕДМЕЙН – британский актер театра и кино. Родился 6 января 1982 года в Лондоне. Учился в Тринити-колледже при Кембридже по специальности «история искусств». Театральным дебютом Редмейна стала роль Виолы в спектакле по пьесе Шекспира «Двенадцатая ночь» в театре «Глобус». Через два года был отмечен наградой Critics’ Circle Theatre Awards как лучший молодой актер. В 2009-м Редмейн сыграл одну из самых значительных своих театральных ролей в спектакле по пьесе Джона Логана «Красное», за которую он получил премию Лоуренса Оливье и премию «Тони». Редмейн снялся во множестве телевизионных и кинопроектов: в сериалах «Тэсс из рода Д’Эрбервиллей», «Столпы Земли», в фильмах «Еще одна из рода Болейн», «Читая мысли», «7 дней и ночей с Мэрилин», «Отверженные». За роль Лили Эльбе в фильме «Девушка из Дании» был номинирован на «Оскар» в 2016 году. Но самая известная роль Редмейна – это ученый Стивен Хокинг, за которую в 2015 году он получил премии «Оскар», «Золотой глобус» и BAFTA.


Лауреатом «Оскара» за лучшую мужскую роль второго плана стал актер Марк Райленс, сыгравший разведчика Рудольфа Абеля в фильме «Шпионский мост» Стивена Спилберга. Лондонскому корреспонденту «НИ» удалось побеседовать с Марком Райленсом о его звездной роли еще в ноябре прошлого года. Сегодня мы публикуем отрывок из этого интервью (полную версию читайте в номере от 26 ноября 2015 года).

– Марк, вы играете русского разведчика, как вы готовились к этой роли? – Я прочел о Рудольфе Абеле несколько книг, в основном написанных людьми, которые знали его еще до ареста. Также на Youtube можно найти кинохронику, показывающую момент, когда его вскоре после ареста ведут из автобуса в зал суда, ну и еще сохранились несколько фотографий. Что-то я узнал от Евгения Лебедева (владелец британской газеты Evening Standard. – «НИ»), он мой друг, как я понял, его отец общался с кем-то из советских разведчиков, и он мне описал ситуацию того времени в целом. – Что вы думаете о своем персонаже? – Рудольф Абель мне безусловно нравится как человек, я также знаю, что он какое-то время жил в Ньюкасле и вместе со своим отцом во время Первой мировой раздавал листовки, призывающие английских рабочих не идти на фронт, что на самом деле было очень правильно, так как эта война была настоящим предательством по отношению к молодому поколению. И потом я еще думал о тех двадцати миллионах русских, которые погибли во время Второй мировой, чему Рудольф Абель был свидетелем, о тех страшных лагерях смерти в Белоруссии и о том, как фашисты уничтожали славянские народы. Мы все знаем о шести миллионах евреев, убитых при Холокосте, но забываем, что русские потеряли в три раза больше. Поэтому я прекрасно понимаю своего персонажа, который считал, что Западный блок очень враждебен и агрессивен, и, с моей точки зрения, это полностью оправдывало все его действия. Эта проблема существует до сих пор. Помню, Том Хэнкс мне рассказал о том, как Михаил Горбачев договорился с НАТО о том, что после падения Берлинской стены Запад не будет двигаться дальше, чем в 40-х продвинулись немцы, но уже через несколько недель обещание было нарушено, поэтому думать, что НАТО – организация совсем не агрессивная, было бы наивно. На самом деле нам нужно побольше таких вот Джеймсов Донованов, которые даже в своих врагах видят в первую очередь людей и стараются понять их точку зрения. В общем, роль для меня оказалась очень интересной.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter