Рус
Eng
Всем кварталом - против обмана: как москвичи добились обещанных Собяниным квартир

Всем кварталом - против обмана: как москвичи добились обещанных Собяниным квартир

25 октября , 14:20Город
Борьба участников реновации Северного района столицы против заселения в строительный неликвид увенчалась успехом. Большинство семей переезжают в дом с хорошими квартирами. «Новые Известия» неоднократно писали о скандальном переселении, затянувшемся на 8 месяцев и едва не закончившемся громким скандалом.

Людмила Бутузова

В Северном районе в реновации участвуют всего четыре дома: 2 пятиэтажки и 2 девятиэтажки, но, несмотря на локальность конфликта, он стал одним из самых громким в Москве. Суть конфликта напрямую связана с «идеалами реновации», которые заявлял мэр Москвы Сергей Собянин (новые стандарты жизни, «умные» дома, квартиры с качественным ремонтом и увеличенной на 30% общей площадью), и реальностью, когда людей силой загоняют в бракованные дома, площадь реновационных квартир оказывается всего на 30 сантиметров больше, а новая «умная» планировка и низкие потолки не позволяют разместить имеющуюся у переселенцев мебель. Жители Северного впервые поставили вопрос ребром: либо выполняйте обещания, либо мы остаемся жить, где жили.

Как вообще поселок Северный, вполне себе комфортабельный, с хорошо развитой инфраструктурой, в шаговой доступности от лесопарка и строящегося метро, ввязался в реновацию?

- Думаю, что изначально был сознательный обман со стороны мэрии, - рассказал «НИ» местный житель Стас Перегуда, кстати сказать, ничего пока не выигравший от реновации. – Место у нас действительно хорошее – транспорт близко, все есть, у меня, например, дача в 15 минутах ходьбы от дома, у многих гаражи неподалеку… По доброй воле из таких мест не переселяются. Нужна очень сильная наживка, ее людям и забросили. В нескольких километрах от нас на Долгопрудной, 15, в 2018 году были построены новые корпуса, и они соответствовали обещаниям Сергея Собянина – 30% дополнительной площади и все такое прочее. Управа заказывала туда автобусные туры, и жителей буквально за руку водили по замечательным квартирам, в которых им предстоит жить. Но когда настал час получения ордеров (в конце декабря прошлого года), обещанные хорошие квартиры (1 –комнатные - 42 метра, двушки 62-67 м, трешки – от 81 м, с отличной отделкой) выставили на продажу, а основную массу стали склонять к переселению в малогабаритный неликвид, расположенный по адресу: Долгопрудная аллея, дом 14, корпус 2. В «моей» квартире, например, в одной из крошечных комнат было три двери – межкомнатная и две балконных, а на стенах, свободных от дверей, висело по батарее. Использовать такое помещение можно только как кладовку. Я категорически отказался от предложенного варианта. Да все переселенцы были в шоке: нас реально кинули и было непонятно, что теперь делать.

«Вернуть все как было», то есть оставить людей там, где они жили, уже нельзя. На месте их домов, по словам Перегуды, запланировано строительство трех сорокаэтажных башен, вопрос лишь в том, чтобы побыстрее расселить и снести старое жилье. Кроме того, по закону Москвы, если хотя бы один жилец дал согласие на переезд, то и всем остальным обратной дороги нет. А в Северном к тому времени несколько семей непонятно по какому принципу уже получили квартиры в желанном доме, а одну пятиэтажку умудрились расселить как раз в неликвид на Долгопрудной аллее, 14, запугав людей судами.

Сосед Перегуды Василий, пообщавшись с переселенцами первой волны написал воззвание в «домашнем чате:

«Эти дома непригодны для проживания! Люди, которые получили там квартиры, теперь стонут и не знают, что делать. Лифты ломаются каждый день, на лестничных площадках нет света и не работает вентиляция. Вода в подвале, плесень и потеки на стенах в комнатах, ржавчина на люстрах, на балконах вода течет и т.д. Зачем же нам ехать из нашего теплого жилья, в котором мы живем более 20 лет, и где у нас ничего не протекает, вот в такое аварийное жилье??? Куда смотрит прокуратура??? Зачем нам по реновации фактически аварийное жилье???"

Так в Северном началось противостояние с властями. Большинство жителей не испугались, объединились в группу и изъявили желание коллективно защищать свои права. Более ста человек, в основном, жильцы еще не расселенных домов, письменно уведомили мэрию, что они категорически отказываются заселяться в новостройку, которая уже испортила жизнь их соседям. Но и соседи не отставали – писали во все инстанции, что реновация обернулась для них сплошным обманом.

- Нас спасло то, что люди в поселке не разобщены, знают друг друга по 20-30 лет, отсюда и связка, и понимание, что надо держаться вместе и выставлять единые требования, - рассказала «НИ»» представитель инициативной группы Северного Альбина Шеленко. – Никто не пытался договориться на стороне о лучших условиях лично для себя. С самого начала я решила, что пойду до конца, была готова судиться с органами власти, если они не выполнят свои обещания. Добиться этого было не так-то просто. Все инстанции – фонд реновации, управа, мэрия – либо отмалчивались, либо угрожали переселить по суду всех, кто не доволен свалившимся на них счастьем. Неприятно вспоминать: отправляем письмо в ДГИ, сотня подписей граждан, возмущенных обманом, я – контактное лицо, вот мне и отвечают -«Уважаемая Альбина Шелепко ваши права не нарушены, вам предоставлена равнозначная квартира в соответствии с законом». Короче, мы – о том, что в огороде бузина, а они нам - что в Киеве дядька. Я очень рада, что наша проблемная ситуация разрешилась. Но если бы не помощь депутатов Мосгордумы… Не знаю, чем бы это закончилось.

Квартиры в "правильном" доме нашлись только после протестов граждан

Председатель фракции КПРФ в Мосгордуме Николай Зубрилин заявил «НИ», что нарушения прав граждан являются частым явлением при переселении по программе реновации:

- Соблюдение метража, планировка, этажность и другие моменты связанные с переездом вносят серьёзное беспокойство в семьи жителей, если ожидания не оправдались! Поэтому так важны сегодня имущественные права людей, которые нужно защищать на уровне депутатских полномочий, если другие формы исчерпаны. В начале года на базе фракции КПРФ был организован круглый стол по проблемам реновации, в том числе в районе Северный.

Одним из его инициаторов был правозащитник Клим Лихачев, уже неоднократно встречавшийся с жителями и на месте изучивший манипуляции с реновационными квартирами. Пригласили жителей района Северный. Выяснилось, что обещанное жилье им так и не дали. Вместо этого предложили квартиры ниже качеством, другой планировки и в других домах. Люди отказались от такой замены. По итогам круглого стола было принято решение обратиться с депутатскими запросами в Департамент градостроительства и развития города Москвы и в другие инстанции. Вмешался ковид, решение вопроса откладывалось, но благодаря поднятому шуму и публикациям в «Новых Известий» удалось остановить продажу квартир в обещанном переселенцам доме на Долгопрудной, 15.

В дальнейшей работе по защите интересов людей на протяжении 8 месяцев с депутатами активно продолжал взаимодействовать юрист Клим Лихачев, за что ему отдельное спасибо. Он готовил материалы для запросов, встречался с жителями и, что называется, держал руку на пульсе до положительного исхода дела.

В интересах жителей выступила депутат Елена Янчук, в своем депутатском запросе она пыталась разобраться, как такое возможно: в районе построены новые многоэтажки, но ресурс для переселения участников реновации в обещанные им квартиры уже исчерпан. Как так вышло?

- Я написала массу запросов на эту тему, - рассказывает Янчук. - Со слов жителей было известно, что малогабаритные квартиры в корпусах дома №14 строило Казенное предприятие управления гражданского строительства мэрии, а корпуса дома №15 - тоже они, но как коммерческие версии, а не реновационные. Получается, что разница в целях строительства. Строили в одной локации, но под разные цели, и оказалось, что реновационные «цели» хуже по планировкам, отделке, размерам. Почему такое произошло? Кто принимал решение части жителей предоставить обещанные квартиры, а другую часть просто обмануть? Никаких дополнительных разъяснений от органов власти и фонда реновации не поступило, однако я могу предположить, почему так произошло: была попытка нажиться на программе и положить себе в карман то, что предназначалось москвичам и строилось на бюджетные деньги. Наверняка мы ещё не раз увидим такие истории, и даже похуже.

Только общественный резонанс и консолидированные усилия людей при поддержке активистов и представителей столичного парламента смогут противостоять нарушению прав переселенцев. Вот же пример перед глазами: когда ситуация в Северном стала публичной, властям пришлось сдать назад. Реновация - один из главных проектов мэра, сопровождающийся уже массой скандалов на стадии проектирования и обсуждения проектов планировки. Полагаю, для мэрии ещё один скандал, на старте масштабного переселения, неприемлем и кому-то, кто пытался провоцировать, дали по рукам.

Николай Зубрилин настроен более миролюбиво, по его словам, при решении столь трудных жилищных вопросов, многое зависит от территориальных органов исполнительной власти. Префект СВАО и глава управы района Северный пошли навстречу жителям при переселении, и принимали активное участие в их судьбе. Правда, люди запомнили только то, что эта парочка водила экскурсии в роскошный дом, нахваливая реновацию, но после того, как зам. главы управы одной из первых получила там квартиру, интерес к судьбе остальных переселенцев свелся к тому, чтобы загнать их в неликвид и спровоцировать скандал на всю Москву. К слову, ничего кроме обещаний от главы управы и префекта ждать не стоит: у них нет полномочий по предоставлению ордеров на квартиры, они не допущены к принятию решений по определению очередности и порядка переселения участников реноваций, но об этом жителей не информировали — главное раздать обещания.

Но, возможно, какие-то тайные телодвижения и были, ведь в итоге с начала октября почти каждый день людям выдают ордера на жилье, которое на треть больше, чем у них было. Более того - под нужды реновации было передано еще два «коммерческих» дома. По данным инициативной группы, около 60 семей согласились на переезд.

Но волнения в Северном не утихают, опять люди вызывают прессу и депутатов, чтобы рассказать «всю правду о реновации». Корреспондент «НИ» увидела эту правду своими глазами. Первое, что бросилось в глаза, - абсолютно неподготовленная инфраструктура: огромный квартал построили в поле, школа не достроена, поликлиники нет, парковок нет. То есть даже имея возможность разгуляться, размещая целый квартал на свободной земле, чиновники и строители решили максимально уплотнить местность жильем и всё. Остальное, дескать, со временем приложится.

Вот только когда это время наступит, неизвестно. Сейчас даже приехать из старого поселка в свежепостроенный район – проблема, на маршруте лишь два автобуса, ходят только по рабочим дням, в выходные либо сиди дома, либо вызывай такси, чтобы съездить в город за хлебом.

По какой-то удивительной случайности вчера, в аккурат перед встречей жителей с депутатом Мосгордумы Николаем Зубрилиным по транспортным проблемам, один из них сломался, пожилые люди не смогли добраться, чтобы лично в руки передать депутату письменные обращения.

«Встреча все равно состоялась, - рассказывает Клим Лихачев. - Собралось около 40 жителей. В сторонке замечены «тайные наблюдатели» - представители управы с масками на лице и двое сотрудников полиции в гражданской одежде. Явно для того, чтобы люди не возмущались и не наговорили «лишнего». Все «лишнее» и без того на виду - помимо недоразвитой инфраструктуры есть вопросы по качеству постройки и внутренностям новых домов. Отсутствие транспорта в микрорайоне – это вообще какая-то невероятная дикость для столицы России. Будем требовать решения проблемы».

Слов горячей благодарности от жителей «тайные наблюдатели» так и не дождались.

- У меня на Северной, 9 была трешка, 58 квадратных метров, переезжаю на Долгопрудную, 15, корп. 4, станет 82 квадрата, - поделился с «Новыми Известиями» переселенец Виктор Демин. – О чем вы, какая радость? Столько нервов истрепали... Мне вообще была не нужна эта реновация. Я и не знал о ней, делал капитальный ремонт в своей квартире, очень серьезно вложился, и как только закончил, выяснилось, что наш дом уходит под снос – так решили соседи. Куда деваться? Прошел с ними все круги ада. И если чему-то сейчас рад, так только тому, что удалось отбиться от квартир, которые нам обманом навязывали. Но то, что происходит в новых районах реновации, -это ни в какие ворота. Неужели везде так? Строят дом на голой кочке и все, живи как хочешь?

Проливные дожди, затопившие новостройки сверху до низу, заставили взглянуть на реновацию не только как на жульничество с метражом для переселенцев, но и как на серьезную строительную аферу – дома в Северном в буквальном смысле оказались слеплены «из дерьма и палок». Причем, все, включая и желанные корпуса с просторными квартирами. Их размыло точно также, как и убогий дом для переселенцев «второго сорта». «Плаваем, грязь по всей квартире, не хватает тазов и ведер, из-за воды дверь не открыть» - типичные сигналы SOS с тонущих кораблей. Недоделки до сих пор не устранены. Из-за этого люди, восемь месяцев просидевшие на чемоданах, не могут переехать в квартиры, но коммуналку с долгами им насчитали. А заодно украли всю систему противопожарной безопасности - от пожарных рукавов до датчиков возникновения пожара. Заботливая управа реагирует на жалобы молниеносно: «Спасибо за обращение. Устраним. Разберемся. Примем меры». Та же реакция, когда жители задают вопросы: куда ставить свой личный автотранспорт? Во дворе уже не хватает места, а ведь дома пока только частично заселены. «Разберемся!» Многие наслышаны о планах столичных реноваторов сдавать машиноместа за 7 тысяч рублей в месяц и не готовы к этим тратам - раньше они могли поставить свои автомобили в своем дворе свободно и совершенно бесплатно.

- А я бы закрыла глаза на все неустройства, лишь бы сюда, к своим соседям в 15-ый дом, - рыдает Вера Ивановна Малышева, по какой-то злой воле оказавшаяся с семьей в ненавистном 14-ом доме. – Всем из нашего подъезда дали большие квартиры, а нам почему-то две комнатушки – 15 и 16 метров на трех взрослых. Нам с мужем по 70, я 50 лет отработала медсестрой… Я не о своих заслугах – о справедливости. Ведь всем обещали одинаково, а нашу семью почему-то обделили. В ДГИ говорят: закончился ресурс хороших квартир, берите, что есть. Но мы то видим, что в трех корпусах целые стояки пустуют с первого по четырнадцатый этаж, и охранник говорит, что под реновацию эти квартиры не показывают. А подо что тогда они их берегут? Опять на продажу? Нам же всучивают самое убогое и маленькое. От двух вариантов отказались, они не отстают… Я уж было решила докупить комнату, но надо доплачивать 1 350 000. Откуда у простой медсестры такие деньги? В общем, ждали эту реновацию как счастье, а получилось горе горькое.

Несколько семей из Северного находятся в таком же обделенном положении. В районном штабе по переселению им говорят, что квартир нет, готовьтесь к суду. Инициативная группа обещает не бросать людей. «Будем добиваться, чтобы всем соседям предложили хорошие варианты для переселения, - говорит окрыленная успехом Альбина Шеленко. Но что-то подсказывает: второй раз уломать власти будет непросто. Формально мэр свои обещания выполнил: большинство получили квартиры по понятиям – извините, по «стандартам реновации», меньшинство тоже получит, но – по закону. Какие могут быть претензии?

Комментарий юриста Московской группы по защите прав жителей при реализации программы реновации Клима Лихачева:

Активист и правозащитник Клим Лихачев: реновация в Москве идет по правилам бюрократии

- Конечно, это приятная победа! Десятки семей в итоге получили квартиры, которые им обещало государство в лице московских чиновников. Но мне кажется, что эта разрешившаяся ситуация большое исключение из общего правила. Механизм предоставления квартир участникам реновации даже сейчас, спустя четыре года после старта программы реновации, не является прозрачным и понятным ее участникам, общественности и депутатам Мосгордумы. До сих пор неясно, как происходит выбор стартовой площадки, как принимаются решения, в какой конкретно дом переезжают конкретные участники реновации.

Другой момент: появление все новых и новых мифов, оправдывающих сверхуплотнительную застройку по программе реновации. Один из них: плотная застройка нужна для окупаемости программы. Момент сам по себе очень спорный - программа реновации изначально была заявлена как некоммерческая и реализуемая на средства бюджета города Москвы. Да и застройщик по программе реновации - некоммерческий Фонд… Но реновационные квартиры продают направо и налево, не раскрывая имеющихся ресурсов для переселения. Непрозрачность решений всегда порождает коррупцию и создает социальную напряженность

Именно поэтому и возможна «игра в поддавки» как в Северном районе: предложить одни квартиры, выдать ордера на другие, а потом, если разгорелся массовый протест и назрела опасность подачи исков в суд, ситуация опять переигрывается, и люди получают обещанные квартиры. Да, можно говорить о том, что в целях соблюдения интересов граждан Префект СВАО нашел новые ресурсы, а государство выкупило или уговорило застройщика передать дополнительные квартиры, но почему все происходит только из-под палки? Почему все переигрывают где-то в кабинетах, за углом или на коленке, только если простые люди готовы маршем дойти до мэра?!

Я долгое время защищал интересы участников реновации, которых в судебном порядке пытались выселить из своих прежних квартир и переселить в новые НЕРАВНОЗНАЧНЫЕ квартиры, и хорошо знаком с доводами Департамента городского имущества Москвы. Куда кому переезжать - решают на заседании таинственного Штаба по реализации Программы реновации, а затем решение этого Штаба закрепляется в конкретном распоряжении ДГИ. Это позволяет департаменту обращаться в суды общей юрисдикции для дальнейшего принудительного переселения.

При этом ДГИ ссылается на данные системы ИС «Курс-3», указывая в исковых заявлениях, что в соответствии с данными их системы – другого свободного ресурса, кроме того, в который предлагают переселиться принудительно, не существует. Я неоднократно требовал, чтобы данные этой системы были предоставлены в судебном порядке, но суды, «защищая» истцов, указывают, что по закону г. Москвы ДГИ должен предложить только один вариант для переселения, а соответственно имеющийся или отсутствующий ресурс не имеет значения для разрешения дела. Видите, как у них все просто: где-то кто-то в каком-то штабе вдруг решил, ДГИ Москвы вынес распоряжение, а во всем виновата система, данные которой в суд вам никто не предоставит. Этот очевидный пример варварского отношения к участникам реновации предупреждает, что опыт московской реновации нельзя распространять на всю Россию. Процедура не отрегулирована в Москве, и никто не пытается исправить возникающие ошибки, уважать и защищать права участников-переселенцев, это просто не выгодно и не нужно.

Результат налицо: если раньше был большой процент противников реновации, то сейчас он стал еще больше за счет москвичей, голосовавших в 2017 году за программу. Они увидели, что их соседей обманывают, обманывают даже верных «засносцев», как только в них отпадает нужда.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter