Рус
Eng
Кто остановит скульптора Франгуляна? Москве не нужен 4-метровый Маршак

Кто остановит скульптора Франгуляна? Москве не нужен 4-метровый Маршак

25 июля , 14:47Город
В Сети продолжается сбор пожертвований на памятник Маршаку в Москве, более чем сомнительный со всех точек зрения.

На днях в редакцию «Новых Известий» пришло письмо с просьбой информационно поддержать сбор средств на памятник известному советскому поэту и переводчику, на книгах которого воспитано не одно поколение наших соотечественников Самуилу Маршаку в Москве. В этом письме, в том числе, говорится:

«Российский еврейский конгресс (РЕК) начинает финальный этап сбора пожертвований на памятник знаменитому детскому поэту Самуилу Маршаку в Москве. Монумент будет установлен на Лялиной площади недалеко от Курского вокзала. Именно здесь, на улице Земляной вал, Маршак жил с 1938 по 1964 год. Открыть памятник планируется до конца этого года.

Автор памятника — знаменитый российский скульптор, академик Российской академии художеств Георгий Франгулян. Высота скульптуры составит четыре метра, материал — бронза, литье.

Памятник создается исключительно на благотворительные пожертвования. Внести вклад в увековечение имени любимого писателя может любой желающий...»

Более того, в письме указано, что «предложение Российского еврейского конгресса об установке в столице памятника Самуилу Маршаку одобрила в 2017 году Московская городская дума, затем распоряжение об этом подписал мэр Москвы Сергей Собянин.

«Мы поставили перед собой задачу сделать Маршака нашим современником, — говорит инициатор проекта, президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер. — Мы хотим показать участие людей еврейского происхождения в российской культуре, науке, образовании. Самуил Яковлевич Маршак — типичный представитель нашего народа, который стал великим русским писателем. И для нас важно, чтобы Маршак был увековечен не только в камне или бронзе, но и в сердцах».

Стоит добавить, что на Лялиной площади уже был торжественно открыт закладной камень на месте будущего монумента, а осенью прошлого года был обнародован и финальный макет памятника.

По этому поводу можно сказать следующее.

Во-первых, место. Маршак никогда не жил на Лялиной площади, а жил в километре от нее! Тем не менее, известно, что помимо 4-метрового истукана саму площадь хотят переименовать в площадь Маршака, убив всю местную топонимику.

Во-вторых, скульптура. Она, как мы знаем, принадлежит «резцу» Франгуляна, чей вклад в разрушение визуального образа Москвы еще предстоит оценить по достоинству, однако уже сегодня понятно, что этот вклад сравним с вкладом Зураба Церетели. Как вообще можно в одном из немногих оставшихся после мамаева нашествия лужковых и собяниных уголков старой Москвы ставить это чудовщное во всех смыслах изваяние?! Тем более детскому поэту...

Недаром, жители Басманного округа, к которому относится Лялина площадь, начали сбор подписей под призывом к Собянину перенести памятник в другое место или поставить другой.

***

Очень хорошо оценил ситуацию вокруг памятника политолог и историк Сергей Медведев:

«В Москве нет площадей, это известный факт. Не называть же Красную или, допустим, Калужскую площадь площадями. Или Арбатскую, Смоленскую, Лубянскую, площадь Восстания. Это транзитные пространства для автомобилей, где люди жмутся по стеночкам -- "не задерживайтесь, вы мешаете проходу граждан" -- в лучшем случае, символические пространства вокруг монструозных памятников -- Ленину, Маяковскому, теперь вот Калашникову.

Город, созданный властью, для власти и при власти, не может терпеть такой институт опознания общества как городская площадь, место, где люди останавливаются и собираются больше, чем по трое, где заводится торг, базар, разговор, самосознание, из которой в итоге рождаются майдан, революция и республика -- именно потому, что площадь опасна для власти, в Москве она была уничтожена: посмотрите для примера на Манежную.

Но в Москве есть одно случайное, уютное пространство, которое имеет право называться площадью -- скорее даже площадкой, в Италии это была бы пьяццале или пьяццетта -- Лялина площадь возле Покровки. Там пять переулков сливаются в один карман, словно руки, ноги и голова схематичного человечка -- и там, где у этого человечка ноги, где сходятся Большой и Малый Казенные, стоит остроугольный дом. Вернее, он был бы остроугольный, но градоначальство поступило вполне по-европейски: обязало владельца дома срезать угол, и получилось общественное пространство, где завелся маленький садик. В Барселоне из таких обязательных срезанных углов в новой регулярной части города, Эшемплере, где на перекрестках все дома восьмиугольные, родилась городская жизнь.

И вот теперь на этот самый треугольник, в середину этой самой камерной в Москве, совершенно европейской по духу, площади хотят вкрячить четырехметровую статую Маршака и тем самым убить это место. Четыре метра! -- меньшими масштабами купеческая власть мыслить не умеет, полагая, что памятник человеческого роста будет выглядеть несолидно в городе магистралей и небоскребов. Я нежно люблю стихи, и сам образ, Маршака: для меня, как и для всех нас, это одно из первых воспоминаний детства; я так же ностальгически люблю прежнюю Москву и то немногое, что осталось от нее в глубине покровских переулков, -- и я убежден, что ни Самуил Яковлевич, ни Лялина площадь недостойны той фундаментальной пошлости, которую сейчас хотят с ними сотворить...»

А один из читателей Медведева прекрасно прокомментировал этот пост:

«Памятники - это карго-культ. Истуканы, требующие жертвоприношений. Власть указующая что надо читать, что смотреть, кому поклоняться, за кого идти воевать против других культов. Маршак, замечательный переводчик, сделавший английский лёгкий юмор доступным россиянам, не может быть культом. Напечатайте больше книг, пойте его стихами и Вам не понадобятся ни идолы, ни иконы...»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter