Рус
Eng

Суд - не указ, а москвичей не слышат: Ивановскую горку в столице застроят новоделом

Суд - не указ, а москвичей не слышат: Ивановскую горку в столице застроят новоделом

Суд - не указ, а москвичей не слышат: Ивановскую горку в столице застроят новоделом

25 января, 14:40
Город
Фото: miridei.ru
Ивановская Горка в Москве
В километре от Кремля сохранился нетронутый уголок средневековой Москвы – Ивановская горка. Но и ему грозит разрушение. Жители и активисты бьются за последнее заповедное место в столице, где соединились четыре века истории русской дипломатии, искусства и музыки. Застройщики идут на все, игнорируя решения судов.

Елена Иванова, Наталья Сейбиль

Людмила Малкис живёт на Ивановской горке 10 лет, но вся её жизнь так или иначе связана с этим районом Москвы. Училась в историко-архивном институте (сейчас РГГУ. – «НИ») на улице Забелина, ходила, как все историки, в Историческую библиотеку, которая располагается тут же, на Ивановской горке. Двоюродная бабушка жила всю жизнь неподалеку, они вместе и гуляли по петляющим улочкам вокруг Хитровки. По профессии Малкис урбанист. Как специалист, она видела, что последние два -три года дома типографии Юргенсона стали приходить в упадок:

Фото:Дарья Каретникова

- До этого они были в удовлетворительном состоянии, а вот последние три года ими совершенно перестали заниматься. Окна забили фанерой, с территории исчезли охранники. Мы не можем знать, что произошло, но стало видно, что поменялось отношение. Сейчас всё пришло в запустение.

О том, что над Ивановской горкой нависла угроза уничтожения, жители узнали практически случайно. В ноябре 2019 года на сайте московского Департамента культурного наследия власти разместили Акт о государственной историко-культурной экспертизе. По закону этот документ публикуется для общественного обсуждения, если на месте исторической застройки планируется строительство новых зданий. Кто-то из прочитавших поделился ссылкой в Фейсбуке, и тогда стало понятно, что три здания комплекса памятников, который известен как «Типография Юргенсона, Палаты Украинцева» и охраняется с 1960 года, должны быть снесены. Граждане заволновались и начали писать свои замечания на сайт.

Житель Ивановской горки, Дмитрий Чарахчьян - юрист и житель Ивановской горки. Когда он услышал, что его любимый район может превратиться в очередной Старый Арбат, он понял, что нужно защищаться.

Квартал раздора

Ивановская горка – это самый сохранившийся исторический район Москвы. Здесь до сих пор осталась средневековая структура улиц, а в каждом дворе расположены памятники культурного наследия.

Первое здание этого квартала – палаты дьяка Украинцева – были домом одного из самых влиятельных дипломатов царя Алексея Михайловича Емельяна Украинцева. Дом был построен в 17-м веке. В 18-м веке там разместился архив Коллегии иностранных дел. Ещё через 100 лет рядом с архивом были достроены директорский корпус и дом служителей архива в стиле ампир. В 19 веке в здание въехало Русское музыкальное общество. Активное участие в его жизни принимали преподаватели Московской консерватории и видный деятель общества, издатель Петр Иванович Юргенсон. Позже он выкупил весь комплекс зданий и разместил в нем нотопечатню. Отсюда шло распространение русской классической музыки по всему миру.

- У Юргенсона были оптовые склады не только в Европе, но и в Мексике, в Египте, Австралии, Канаде. Сначала мир узнал Чайковского и его оперу «Евгений Онегин», а потом уже Пушкина, - рассказывает Дмитрий Чарахчьян.

Дела шли хорошо, и к концу 19-го века к палатам пристроили нарядное здание типографии вдоль Хохловского переулка. А в начале 20-го века младший сын Петра Юргенсона Григорий построил усадьбу. Для дочери Александры Юргенсон-Снегиревой и её мужа отец велел возвести здание глазной клиники Снегирёва в Колпачном переулке, 11.

Здание Института международного рабочего движения

В 1939 году на территории бывшей усадьбы была построена школа, в которую переехал Институт международного рабочего движения. Институт называли колыбелью современной российской социальной науки, здесь преподавали философ и почитатель Сократа Мераб Мамардашвили, знаток экзистенциализма Эрих Соловьев, социолог и самый крупный специалист по изучению общественного мнения Борис Грушин… В этом здании перед слушателями выступали Жан-Поль Сартр и Станислав Лем.

Что собираются сносить

Шато 1897 года

Стоимость московской земли у метро Китай-город высока. Один квадратный метр стоит, по данным риэлторов, от 60 до 100 тысяч рублей. Но чтобы что-то построить в самом центре, нужно что-то снести. Так, жители Ивановской горки узнали от Мэрии, что три здания на территории усадьбы Мосгорнаследие отдало под нож, вернее, под бульдозер. Это постройка архитектора Виктора Величкина в романтическом стиле, которую местные называют «шато» 1897 года, здание Института международного рабочего движения 1939 года и хозяйственная постройка на территории усадьбы.

"План развития домовладения из официального исследования Моспроекта-2"

Ещё в 1960 году Совет министров РСФСР постановлением №1327 закрепил за всем комплексом зданий по адресу Хохловский переулок, дом № 7 статус памятника государственного значения. В состав этого объекта не вошло тогда здание Института, но все постройки нотопечатни, построенный специально для П.И.Чайковского флигель, шато и остальные постройки уже 60 лет поставлены под охрану государства. Изменить статус комплекса может только Постановление российского правительства. Однако такого решения кабинет не принимал.

Выдержки из официального исследования памятника Моспроектом-2
Перечень дат постройки зданий, входящих в комплекс памятника
Шапка Паспорта

Дмитрий Чарахчьян показывает паспорт памятника, утвержденный Министерством культуры РСФСР в 1986 году, из которого следует, что под охраной находится весь комплекс, а не только строения 17-го – 19-го веков, как утверждают в мэрии. В 1996 году Моспроект-2 провел исследование, в котором указал состав памятника с номерами строений и схемами. Там же за номером 6 значится и шато, которое строители собираются совершенно официально сносить – благодаря Мосгорнаследию.

- Это постройка 1897 года, и, по постановлению Совета Министров РСФСР от 1960 года, входит в объём памятника государственного (федерального) значения. Сейчас Департамент культурного наследия с этим не соглашается категорически. Они согласовали снос шато как здания 1930 годов, назвав «типовой постройкой советского периода», не представляющей какой-либо ценности, - говорит юрист Чарахчьян.

Сергей Кавтарадзе, искусствовед и историк архитектуры, аккуратно выбирает слова, чтобы не обидеть работников Мосгорнаследия:

- Скажем вежливо: имеет место досадное недоразумение, очевидное любому, кто имеет хоть малейшее представление об истории отечественного зодчества конца XIX - начала XX веков. Здание, которое кто-то очень точно назвал «шато» - пример романтического обращения к ранне-ренессансной французской архитектуре, к дворцам и замкам XVI века, где к обычным рыцарским доблестям добавилось куртуазное обращение, а к классической ясности итальянского ренессанса – эмоциональное эстетство маньеризма. Сказать все это может любой специалист, да и просто всякий, кто интересуется историей Москвы. Здесь даже не обязательно знать, что сохранились документы, где точно указано, что этот памятник был создан в 1897-1899 годах по проекту замечательного архитектора Виктора Величкина.

Выдержка из проектной документации, подготовленной "Гинзбург Архитектс"

Здание института хоть и не входит в перечень охраняемых строений, но оно имеет статус объекта историко-градостроительной среды, потому что находится в объединенной охранной зоне. Это означает, что снос его не законен. Здесь ушлые архитекторы компании «Гинзбург Архитектс», решили подстраховаться, и сообщили в департамент, что дом аварийный. Согласование на снос было получено, но более позднее заключение Мосгорэкспертизы, которую заказал сам будущий застройщик, утверждает, что все конструкции этого здания находятся в рабочем состоянии. Активисты понимают, что снос был согласован незаконно, на основании представленной застройщиком недостоверной информации. По идее, сейчас, когда Мосгорнаследие знает о том, что его ввели в заблуждение, оно должно отменить свое согласование, но делать этого не торопится.

В ответе на письмо редакции «Новых известий» департамент продолжает настаивать на своей правоте:

«Строение 7 возведено в 1935 году в качестве хозяйственной постройки. Строение 6 выстроено в качестве склада нотопечатни П.И. Юргенсона и является типичной хозяйственной постройкой конца XIX века, не имеющей историко-культурной ценности».

Елена Зилонова входит в инициативную группу «Ивановская горка». Узнав от «НИ» о письме из Мосгорнаследия, она, человек спокойный, была вне себя:

- Ситуация вопиющая. Это возмутительно, как игнорируется наше мнение. Мы же говорим конкретно. Мы приводим аргументы. В ответе вам из Мосгорнаследия вот этот ответ… Это просто вопиюще. Вообще-то Мосгорнаследие как орган охраны памятников не должен такую позицию занимать. Это вообще никакой не орган охраны памятников.

Ивановсквя Горка

Щиты и археология

Особенно беспокоит и общественность, и активистов, и археологов новость о том, что застройщик хочет использовать геоэкраны – стену из свай глубиной 18 метров. Это делают для того, чтобы обезопасить котлован строящегося здания от сползания грунта, а близлежащие здания – от разрушения. Но сами геоэкраны со стопроцентной вероятностью уничтожат все культурные археологические слои, включая особенно ценный слой Белого города. Археолог Игорь Кондратьев подтверждает:

- Раскопки требуются в тех местах, где культурный слой сохранный, и к его разрушению могут привести земляные работы, связанные со строительством. Если культурный слой в этом месте разрушен, то требуется проводить не раскопки, а археологические наблюдения в ходе земляных работ. В зависимости от того, в каком состоянии находится культурный слой, надо обязательно проводить либо раскопки, либо наблюдение до материка.

В каком стоянии он находится, можно понять из раздела проектной документации «Меры сохранности археологического наследия». Но он не опубликован вместе с экспертизой. Министерство культуры признало, что это реальное нарушение, только московскому департаменту все равно – в Москве этот документ публикуется крайне редко, в отличие от всей России.

Эксперт Владимир Адольфович Беркович, который проводил археологическую экспертизу «Ивановской горки», за два года провел 2000 археологических разведок на территории Москвы, в том числе, в местах старых поселений, и не нашел ни в одном их них никакой археологической ценности, рассказывает Кондратьев:

- Владимир Адольфович Беркович не заслуживает доверия такого, что ему можно поверить на слово. Например, на его долю приходятся практически все экспертизы в Москве, где не показаны разделы мер, приложенные к экспертизе. Везде он даёт положительное заключение. Это при том, что он сам потом проводит платные археологические работы. Здесь явно проявляется конфликт интересов.

Общественники просят: если эксперту не верят на слово Архнадзор и Министерство культуры, значит, Департаменту культурного наследия стоило бы опубликовать раздел «Мер сохранности археологического наследия» и развеять их сомнения. Вместо этого Мосгорнаследие дает разрешение застройщику не только бурить на 18-метровую глубину на территории застройки, но и на месте крыльца особняка Юргенсона, входящего в охранную зону. Этот план активисты смогли получить только через суд. Также «охранители» повторяют за застройщиком, что после строительства все геоэкраны уберут.

Даниловская аллейка
Фото:Ростислав Дзелскалей

- Геоэкраны – это капитальное сооружение. Те специалисты, с которыми мы консультировались, говорят, что убрать их практически нереально. В материалах проекта ничего про демонтаж нет, кроме обещаний. Проектом этот пункт никак не разработан. – говорит Елена Зилонова.

Бизнес-центр, Камаз с Путиным и «ревитализация»

Из-за чего или из-за кого в самом центре Москвы сносятся охраняемые для будущих поколений здания, превращается в прах российская история и уничтожается культурно-исторический городской ландшафт? Не поверите – ради очередного бизнес-центра с подземной парковкой. Авторы этого проекта, то самое архитектурное бюро «Гинзбург Архитектс», дающее заведомо ложную информацию московским властям, спроектировали гигантский бизнес-центр, в два с половиной раза больше здания Института рабочего движения, которое застройщик собрался сносить. Для строительства будут вырублены 45 деревьев, из них - 13 деревьев Даниловской аллейки, в том числе, большой, 6 метров в обхвате, тополь «Великан». Эта аллея упоминается в знаменитом московском романе Виктора Орлова «Альтист Данилов» 1980 года. Любопытно, что один из главных действующих лиц романа – «демон на договоре» был возмущён попытками построить гаражный кооператив на месте аллеи и употребил все своих сверхъестественные силы, чтобы этого не допустить. 40 лет спустя другие «силы» - ГБУ «Жилищник» - внезапно решили, что 15 деревьев на аллее больны, и их нужно срочно вырубить. На их защиту поднялись все жители и отстояли большую часть зеленых великанов, понимая, что рубить их хотели для того, чтобы открыть подъезд к планируемой стройке.

В застройщиках числятся несколько ООО. Как стало известно активистам, принадлежат они Руслану Евгеньевичу Горюхину. Дмитрий Чарахчьян называет ООО «Управляющая компания» Деловой мир» и ещё несколько компаний с ничего не говорящими названиями:

- Я не знаю, кто такой Руслан Горюхин, но водитель у него – Путин. Говорят, он был в том КАМАЗе, который проехал по Крымскому мосту, и управлял им президент.

Дворы Ивановской Горки
Фото:Москвичмаг

Может быть, поэтому московские власти верят девелоперам на слово и не перечат им ни в чём?

Застройщик уверяет всех, что отреставрируют те здания, которые признаны памятниками федерального значения. Уровень этих «реставрационных» работ жители уже увидели своими глазами, когда рабочие перфораторами скалывали штукатурку на палатах середины 17 века.

- Сейчас речь идёт о том, что снесут несколько построек, выкопают большой котлован, проведут новые дороги, устроят подземную парковку и огромный объём над ней. Ну хорошо, сделают для нас какие-то пилястры, чтобы не очень возмущались. И это делается не для того, чтобы сохранить один из редких московских уголков. Люди получили площадку и собираются выкачать из неё как можно больше денег. Это очень хорошо чувствуется, - считает Сергей Кавтарадзе.

Ивановская горка известна в Москве как арт-квартал. Во дворах и на улочках располагаются художественные галереи, студии дизайна и магазинчики-бутики. Тем не менее, девелоперы предполагают «ревитализацию» квартала, как будто бы это не самый центр Москвы, а промзона. Когда они передали общественникам ландшафтно-архитектурную концепцию, те увидели, что все внутриквартальное пространство заставлено столиками общепита.

Здесь очень много домов 18-19 века. До середины 18 века главные дома усадеб строили не по красной линии улицы, а в глубине владения. Дом Долгоруковых, например, тоже стоит в глубине квартала. Если жители закроют доступ во двор, то эти памятники никто, кроме них самих, не увидит. Чем больше в районе баров, тем меньше открытых дворов. Ведь жители не могут жить спокойно, если кругом люди, которые приезжают выпить.

- Произойдёт то, что произошло с прекраснейшим двором на Солянке, где снимались знаменитые сцены фильма «Брат». Сегодня, когда улица Забелина превратилась в филиал Старого Арбата, жители вынуждены были всеми правдами и неправдами добиться закрытия своего двора, иначе невозможно жить, - говорит Дмитрий.

Хранители Ивановской горки или "пять друзей"

Людмила Малкис называет себя активистом Архнадзора. За 10 лет жизни в этом московском районе ей и её соратникам приходилось заниматься то парком «Горка», то спасением сквера Мандельштама. Так из неравнодушных людей сложилась группа, и сами они называют себя «хранителями». Есть группа в Фейсбуке, где активисты обсуждают последние события. Недоброжелатели называют их «пять друзей». Так их прозвали с подачи главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова. Когда Малкис пригласила его лично посмотреть Ивановскую горку, чиновник попросил не устраивать массового мероприятия, и спросил, сколько будет народу. Людмила сказала, что они будут впятером:

Заявление в Бутырский суд

- После этого он стал называть активистов, защитников Горки «пять человек, знакомых между собой», которые манипулируют общественным мнением из корыстных побуждений. Нас называют провокаторами, сутяжниками и шантажистами, создающими конфликтную ситуацию, чтобы потом погасить её за деньги.

Суд и неизвестность

Терпеть такое отношение к их району жители не захотели, тем более после общественного обсуждения. 89 человек высказали свои замечания. Департамент дал 7 комментариев. «Нарушений не выявлено», поэтому «проект согласован с застройщиком». А за ошибки в историко-культурном описании района, за то, что эксперт не проводил свои собственные исследования и «питался» информацией из Интернета, ответственность несёт не Департамент, а эксперт, тот самый, с 2 000 заключений в пользу застройщиков, которому Мосгорнаследие продолжает свято верить до сих пор.

В мае 2020 года инициативная группа подала иски в суд. 10 декабря Бутырский суд ввёл меры предварительной защиты по иску жителей. Они считают незаконным согласование сноса трёх зданий девелопером и Департаментом культурного наследия и оспаривают историко-культурную экспертизу. В заявлении упоминается и снос, и строительство бизнес-центра, которое несовместимо с режимом объединённой охранной зоны, и работы на территории объекта культурного наследия федерального и регионального значения, которые несовместимы с режимами данных территорий.

Но сейчас жители забили тревогу: Мосстройнадзор выдал разрешение на строительство, хотя это прямо нарушает запрет суда выдавать какие-либо разрешения до окончания рассмотрения дела.

22 декабря девелоперы пробили через суд отмену мер защиты, активисты их обжаловали. 28 декабря суд оповестил Мосстройнадзор о том, что меры защиты действуют. Но через 2 дня чиновники проигнорировали решение суда. Теперь у строителей есть на руках законный документ, и они могут начинать работы.

- Это, на наш взгляд, является осознанным неисполнением судебного акта. На момент нашего разговора есть действующее разрешение на строительство. Мы полагаем, что наши оппоненты выйдут на стройку и начнут со сноса самого ценного объекта – шато. Если они поступят так - будет совершено преступление, уничтожение объекта культурного наследия федерального значения.

Мосстройнадзор получил запрос редакции, но ответа на наши вопросы так и не дал. Елена Зилонова говорит:

- Надежда у нас есть, иначе будет все печально. Правовая позиция у нас твердая и правильная. То, что она игнорируется, это неправильно и плохо. Но шансов с каждым днем все меньше и меньше.

Жители прекрасно понимают, что здания в центре города пустовать не должны, но вместо безликого бизнес-центра, убивающего городскую среду, здесь могли разместиться выставочные залы и мастерские. Активисты верят, что найдутся меценаты, готовые помочь выкупить здания. Эти планы могут воплотиться в жизнь только при одном условии – если завтра застройщик не решит поставить всех перед свершившимся фактом.

Люди надеются на то, что смогут решить судьбу памятников в правовом поле, и что суд их поддержит. С сентября 2020 года они выходят на мирные акции протеста - «Хохловские стояния». Жители организовали проект, в рамках которого они рассказывают об истории этого места, проводят экскурсии и перформансы. Но застройщик рассматривает эти мероприятия как атаку на себя и свои планы строительства.

Защитники Горки не хотят насолить девелоперу или главному архитектору Москвы. Они, в отличие от застройщиков и чиновников, рассматривают город не как собрание объектов, а как единое пространство памяти:

- Если задуматься, здесь и земля дороже именно потому, что это место с историей. Именно часть истории изымают и превращают в деньги. В конечном итоге у кого-то будет ещё больше денег, а у нас у всех не будет истории, - говорит Сергей Кавтарадзе.

Сейчас «хранители» готовят фотовыставку об Ивановской Горке. Это на тот крайний случай, что если здания все-таки снесут, останутся хотя бы фотографии...

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter