Рус
Eng
В борьбе за Дом Булошникова начался второй раунд

В борьбе за Дом Булошникова начался второй раунд

24 января 2019, 21:05Город
Ситуация для градозащитников осложняется тем, что люди, выступавшие раньше против реконструкции здания, как, например, журналист Познер, теперь высказываются за нее

Людмила Бутузова

Градозащитники подводят итоги публичных слушаний по судьбе дома на Большой Никитской, 17 в Москве. Большинство активистов называют «реконструкцию» дома Булошникова и последующее строительство на его месте здания существенно большей высоты – очередной махинацией московской мэрии. Но есть и другой – неожиданный для мэрии результат: борьба за старинное здание привела к сплоченности гражданского общества.Так градозащитница, муниципальный депутат Александра Андреева:

«Слушания имели огромный резонанс – один из самых больших в Москве. На собрание участников слушаний пришло около 500 (по другим данным – до 1000 человек). Все присутствующие единогласно потребовали сохранить старинный дом на Большой Никитской улице в неизменном виде, запретить его снос, реконструкцию и новое строительство на его месте.

Участники слушаний указывали на многочисленные нарушения законодательства, предшествовавшие самой идеей сноса и реконструкции исторического здания. Список нарушений занимает полторы страницы мелким шрифтом и включает в себя, кажется, все возможные сферы законодательства и прав граждан: защита культурного наследия, земельное законодательство, параметры плотности и высотности застройки, права собственников помещений МКД и т.д. Кроме этого, были обнаружены многочисленные нарушения порядка проведения публичных слушаний.

Вокруг слушаний возник политический спор, и это особый разговор. Некоторые требовали составить протокол слушаний и указать в нем, что подавляющее большинство участников слушаний – жителей Пресненского района – против внесения изменений в ПЗЗ. Некоторые считали необходимым признать слушания недействительными, т.к. результат слушаний имеет факультативный характер, а вот факт их проведения – обязательный (я, в частности, в тот момент выступала за этот вариант).

Но потом стало ясно, что сами по себе слушания – это большая махинация мэрии, которая пытается формально-юридическими закорючками направить протест граждан в удобное ей и безопасное для застройщиков русло. Что при любых формально-юридических требованиях у мэрии есть лазейка, как их обойти:

1) Выяснилось, что публичные слушания по внесению изменений в ПЗЗ проводятся не для всего района, а только для территориальной зоны, в которой находится дом Булошникова. Это небольшая часть квартала, включающая в себя только нежилые здания. То есть ни один житель Пресни формальным участником публичных слушаний не является, его мнение формальному учету не подлежит. Формальными участниками слушаний являются только правообладатели дома Булошникова и нескольких объектов недвижимости, находящихся рядом.

2) Идея признания слушаний недействительными тоже небезупречна. В аналогичном случае на Большом Козихинском переулке 13 и 15 слушания были признаны недействительными, после чего застройщик (вероятно, в сговоре с мэрией, такой вариант весьма распространен, например, в Подмосковье) пошел в суд и по суду признал их состоявшимися. После чего все документы для строительства были выданы, дома снесены.

В общем, само по себе проведение слушаний по изменению ПЗЗ на Большой Никитской, 17, - это игра в наперстки, организованная Собяниным в интересах застройщиков. Предъявлять конкретные юридические требования – заведомо проигрышная стратегия. Наши требования фактические. Они же политические. Мы требуем сохранить дом на Большой Никитской, 17, в неизменном виде. Не сносить, не реконструировать, ничего нового не строить. Мы требуем этого все. Все граждане России и все желающие граждане других стран, кто хочет к нам присоединиться. Не разбираясь, кто где живет, работает или прописан. Потому что исторический центр столицы нашей Родины – это наше общее достояние. Его уничтожение – это предательство национальных интересов. Все требования направляем напрямую в мэрию!» – заканчивает свое обращение Александра Андреева.

Напомним: Сергей Собянин обещал провести дополнительную экспертизу по дому Булошникова и только после этого обсуждать его значимость и дальнейшую судьбу.

- Я бы предложил экспертам ответить НА ОДИН ЕДИНСТВЕННЫЙ ВОПРОС : «Считает ли историко-архитектурная и культурная экспертизавозможным и допустимым изменять современный внешний вид дома Булошникова или изменять облик здания категорически нельзя?» - пишет у себя в блоге правозащитник Юрий Самодуров.

Опыт подсказывает ему, что «дополнительная» экспертиза вовсе не гарантия, что дом Булошникова получит «пожизненную неприкосновенность» и будет надежно защищен от дальнейших посягательств.

«Исходя из опыта заказанных следователем экспертиз по делу о выставках «Острожно, религия!» и «Запретное искусство — 2006», где я был одним из обвиняемых и подсудимых, я знаю, что всегда,когда заказывается экспертиза,— важен не только состав экспертов , но столь же важны вопросы которые поставлены экспертам и на которые они должны дать ответы», - предупреждает Самодуров.

Дело, по его мнению, осложняется еще и тем, что пережив общественное возмущение, сторонники «реконструкции» Дома Булошникова на Большой Никитской перестроились, пошли в наступление и уже обзаводятся «авторитетными мнениями» в свою пользу. Владимир Познер, например,ранее высказавшийся публично против изменения внешнего вида «Дома Булошникова» дал «задний ход» и теперь не против этой «реконструкции» до получения выводов дополнительной экспертизы. Смягчение позиции демонстрируют и другие общественные деятели, еще недавно выражавшие готовность грудью защищать Большую Никитскую.

Дом Булошникова остается в опасности, считает правозащитник. Все битвы еще впереди.

И они, битвы, будут идти за каждый дом, покуда Москва не примет, наконец, нормальный закон об охране исторической застройки. Во многих европейских городах, например, нельзя ломать ничего, что старше 100 (или даже меньше). В Москве алчные застройщики не дают принять аналогичные меры и потому готовы носить все, что попадется под руку.

И ведь Собянин с Хуснулиным об этом прекрасно знают...

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter