Рус
Eng
Варварство по праву наживы: москвичи против сноса на Большой Никитской

Варварство по праву наживы: москвичи против сноса на Большой Никитской

16 января 2019, 17:43Город
Завтра в Москве состоятся слушания, на которых будет решаться вопрос о судьбе здания в центре Москвы, на которое покушаются московские власти

Большая Никитская. Старая Москва. Исторический центр. То немногое место, где хранится городское прошлое, и где меньше всего ждешь шокирующих известий из нашего настоящего.

Тем не менее, они лезут из всех щелей. Мэрия Москвы готовит снос старинного дома купца Булошникова на углу Кисловского переулка и Большой Никитской. Под видом реконструкции треугольное трехэтажное здание с красивой башней на крыше, построенное в 1830 году, уничтожат. На его месте застройщик планирует возвести элитную недвижимость, высотой 32 метра.

"ВАРВАРЫ ИЗ МЭРИИ НЕ ТРОГАЙТЕ ЭТО ЗДАНИЕ! НЕ ВЫ ЕГО СТРОИЛИ И НЕ ВАМ ПРИНАДЛЕЖИТ СТАРАЯ МОСКВА! ДЕЛАЙТЕ СВОЙ БИЗНЕС ДРУГИМ СПОСОБОМ ! ЗА УНИЧТОЖЕНИЕ ЗДАНИЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ МОСКВЫ МОСКВИЧИ СПРОСЯТ С ВАС!!» - плакат рядом с обреченным домом по два часа в день взывает к разуму. В одиночном пикете известный московский правозащитник Юрий Самодуров.

"ВАРВАРЫ ИЗ МЭРИИ НЕ ТРОГАЙТЕ ЭТО ЗДАНИЕ!" -призывает московские власти Юрий Самодуров

- Я пришел сюда сразу, как только узнал, какая подлость затевается, - рассказывает Юрий Вадимович. - Плакат делал в спешке, волновался от того буквы вкривь –вкось. Но на это не обращают внимание. Кто подходит, просто в шоке - не слышали и не ожидали, что мэрия способна на такое посягательство. Спрашивают, как это остановить.

Строго говоря, прохожих не так уж много, первый день противостояния с мэрией сильно разочаровал Юрия Вадимовича – надеялся, как минимум на толпы негодующего народа, а получилось вот что:

« За время пикета с 11 до 13 часов на него обратило внимание всего от 15 до 18 человек (наверное, это десятая часть прохожих, которых в это время вообще было мало), - отчитывается он в своем ФБ. - . Для большинства прохожих, спешащих по своим делам, этот дом, как десятки других домов, ничем не примечателен и не интересен и они его просто не замечают. Поэтому стоял я по большей части с мыслью, что пикет здесь - напрасная трата сил, "зачем я сюда пришел?" , хотя в результате счел, что "позитив", хотя и немного, но перевешивает "негатив". Поэтому завтра пойду снова».

«Все или почти все люди, обратившие внимание на пикет, были в общем-то благодарны за его проведение, - чем дальше, тем больше радуют Самодурова результаты его экзитпола.- Человек пять - в т.ч. группа девушек с парнем узнали о планируемом сносе этого дома впервые и одна из них спросила, что можно сделать, чтобы здание сохранить? Я ответил, что можно подписать петицию в интернете. Парень сказал, что это бесполезно, а девушка ответила, что если подписей будет много ,то может быть поможет. Три молодых человека - двое из них студенты- архитекторы - сказали, что намерены участвовать в собрании жителей района в защиту дома 17 января. Еще одна пожилая женщина сказала, что всю жизнь живет в Малом Кисловском, знает этот дом с детства, и что та дверь, около которой я стою, была когда-то входом в овощной магазин. Но самое главное, сказала она, - "меня оскорбляет неуважение властей к облику нашей улицы, они считают, что могут сделать с ней все что угодно, сейчас снести один, а потом и другой, и третий дом, чтобы построить что-то дорогое, не обращая внимание на то, что улица будет изуродована".

Во второй день пикета корреспондент «НИ» немножко постояла рядом с Самодуровым, не столько выглядывая среди прохожих наших единомышленников, сколько напрягаясь - не видно ли где-нибудь полиции. Потому что но новым законам, два человека с плакатом, это уже не пикет, а митинг, и можно дорого заплатить за оскорбление градостроительной политики нашей мэрии. Неожиданно и бесстрашно к нам подвалили две дамы, только что отоварившиеся в соседнем бутике. Аполитичные на вид, но как выяснилось, очень возмущенные планами растерзать старинную Никитскую в соответствии с «нынешними дебильными вкусами». Высказавшись, дамы фотографировались рядом с плакатом, тем самым выразив поддержку протестующему Самодурову и наказав ему разместить фото « в публичном пространстве», «чтобы вставить фитиль властям». Вечером фото уже гуляло по интернету и, возможно, портило настроение чиновникам, которым важно было обтяпать дельце на Б. Никитской без шума и пыли.

О тайных планах мэрии на дом Булошникова в октябре прошлого года случайно узнала муниципальный депутат Пресни, градозащитница Елена Ткач. Ей в руки попали документы Градостроительно-земельной комиссии (ГЗК), которые разрешали «снос и многоэтажную застройку по адресу Большая Никитская, 17, стр. 1». «В одном квартале с консерваторией, напротив Театра имени Маяковского. Разрешенные параметры высотности застройки — 32 м, речь идет о 9-этажном доме», - уточняет Елена для тех, кто не в курсе, в какой точке Москвы находится дом Булошникова. Напротив, кстати, была знаменитая столичная «Рюмочная» - традиционное место встречи культурных москвичей с любимыми артистами. Ее уж нет. Теперь у москвичей отбирают и дом Булошникова.

Ткач забила тревогу, подключился «Архнадзор». Угроза высотной застройки в историческом месте стала темой декабря и перешла в новый год.

Мантру главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова о том, что проекта нет, здесь по горькому опыту знают: когда в мэрии активно отнекиваются, это означает, что проект есть и дело на мази. Было предпринято целое расследование, чтобы выяснить: эскиз есть, он прошел через Градостроительно-земельную комиссию (ГЗК), одобрен, и ведомство главного архитектора готовит его к рассмотрению. Больше того, на рождественские праздники были намечены «публичные слушания», которые явно намеревались провести без жителей Пресни, а как обычно – пригнав автобус с наемными «слушателями», которым все равно, за что голосовать и что сносить.

Когда эту провокацию разоблачили, мэрия поспешила заверить всех, что готовящийся снос – это реконструкция «с сохранением исторического облика». Можно было и не спрашивать, что именно подразумевается под сохранением. Получится всё как всегда, - вместо бережной реставрации будет варварский снос и – в лучшем случае – исторический муляж на месте подлинника.

Затянувшиеся новогодние каникулы не позволили Архнадзору развернуть масштабную контр-пропагандистскую акцию, на что, собственно, у чиновников и был расчет. Но на некоторые демократические уступки мэрия пошла. С 9 по 16 января на Шмитовском проезде, 2 проходила экспозиция проекта. В течение пары часов в день в кабинет № 16 можно было придти с паспортом и оставить свой отзыв. С Рождества на будний день (на завтра) сдвинули и общественные слушания. Надо сказать, что все публичные процедуры ограничены строго пропиской в Пресненском районе, жителей остальной Москвы отсекли. Вроде бы, все по закону, но в этом случае буква закона стала форменным издевательством. Получилось, что исторический центр столицы москвичам не принадлежит, не является общим достоянием, и жителей Бирюлево или Зюзино не должно волновать, останется у них Б.Никитская в том виде, в котором она через века дошла до наших дней, или превратится в улицу с точечной застройкой. К слову, Юрий Самодуров вовсе не житель Пресни, ему больше часа добираться из своих конубрей, чтобы постоять с плакатом в защиту старой Москвы.

Петиция в интернете на эту же тему со скрипом собрала чуть не больше 16 тысяч подписей – люди просто не знали про снос, да и времени, чтобы очухаться и мобилизоваться фактически не было. Ну что ж, надо отдать должное мэрии, она умеет хранить свои тайны и держать москвичей в неведении до тех пор, пока не окажется, что им уже и защищать нечего, кроме строительной пыли под ногами.

Но история с домом Булошникова – это, похоже, из ряда вон даже для не знающей берегов московской политики. Соцсети кипят.

«Судя по уже опубликованным видам того, что планируется создать на расчищенном месте, утешать нас будут тем, что и формы, и даже цвет здания внешне оставят такими же, разве что этажей заметно прибавится, - пишет в ФБ историк ахитектуры, член союза московских архитекторов Сергей Кавтарадзе. - Объяснить, что здесь не так, проще всего на примере, допустим, стразов. Издалека сияющие кристаллы не отличить от настоящих драгоценностей. Но ведь только бриллианты, а не их имитация – лучшие друзья девушек и надежное вложение состоятельных господ. Уж они-то понимают, что даже неограненные алмазы куда дороже сверкающих стекляшек. Здесь, понятно, дело в подлинности. С искусством, в том числе с архитектурой, все обстоит точно также. Важна и ценна подлинность. Материал, помнящий прикосновение рук создателя, будь это Андрей Рублев, Микеланджело или каменщик, орудовавший своим мастерком сто или двести лет назад.

Ценен «тот самый» камень. Между прочим, это прекрасно чувствуют и те, кто собирается продавать жилплощадь на месте снесенного памятника и, очевидно, те, кто будет готов отдать здесь за квартиру астрономическую сумму. Жилье на Большой Никитской потому и будет стоить так дорого, что встраивается в ценную застройку – носитель исторической памяти. Еще, конечно, метро от этих мест не очень далеко, но вряд ли именно этот параметр будет превалирующим в определении стоимости.

Нам повезло жить в стране с достойной и долгой историей. И в городе, возникшем отнюдь не вчера. Именно архитектура – старая, древняя – аккумулирует время. Она действительно свидетель истории – не потому, что «видела» что-то, а потому, что свидетельствует: да, была на самом деле та самая история, о которой вам рассказывают в школе. Уничтожение памятника – это ликвидация свидетелей и уничтожение доказательств того, что у страны есть долгое историческое прошлое, что она не выдумана только вчера ушлыми политиками. И что нынешние поколения – законные наследники тех славных людей, что жили когда-то на этом месте, их славных дел, их побед и – да! – их материальных ценностей.»

Интересно, в чью пользу попилят наше историческое прошлое, и кто теперь тот «каменщик Микеланджело», с которого для Б.Никитской начнется новый отсчет времени.

Формально заказчиком нового строительства, как выяснил Архнадзор, выступает некий Андрей Маталыга. Не чужой человек в этих местах – восемь принадлежащих ему кампаний (из 20-ти, которые сумели разыскать общественники) расположены в доме № 16 по Большой Никитской, почти напротив приговоренного Булошникова. Одна из компаний Маталыги -«ЛидЭстейт» - памятна Архнадзору тем, что за день уничтожила усадьбу Неклюдовых на Малой Бронной. Заказчик нового погрома – другая маталыгинская фирма - «МэйнЭстейт». Градозащитники называют ее – « той же бактерией, но в профиль».

За Маталыгой, по данным СМИ, стоит Артем Дюмин - хозяин СК «Олимпийский» и брат тульского губернатора Алексея Дюмина. Компания «Продмаркет» Артема Дюмина в партнерстве с Годом Нисановым и Зарахом Илиевым продолжает грызть до фасадных стен доходные дома на Варварке, 14. Структурам Дюмина и Маталыги отдана также усадьба Позднякова на Большой Никитской, 26 – легендарный Наполеоновский театр, статусный памятник, постановка которого на охрану заняла у градозащитников долгие годы.

Архнадзоровцы Рустам Рахматуллин и Игорь Шихов, проводившие это расследование, с горечью резюмируют: «Похоже, Никитский радиус Москвы отдан на прокорм одной группе людей».

Надо сказать, что условия для прокорма создавались не только командой Собянина, к этому причастен и Юрий Лужков. В его бытность мэром дом Булошникова потерял собственный охранный статус. Более того, в 1997 году распоряжением Лужкова были утверждены границы объединенной охранной зоны объектов культурного наследия, исключившие владение № 17 по Б. Никитской улице. Вероятно, это было сделано для легализации задним числом сноса 1996 года и нового строительства. Исключение участка малоэтажной застройки, лежащего между такими памятниками как Московская консерватория, дом церкви Малого Вознесения (№ 15) и театр “Парадиз” (ныне Театр им. Маяковского), не имеет историко-культурного обоснования. Притом участок остается в буферной зоне объекта Всемирного наследия «Московский Кремль». При Собянине не было сделано ни одной попытки, чтобы исправить этот парадокс, подчистить грехи предшественника и восстановить статус, охранную зону и в конце концов историческую справедливость в отношении дома №17. Наоборот, путаница вокруг объекта, оказалась очень даже кстати…

Разразившийся скандал, по мнению экспертного сообщества, дает шанс вернуть дом Булошникова в охранную зону. Надо только навалиться всем москвичам и слезно просить Сергея Собянина «исправить возникшее НЕДОРАЗУМЕНИЕ» и пойти дальше - отменить решение ГЗК и дать указание по разработке проекта корректировки объединенной охранной зоны памятников, чтобы включить в нее дом Булошникова». Образец просьбы размещен в интернете.

Честно сказать, просить унизительно, но вот так все устроено в отношениях москвичей с властью, что даже о восстановлении законности надо просить со слезой и на коленях.

Рустам Рахматуллин, координатор движения «Архнадзор», считает, что все, кто сочувствует этому несчастному дому и против того, чтобы между консерваторией и театром Маяковского во дворе действующей школы появились 32-метровые жилые апартаменты с парковкой, должны поставить свою подпись. Важно показать, что людей много, что мнения солидарны. Дело городских властей — прислушаться.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter