Рус
Eng
Спрятать прошлое? Уникальный радиевый музей удаляют из центра Петербурга 

Спрятать прошлое? Уникальный радиевый музей удаляют из центра Петербурга 

6 сентября 2019, 11:19Город
Росатом решил убрать с улицы Рентгена,1 радиевый музей, который показывает, где и как рождалась первая атомная бомба. При этом переделать здания под жилье или торговый центр - невозможно.

Евгений Колесников, Санкт-Петербург

Каменноостровский проспект второй столицы. С ним перпендикулярна улица Рентгена, на которой, напротив дома-музея Кирова, расположены корпусы, в которых ранее находился Радиевый институт им. В.Г. Хлопина. Сейчас там музей при этом научном учреждении, а также складские помещения. Название улицы говорящее. Как говорят сотрудники музея, «прогуляться в советское время рядом с этими зданиями – это заодно флюорографию пройти». Да, именно в корпусах Радиевого института под общим «почтовым ящиком» ул. Рентгена,1 впервые в СССР были получены импульсы плутония. Советский атом ковался именно здесь, в зданиях в центре Ленинграда. Они были засекречены, само собой, но молва о том, что здесь «происходит нечто», ходила с 1930-х. Сами же здания, до революции принадлежавшие Александровскому Императорскому лицею, были переданы физикам и химикам декретом В. Ленина от 1922 года.

Как говорят сотрудники музея, «прогуляться в советское время рядом с этими зданиями – это заодно флюорографию пройти».

«Это прародитель андронного коллайдера»

Надо сказать, что все сотрудники музея ныне против переезда. Но… Они штатные сотрудники Института им. Хлопина, к которому относится музей, который, соответственно, относится к государственной корпорации по атомной энергии «Росатом». И бояться называть свои имена, хотя и допустили корреспондента «НИ» на до сих пор околосекретную территорию. Директор музея Сергей Хлебников в тот момент находился в командировке, но согласился ответить на вопросы нашего издания по электронной почте. К сожалению, за две недели он этого сделать не смог – то ли в итоге убоялся публичности, то ли был сильно занят. Так или иначе, рассказанное далее сотрудниками музея мы не будем оснащать фамилия – люди бояться быть уволенными, и их понять можно. Анонимность – их просьба.

Справка «НИ»

Именно в данном НИИ возникла как наука отечественная радиохимия. Хлопиным и его коллегами в 1920-30-е годы были установлены основные закономерности процессов соосаждения, сорбции и жидкостной экстракции радиоэлементов, позднее положенные в основу промышленных радиохимических технологий. В послевоенные годы в Радиевом институте В.Г. Хлопиным, Б.А. Никитиным и А.П. Ратнером был получен первый в стране плутоний и разработана первая отечественная технология выделения плутония из облученного урана («ацетатная осадительная технология»), обеспечившая промышленное получение плутония на радиохимических производствах для создания атомной бомбы. Радиевый институт был привлечен к работам в район Чернобыльской АЭС с первых же часов после аварии. Сотрудники института обследовали радиационную обстановку на местах гибели наших атомных подводных лодок «Комсомолец» (1989) и «Курск» (2000).

Кино- и фотокамеры, которые снимали первый ядерный взрыв
Photo:Новые Известия

То, что здания уникальные – можно понять сразу. К примеру, в подвале первого корпуса стоит древний циклотрон – он настолько объемистый, что пришлось ради его помещения туда разбирать всю стену. Есть циклотрон и поменьше – он считается первым активно действующим в Европе. Сотрудники поясняют, что это «прародитель адронного коллайдера».

Первый в Европе циклотрон
Photo:Новые Известия

Впечатляет кабинет самого Виталия Григорьевича Хлопина: там уже не действующий, но зачетный камин; лампа «сталинского ампира» с чугунными серпом и молотом; различные профильные документы и приборы, масса книг; посмертная маска великого ученого. В музее также бумаги, подписанные Марией Кюри-Склодовской, кинокамера, которой был снят первый испытательный атомный взрыв в СССР в 1949 году; различные приборы, которые зафиксировали образование первых импульсов плутония. Ученые шутили над нашим корреспондентом: «Да, у нас тут немного «грязновато» в плане радиации, но мы же до сих пор живы. И вы, наверное, останетесь. Хотя вот второй, «химический» корпус, он «погрязнее». Там еще авария была в 1967 году. Впрочем, она до сих пор малоизвестна».

«Удаление загрязненного имущества»

Теперь к сути проблемы. Ученые-музейщики, все, между прочим, с учеными степенями докторов и кандидатов физических и химических наук, говорят, что перевод-переезд всех этих артефактов убьет их аутентичность: «Вы видите этот кабинет Хлопина – тут все на своем месте, как было, в комнате в старом фонде с высоченным потолком. Именно в этой комнате он работал, делал уникальные научные опыты и открытия. Вся мебель, предметы того времени ассоциируются только с этим местом. Мы не говорим, что для музея предлагаются плохие условия, плохие помещения. Совсем нет. Дело в другом. В памяти. Именно в этом месте Советский Союз стал сверхдержавой, когда был получен плутоний. Именно в этом месте изменилась история 20 века. Мы стали конкурентоспособными с США. Ведь надо же это ценить! И зачем гнаться за выгодой, продавая эти здания в центре города? Мы ж хоть ученые, но не совсем дураки, понимаем, что, для чего и почем».

Также всем известна поговорка, что переезд – хуже пожара.

А каково официальное мнение руководства Института? Ответ дословно такой: «Поддержание сохранности помещений и вещей, которые представлены в нашем узковедомственном музее, требуют больших ежемесячных трудовых и финансовых затрат, которыми Радиевый институт не располагает. Перемещение внутреннего музея целесообразно с экономической точки зрения и оптимизации затрат на его содержание. При перемещении весь перечень предметов объекта культурного наследия, в котором находится музей, сохранится в первозданном виде».

Также депутат питерского парламента Борис Вишневский отправлял официальный запрос в корпорацию «Росатом» на предмет целесообразности переезда музея в теперь основное здание Института Хлопина по адресу 2-ой Муринский проспект, 28б. Ответ за подписью зама гендиректора по науке и стратегии ведомства Ю. Оленина есть в нашем распоряжении. К слову, обратим внимание, что в Росатоме напутали с официальным адресом института Хлопина – вместо Муринского проспекта фигурирует Мичуринский – но что-то научное, хоть и биологического свойства, в этом есть. Если по существу, то в ответе, в частности, говорится, что здания музея являются «ядерно и радиационно опасными»; и в рамках госпрограммы планируется «удаление загрязненного имущества, дезактивация и очистка строительных конструкций» (полностью см. на фото). Логично? Вполне, ведь здания действительно загрязнены. Вот только…

«Должны быть реализованы»

Вот только «НИ» удалось неформально поговорить с высоким сотрудником Минатома, который как бы курирует институт Хлопина. Тот отметил, что здания на Рентгена,1 «должны быть реализованы». То есть, проще говоря, проданы какому-то частному инвестору. Мол, имущество «не профильное и, давайте говорить откровенно, бесполезное». В словах чувствовалась искренняя уверенность, между прочим. Тут не будем морализировать о том, имеет ли право чиновник госкорпорации на такое мнение относительно «изменения истории 20 века». Зададимся другими вопросами. А кому эти корпусы могут быть реализованы? Здания являются памятниками федерального значения. То есть, ничего перестраивать в них нельзя. Это сразу отпугнет желающих сделать там, скажем, модный торговый центр. Вот и совсем не слышно в Петербурге, чтоб какая-нибудь компания претендовала на это «вкусное», но непростое место. Если потенциальный видовой кластер реализовать под жилые квартиры, то сомнений тут еще больше – ведь как быть с «загрязнением»? Кто захочет жить в месте, где ковался отечественный плутоний? И дезактивация там вряд ли поможет. А если поможет, то как убедить людей, что помогла?

Справка «НИ»

Сейчас в музей Радиевого института можно попасть по коллективным заявкам, бесплатно. То есть, должна собраться какая-то группа. Любопытно, что этой осенью музей собираются посетить несколько японских групп, потому что в Стране Восходящего солнца после аварии на Фукусиме есть особая заинтересованность в изучении радиевых эффектов и последствий. Также при музее есть учебный центр, который вскоре намерены посетить профильные ученые из Японии для совместной работы и изучения последствий аварии максимального 7-го уровня на АЭС Фукусима-1 в марте 2011 года.

Есть мысль, что желание Ростатома избавиться от непрофильной, но потенциально, на первый взгляд, золотой недвижимости, скоропалительно. Впрочем, у всех своя правда. Скорее всего, переезд уникального музея состоится уже этой осенью. А здания по Рентгена,1 превратятся уже не в памятник советской физики, а в заброшенный пьедестал «нового русского менеджмента».

P.S.

Здания по адресу ул. Рентгена, 1, как поведали в комитете городского имущества администрации Санкт-Петербурга, не являются собственностью города, а целиком принадлежат госкорпорации «Росатом». Потому местное правительство при всем желании не может вмешаться в ситуацию, хотя ученые обращались к врио губернатора Александру Беглову с просьбой остановить переезд.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter