Рус
Eng

Каменный ад "Камушек": как столичный микрорайон стал заложником «Москвы-Сити»

Каменный ад "Камушек": как столичный микрорайон стал заложником «Москвы-Сити»
Каменный ад "Камушек": как столичный микрорайон стал заложником «Москвы-Сити»
1 февраля, 11:54Город
Жителей московского микрорайона «Камушки» бросили на произвол судьбы, в нем закрылись практически все социальные объекты, включая отделение Почты России, нет ни магазинов, ни парикмахерских, ни ателье... Причина видна буквально отовсюду - наступление небоскребов Москвы-Сити.

Людмила Бутузова

В самом конце прошлого года пока россияне резали оливье, Госдума приняла закон «О внесении изменений в Градостроительный кодекс РФ и отдельные законодательные акты в целях обеспечения комплексного развития территорий» (№ 494-ФЗ,в просторечии – закон о комплексном развитии территорий (КРТ).

Закон позволяет обновить городскую среду за счет упрощенной процедуры изъятия земли под строительство, привлекать к обновлению внебюджетные источники и сносить дома любой этажности и состояния, которые волею судеб стоят на расчищаемой территории.

Первым пилотным проектом программы КРТ может стать микрорайон «Камушки» в Пресненском районе столицы. Сейчас там осталось только шесть жилых хрущевок и несколько домов более высокой этажности, остальные выселены в рамках программы реновации. Многие жители нерасселенных пятиэтажек пытаются покинуть район собственными силами, но большинство ждут разъяснений от городских властей. Их нет…

Между тем, «Камушки», еще недавно бывшие развитым и благоустроенным районом Москвы, стремительно превращаются в маргинальный квартал, со всех сторон зажатый небоскребами «Москва-Сити» и Третьим транспортным кольцом.

- Там реальный ад, - рассказал на своей странице в ФБ депутат Мосгордумы Сергей Митрохин, побывавший в «Камушках» по просьбе жителей. Программа реновации породила здесь такой печальный феномен как НЕДОРЕНОВАЦИЯ. Это когда одну часть домов (большую) расселили и будут сносить, а другую бросили на произвол судьбы. В микрорайоне закрылись практически все социальные объекты, нет магазинов, парикмахерских, ателье, даже отделение Почты России недавно переехало. Выехать на ТТК в районе Москва Сити – большая проблема уже сейчас, пробка на этом участке есть даже в выходные и праздники При этом строить рядом с - Сити явно будут таких же монстров, как и там.

Самое неприятное для людей - неопределенность. Никто не говорит им, ЧТО будет дальше. К чему им готовиться? Продавать квартиры и уезжать? Но за них платят половину рыночной цены. Ждать предложений по расселению от города? Но власти НИЧЕГО не предлагают. Выселенные дома с ноября обнесены заборами, перекрывающими привычные маршруты перемещения по кварталу. На поход в магазин теперь надо потратить на 10-15 минут больше. Да и магазин остался только один. Дворы в квартале не убирают. «Я в этом лично убедился, когда приехал в Камушки на встречу с жителями, - свидетельствует Митрохин. - Еще один ад - это сплошная парковка, в которую превратили микрорайон посетители Москва-Сити. Раньше жителей от нее защищали шлагбаумы. Теперь нет НИ ОДНОГО! Мамы с младенцами не могут выйти из подъездов, так как коляски нельзя протиснуть между плотными скоплениями машин».

Митрохин направил депутатский запрос мэру Москвы с требованием прекратить издевательство над ни в чем не повинными соседями Москвы-Сити, изложить им планы развития территории «Камушков». Программа минимум - восстановить шлагбаумы и убрать грязь с улиц.

Строго говоря, судьба домов в «Камушках» давно была под вопросом. Еще в 2005 году бывший мэр столицы Юрий Лужков принял постановление о разработке схемы их переселения. Ее создали только в 2008 году, после этого процесс остановился. Жители домов устраивали пикеты, вопрос микрорайона не раз рассматривали в мэрии и Мосгордуме. Главный аргумент жаждавших переселения –«все живут как люди, с горячей водой и просторными кухнями, а у нас в квартирах газовые колонки и кухни 5 метров». Все познается в сравнении: к маленьким кухням прилагались добротные кирпичные дома с балконами и лифтами, зеленые дворы, добрососедская атмосфера…

Наконец, в октябре 2012 года нашлось место для «Камушек» – на территории бывшей чугунолитейной фабрики «Красная Пресня». Промзону начали довольно быстро осваивать, стройку курировал тогдашний зам. мэра Москвы Марат Хуснуллин. «Мы должны выполнить свои обязательства по переселению жителей «Камушек», которые живут в двадцати метрах от эстакады, построенной в «Москва-Сити». Наконец мы освобождаем территорию завода, строим там первые стартовые дома под переселение» - слова Хуснуллина бальзамом ложились на сердце измученных бытовыми неудобствами жителей. Просто завораживало, что при разработке концепции «исключительно для Камушек», по словам главы стройкомплекса, «впервые будут использованы передовые технологии математического моделирования и системы с искусственным интеллектом». Прощай навеки, газовая колонка!

В 2017 году площадки под пятиэтажками микрорайона и возводимый дом передали в программу реновации. В 2019 году достроили высотку на Мукомольном проезде, д. 2, начался переезд. Опыт первопроходцев, вплотную столкнувшихся с математическим моделированием квартир и искусственным интеллектом проектирования, поубавил энтузиазма у жителей, оставшихся на старом месте. Бывшие соседи рассказывали без прикрас:

«Прожила в Камушках 44 года. Переселили в промзону на Мукомольный - многим добавили десять метров, кому-то почти ничего. Радует переселение - нет, не радует! Для нас построили четыре "человейника" по 45 этажей, окна открываются только на проветривание, нет балконов, и сплошные дороги с поездами и шумом вокруг. Чудесное переселение! Никому не посоветую».

Но, похоже, обратной дороги уже нет…

- Мы почувствовали, что с «Камушками» всё, в прошлом году, после новой волны переселения, которая сопровождалась скандалами, судебными тяжбами и какими-то совершенно дикими переездами, – быстрей-быстрей! Люди не успевали даже вещи собрать, - поделился с «НИ» старожил микрорайона Виктор Белоусов. – Представляете, что это такое? Еще вчера дома живые, с занавесками, с цветами на подоконниках, наутро уже подъезды нараспашку, двери в квартирах сняты, газовые трубы обрезаны, на полу все вперемешку - белье, посуда, швейные машинки, мебель. Что это за переселение? Так было только при чрезвычайной эвакуации в Припяти, люди знали, что не вернутся. Мародеры там ходили гурьбой, и у нас ходят, присматриваются… Гоняем их… Хоть и плохо стало, но мы-то живем здесь, переезжать не собираемся.

Охранять квартал от превращения в гетто призван районный «Жилищник». Раз в неделю техник-смотритель обходит растерзанное хозяйство и вносит свой вклад в реновацию - заматывает сорванные с петель двери проволокой.

Дом Виктора и еще несколько пятиэтажек не вошли в реновацию. Их в общем-то и не трогали и как бы даже не замечали. Но когда контраст между вчерашним и сегодняшним днем становится невыносимым, даже перед стойкими противниками реновации встает выбор - «либо добром сдаваться, либо ждать, что нас просто раздавят». Оба варианта плохие.

- Я отправил запрос на официальный сайт московской мэрии с просьбой прояснить: от своего имени выступает г-н Бочкарев или озвучивает тайные планы руководства? –рассказывает Виктор. – Если это планы, то что конкретно будет с моим домом и с нашими «высотками» в 9-12 этажей, которым всего-то 15-20 лет, и они являлись как бы гарантами того, что исторические «Камушки» не превратятся в пыль под ногами, жизнь будет продолжаться. Мне долго не отвечали…

Ответ пришел уже после принятия закона о КРТ. Представители мэрии сообщили, что для ускорения реновации подбираются дополнительные стартовые площадки, в том числе уже относящиеся или подходящие к программе КРТ. То есть, как растревоженные собственники не гнали от себя черные мысли, но случилось то, что случилось: угроза сноса замаячила реально. Причем, сразу по двум программам. Только теперь выйти из них и сохранить свой дом будет сложнее, если это вообще возможно.

- Принимать такие законы можно только от великого заблуждения, что у людей не осталось других забот, кроме той, чтобы «комплексно» снести всю страну и застроить ее на манер Москва-Сити, - говорит Белоусов. – Но вот интересно, а где в этом новом законодательстве место собственников ? Их права даже не упоминаются…

Ну почему же! Права есть и они ничем не хуже изложенных в программе реновации. Если собственника не устраивает предложенный вариант переселения по КТР или размер компенсации, то ему дается 45 дней со дня получения уведомления о выселении, чтобы оспорить «добровольность обмена». По истечении этого срока власти имеют право обратиться в суд и обязать строптивца освободить жилплощадь для передачи застройщику. И не надо усмехаться, что человек фактически за полтора месяца должен распланировать заново свою жизнь. Это либеральнее, чем в прежние времена, когда гаражи и коммерческую недвигу сносили за одну ночь. И ничего, даже в этих условиях собственники успевали унести ноги.

Принцип включения дома в программу КРТ схож с принципом включения в программу реновации, но и здесь либеральные условия бьют фонтаном. В случае с КРТ требуется согласие не собственников, а представляющих их жильцов — квартирантов, например, или задержавшихся ненадолго гостей. Последние также могут голосовать за дальнейшую судьбу дома, в котором ночуют на птичьих правах. Если собрание жильцов и собственников не состоялось, дом будет внесен в программу автоматически.

При обмене старого жилья на новое власти будут руководствоваться испытанным принципом равнозначности: старая квартира должна быть не хуже новой и соответствовать региональным стандартам. Как и в случае с реновацией, собственники могут доплатить, если они хотят получить квартиру больше положенной. И молча проглотить недоразумение, когда окажется, что лояльное «могут доплатить» превращается в непререкаемое «приходится доплачивать».

При этом собственники вправе потребовать вместо новой квартиры денежное возмещение — рыночную стоимость освобождаемой квартиры с учетом общего имущества, земельного участка, понесенных затрат и упущенной выгоды ( привет от статьи 32 Жилищного кодекса РФ).

- Звучит нормально, пока этот закон тебя не касается, - сокрушается Владимир Кислов, собственник квартиры в том самой «брежневской девятиэтажке» с лоджиями, которая по всей видимости падет под напором «комплексного развития». - Я еще могу понять людей с какой-нибудь российской окраины: «да пусть забирают мой барак, лишь бы нормальное жилье дали». Но в Москве все иначе: и бараки» получше, и отбирают чаще всего у тех, кто вовсе не хочет их отдавать, и собственников, пострадавших от принудительного переселения, гораздо больше, чем тех, кто получил от этого какие-то выгоды. На Камушки посмотрите – тут все в одном флаконе- и реновация, и прогресс, и КТР, и натуральный грабеж туземцев под «бесплатную» раздачу блестящих бус. Не все умеют сводить концы с концами и понимать, что происходит…

У Владимира получается – он экономист по образованию, и активист инициативной группы «За Камушки». Его калькуляция семейных потерь «от антисоциальной градостроительной политики Москвы, от манипулирования ценами на реновационные квартиры, от присвоения неизвестной группой лиц общего имущества и земельного участка, входивших в стоимость освобождаемой квартиры» приближается к 10 миллионов рублей (с учетом моральных страданий и непредвиденных расходов, связанных с переселением). Он намерен взыскать деньги, но пока даже нет адресатов, готовых рассмотреть его претензии. Москомархитектура не уполномочена на толкование экономических последствий от политических решений, к тому же « механизмы КРТ в Москве еще не приняты» (так, по словам Кислова, написано в ответе ведомства). Фонд реновации «не имеет компетенций для комментирования семейных расходов при переселении». В Департаменте городского имущества ответили, что это не их тема. Иск в суд не приняли: семью переселили по закону, а что закон коварный, - «так это не к властям Москвы , а выше - ваша бабушка и ваша ипотека оттуда не просматриваются».

- Квартиру мы продаем до сих пор, - продолжает Кислов. – Желающих приобрести нет. За весь год объявилось всего два покупателя. Придут, посмотрят и все. Дело даже не в цене – мы ее давно снизили до разумных пределов.

Голосование ногами и есть показатель истинного отношения к московским программам градостроения и переселения, - считает Кислов.

Будущее можно узнать по интернету. Собственники жилья теперь самостоятельно должны мониторить, включен их дом в программу КТР или нет. Официально уведомлять их власти не обязаны. Прям как в популярном анекдоте - «Сюрприз будет!» Но что-то совсем не смешно…

Комментарий эксперта «НИ»:

Клим Лихачев, юрист, координатор Рабочей группы по соблюдению прав москвичей при переселении по программе реновации – для «Новых Известий»

- После принятия федерального закона № 494-ФЗ в список под снос может попасть практически любой многоквартирный дом. Критерии, по которым власти и инвесторы, заключают между собой так называемый договор об обновлении среды жизнедеятельности и определяют перечень зданий, подлежащих сносу, весьма размыты и требований к этажности домов не содержат. Инвесторам для сноса чужой собственности надо всего лишь пройти фильтр с принудительным для собственников квартир голосованием «за» или «против», о котором они могут и не узнать. У властей и инвесторов нет обязанности уведомлять жильцов о мероприятии, достаточно разместить информацию в Интернете или в помещении органов государственной власти. Не углядели – сами виноваты. В социальных сетях также высказываются опасения, что теперь у граждан нет возможности самостоятельно проводить собрания по вопросу своего участия или неучастия в КРТ. Такие опасения возникли из-за внесения изменений в Жилищный кодекс в виде дополнения ст. 45 частью 2.1., которой полномочия по проведению внеочередного собрания по КТР возложены на уполномоченный орган государственной власти или местного самоуправления. Однако следует уточнить, что «дополнение» не отменяет права собственников на проведение собраний, а устанавливает перечень лиц, которые могут их инициировать. И далеко не всегда эти лица будут действовать во вред жителям.

Что делать? Как снизить риски попадания в программу КРТ?

Следить на официальных сайтах мэров, префектур, управ за любой информацией на эту тему. Так как информация может быть скрыта, следует вести постоянную переписку, выясняя планы городских властей на конкретный дом. В переписке следует подчеркивать, что частные собственники не хотят лишаться своего имущества ни при каких обстоятельствах. Имеет смысл провести общее собрание для закрепления этой позиции и наделить совет дома или активистов полномочиями представлять интересы собственников во всех инстанциях. Напомню: сложившаяся судебная практика, связанная с оспариванием протоколов и решений общих собраний говорит о том, что главное для разрешения спора – уточнить действительную волю большинства и последовательно и неуклонно ее отстаивать.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter