Рус
Eng

Право первой ночи после суда: Дмитрию Мазепину отдали компанию «Томет»

Право первой ночи после суда: Дмитрию Мазепину отдали компанию «Томет»

29 января , 17:37
Бизнес
Банкротство крупнейшего производителя метанола в РФ становится неизбежным

Иван Петровский

Громкая история с принудительным банкротством тольяттинской компании «Томет» приблизилась к финалу. 26 января Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд отказал одному из кредиторов «Томета» - ПАО «Тольяттиазот» - в удовлетворении его претензий, и удовлетворил требования другого кредитора – ОХК «Уралхим». Цена этой победы - судьбы сотрудников «Томета» и репутация суда. Но кого в наше время волнуют такие детали?

До недавнего времени ООО «Томет» входило в число ведущих отечественных производителей метанола. Это вещество очень востребовано российской промышленностью, так что у «Томета» были все основания уверенно смотреть в будущее.

Несмотря на то, что «Уралхим» неоднократно заявлял о своей незаинтересованности в банкротстве «Томета» и вынужденном участии в процедуре его банкротства, именно «Уралхим» в конце концов настоял как на самом банкротстве, так и на включении в реестр требований кредиторов «Томета» своих претензий в размере 87 млрд рублей. Они основаны на приговоре Комсомольского суда города Тольятти, признавшего «Томет» принадлежащим бывшим руководителям «Тольяттиазота» Владимиру и Сергею Махлаям, которых олигарх Мазепин обвинил в невыплате причитающихся ему дивидендов.

В настоящий момент с этим исходным приговором еще только предстоит разобраться Шестому кассационному суду общей юрисдикции, в который обвиняемые обратились с кассационными жалобами. Дело передали только в декабре прошлого года, и оно тут же вернулись обратно в районный суд для устранения ошибок, допущенных вынесшим приговор судьей Кирилловым. Когда конкретно начнется рассмотрение дела в кассации, сегодня сказать невозможно – ведь даже сама передача в кассацию оказалась на год затянута Комсомольским судом.

Похоже, что пересмотр приговора состоится уже к «шапочному разбору» активов, на которые по требованию «Уралхима» было обращено взыскание. Ведь еще в конце прошлого года до передачи дела в кассацию Уралхим лихорадочно начал совершать все возможное для получения как можно большего имущества, «добытого» приговором.

В качестве примера можно привести торги по акциям ПАО «Трансаммиак». Судебные приставы оценили пакет ценных бумаг в 947,8 млн рублей, хотя по данным независимого оценщика Swiss Appraisal их стоимость в несколько раз больше и составляет 2,5 млрд рублей. После жалоб акционеров «Трансаммиака» в суд и в Федеральную антимонопольную службу торги были приостановлены, но, скорее всего, переход «Трансаммиака» под контроль «Уралхима», уже заявившего о возможности покупки этого актива «по привлекательной цене», является лишь вопросом времени. А если торги не состоятся, по закону Дмитрий Мазепин получит «Трансаммиак» в счет причитающегося ему долга с дисконтом в 25%.

Одновременно «Уралхим» начал избавляться и от обременяющего его обязательства перед Высоким судом Ирландии не обращать взыскания на принадлежащие иностранным акционерам акции «Тольяттиазота». Для этого был разыгран целый спектакль с использованием миноритария ТОАЗа – ООО «Эла» и тольяттинской прокуратуры. Итогом стало получение «Уралхимом» решения Комсомольского суда Тольятти о самостоятельной отправке судом исполнительных листов в отношении акционеров ТОАЗа. Специально для ирландских судей все тот же судья Кириллов не постеснялся отметить в решении, что «Уралхим» обязательств не нарушает, а исполнительные листы отправляются непосредственно судом.

Но наиболее драматично складывается все же ситуация с ООО «Томет», сотрудники которого в отчаянии обращались даже к премьер-министру Михаилу Мишустину , но помощи так и не получили. Первоначально заявление о банкротстве «Томета» подал «Тольяттиазот», в пользу которого по приговору суда взыскивается 77 млрд рублей. Позиция компании заключалась в том, что хотя приговор и оспаривался в апелляционной инстанции, он все же обязателен для исполнения после вступления в законную силу, а значит – «Тольяттиазот» должен предпринимать меры для взыскания долга.

Вскоре аналогичное заявление подал и «Уралхим», потребовавший с «Томета» 87 млрд рублей, в которые входили и 77 млрд «Тольяттиазота». Суд первой инстанции «Тольяттиазоту» отказал, сочтя его злоупотребляющим правом, а вот требования «Уралхима» удовлетворил, назначил предложенного тем арбитражного управляющего и предоставил «Уралхиму» право распоряжаться всей суммой ущерба - за «Тольяттиазот». Ходатайства последнего о привлечении к участию в деле еще 19 соответчиков, повышающие шансы «Томета» избежать банкротства, суд оставил без удовлетворения.

Естественно, «Тольяттиазот» сразу же заявил о своем несогласии с судебными актами и оспорил их в апелляционной инстанции. Однако у Дмитрия Мазепина традиционно теплые отношения с самарским правосудием – ведь даже электронная версия обвинительного заключения в адрес бывших руководителей химкомбината была составлена на компьютере «Уралхима».

Поэтому нет ничего удивительного в том, что в ходе судебных заседаний по апелляции суд отказал ТОАЗу во всех заявленных ходатайствах и отклонил жалобы предприятия, оставив вынесенные Арбитражным судом Самарской области решения без изменения. Никаких вопросов по существу жалоб у суда апелляционной инстанции к сторонам процесса не возникло. Интересовало суд лишь соблюдение установленного им регламента проведения заседания – ограничение времени выступления сторон и количества их представителей в заседании.

Не обратил суд внимания и на явное нарушение «Уралхимом» своих процессуальных обязанностей. Так, отзывы на апелляционные жалобы были вручены «Уралхимом» представителям «Тольяттиазота» и «Томета» непосредственно в ходе судебного заседания, хотя по закону документы должны были быть заблаговременно направлены всем участникам судебного процесса.

Но и в этом случае «Уралхим» оказался в привилегированном положении. На возражения о приобщении отзывов к материалам дела председательствующая судья Елена Серова ответила, что юристы «Тольяттиазота» и «Томета» могли самостоятельно ознакомиться с материалами дела, подав ходатайство в суд.

Еще большим цинизмом выглядит публикация на сайте апелляционного суда в день судебного заседания 26 января статьи о желании владельцев «Тольяттиазота» обанкротить «Томет» и якобы использованном ими мощном коррупционном ресурсе. Насколько этично суду в день рассмотрения дела публиковать перепечатки желтых СМИ, направленные против одной из сторон? Объективности ради тогда следовало бы разместить там же и другие статьи, менее комплиментарные для «Уралхима» и Дмитрия Мазепина.

Подобного рода публикации в день судебного заседания как минимум можно расценивать и как попытку оказания давления на суд, и как свидетельство предвзятости суда относительно разбираемого спора. Нужно ли после этого удивляться результату судебного заседания – отказу в удовлетворении апелляционных жалоб «Тольяттиазота» и полной поддержке «Уралхима»?

Уже совсем скоро, 1 марта 2021 года, назначенный по предложению «Уралхима» временный управляющий должен представить суду отчет о состоянии «Томета», неспособного удовлетворить требования на 87 млрд рублей. Это неизбежно означает переход в конкурсное производство и реализацию активов компании с торгов. Угадать бенефициара этих событий можно заранее – им станет все тот же Дмитрий Мазепин. «Тольяттиазот», вероятно, вновь попытается оспорить судебные решения, но пока работникам «Томета», в одночасье превратившимся в заложников олигархических амбиций, остается только посочувствовать.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter