Рус
Eng

Дело Максима Фалдина: что не так с субсидиарной ответственностью

Дело Максима Фалдина: что не так с субсидиарной ответственностью
Дело Максима Фалдина: что не так с субсидиарной ответственностью
28 февраля 2020, 10:30Бизнес
Как сообщили СМИ, связанные с государством кредиторы потребовали от сооснователя онлайн-ритейлера Wikimart Максима Фалдина более 200 млн руб.

Иван Петровский

Кейс Максима Фалдина интересен тем, как в России применяется правило субсидиарной ответственности для предпринимателей.

Вначале - немного истории.

Появившийся в XIX веке принцип ограниченной ответственности бизнеса подразумевает, что предприниматель, даже если его бизнес прогорит, не окажется на улице. Появлению этого принципа сильно обязано развитие капитализма в XX веке. «Limited liabilities — одно из величайших экономических изобретений, — объясняет экономист Олег Шибанов.

Ответственность предпринимателя в России еще несколько лет назад тоже была серьезно ограничена. В обществах с ограниченной ответсвенностью он, по закону, отвечал за долги компании только уставным капиталом, но теперь его могут обязать нести субсидиарную ответственность.

Норма о субсидиарной ответственности появилась в российском законодательстве еще в 2002 году, но до 2012 года не применялась вообще, а активно начала использоваться только в 2017-м, после внесения изменений в законодательство, поясняет адвокат, управляющий партнер юридической фирмы Tax Compliance Михаил Бегунов. С тех пор ее применяют все чаще.

Особенно активно норма применяется, если на стороне кредиторов государство. Со второй половины 2018 года суды ежеквартально удовлетворяют более 400 заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности. Растет не только число удовлетворенных судами заявлений, но и средняя взысканная сумма. Во второй половине 2019 года она превышала 250 млн рублей. В 2018 и 2019 годах к субсидиарной ответственности суммарно привлекли более 4,3 тысяч человек — банкротами за это время признали 25,5 тысяч компаний, следует из статистики «Федресурса», предоставленной The Bell.».

Юристы особо подчеркивают: эта мера применяется особенно жестко, если в процессах затронуты интересы государства. Вместо того, чтобы дотошно взвешивать все за и против, определяя меру субсидиарной ответственности, суды слепо следуют воли истцов, представляющих государственные структуры, например АСВ (Агентство по Страхованию Вкладов), занимающееся долгами проблемных банков.

Как судьи подошли к делу Максима Фалдина?

С конца 2019 года кредиторы основателя интернет-магазина Wikimart Максима Фалдина начали предъявлять к нему финансовые требования, свидетельствуют данные Единого федерального реестра.

По подсчетам “Ъ”, к 25 февраля более 30 кредиторов предъявили требования на сумму более 200 млн руб. Арбитражный суд Москвы начал процедуру реализации имущества бизнесмена, финансовый управляющий должен отчитаться о ней 24 марта 2020 года.

Как сообщал "Ъ", Заявление о несостоятельности Максима Фалдина подал Илья Ананьин, заявивший о неисполненных обязательствах на сумму более 1 млн руб. Как следует из открытых источников, полный тезка истца был депутатом Академического округа в Москве прошлого созыва, является совладельцем юридической фирмы BG Legal Solutions Ltd и нападающим команды Ночной хоккейной лиги «Асгард».

Сам Максим Фалдин считает, что попал в ловушку фиктивного банкротства. Он был объявлен банкротом в октябре 2019 по обращению лиц, представляющих интересы АСВ - государственного агентства по работе с проблемными долгами банков. Банкротный процесс был связан с требованиями государства к разорившемуся Финпромбанку и приобретенной им в 2015 году компанией "Викимарт".

Вопрос первый - а при чем здесь Максим Фалдин, который в Финпромбанке никогда не работал и никаких руководящих должностей там не занимал?

После продажи компании и ухода Фалдина, Финпромбанк щедро кредитовал подконтрольный ему "Викимарт". Общий объем кредитов составил 2.3 млрд. рублей!

Фалдин продал "Викимарт" группе Финпром в начале 2015 года и до конца 2017 -го "Викимарт" исправно платил по своим долгам. Однако суд принял решение взыскать поздние долги ритейлера с бывшего владельца, несмотря на то, что сам предприниматель уже несколько лет, как не имел отношения к компании.

Государство, ставшее правопреемником по долгам Финпробанка, истребовало кредиты с "Викимарта", после чего сама компания также попала в процедуру реструктуризации. Сформировавшаяся в результате этих процессов долговая масса стала полем для деятельности связанных с государством (через АСВ) юристов, которые легко получали решения судов против предпринимателей и бизнесменов, ранее имевших отношение к компаниям Финпромбанка и "Викимарта". Таким образом юристы и специалисты по контролируемым банкротным процессам, используя механизмы государственной власти, истребовали деньги с людей, не имеющих отношения к этим долгам.

Опрошенные "НИ" юристы говорят, что эти процессы характерны и типичны для современной России - когда жертвами вымогательства чиновников и связанных с ними юридических управляющих становятся предприниматели. Для инициализации такого процесса и получения требования против бизнесмена иногда достаточно любой совместной истории предпринимателя и обанкротившейся компании. Часто предприниматель не имеет никого отношения к долгам или к деятельности компании в период, когда эти долги были сделаны.

За примерами далеко ходить не надо.

  • В феврале 2020 года Арбитражный суд Ростовской области наложил арест на недвижимость бизнесмена Вадима Ванеева после того, как кредитор его компании ООО «Евродон» подал заявление о привлечении Ванеева к субсидиарной ответственности в размере 74,5 млн рублей. Заявление суд пока рассматривает. Компания Ванеева по производству мяса индейки обанкротилась после того, как в 2016-2017 годах 1,5 млн птиц компании погибли от птичьего гриппа, а также в результате ожесточенного конфликта с основным кредитором группы, которым выступал ВЭБ.
  • Субсидиарную ответственность в размере 404 млн рублей Арбитражный суд Краснодарского края взыскал с Вартана Вартаняна, владельца «Отечественной крупяной компании», которая входила в тройку крупнейших производителей обработанного риса и обанкротилась по иску «Россельхозбанка».
  • К субсидиарной ответственности в размере 813,7 млн рублей по долгам ООО «Металлглавснаб» суд привлек предпринимателя Олега Макаревича, владельца холдинга «Южная многоотраслевая корпорация», а также его бывшую жену Наталью Макаревич, двоих их детей и экс-гендиректора компании. Суд посчитал, что отчуждение имущества компании-должника в пользу других контролируемых семьей компаний привело к банкротству. Доводы Макаревичей о том, что причиной банкротства был кризис, в ходе которого в отрасли обанкротились 11 тысяч компаний, суд не принял.

Ответственность часто распространяется не только на учредителей и контролирующих лиц компании. На практике это может оказаться и главный бухгалтер, и финансовый директор, и рядовой руководитель.

Например, наемный руководитель компании «Оффпрайс» Мария Старикова оказалась привлечена к субсидиарной ответственности в размере 49,4 млн рублей поскольку подписала договор, по которому «Оффпрайс» в течение года перечисляла средства другой компании за разработку и сопровождение онлайн-площадки. Суд посчитал, что цена договора была завышена по сравнению с аналогичными услугами, а общий размер перечисленных средств превысил 50% активов должника. Однако опрошенные «Право.ру» юристы посчитали, что ответственность Стариковой была минимальна — она подчинялась решениям конечного бенефициара.

Максим Фалдин продал "Викимарт" Финпромбанку за два года до начала реструктуризации. Начиная с момента продажи Фалдин не имел никакого отношения ни к компании, ни к банку. Предприниматель вообще не работал в России с 2015 года, переключившись на азиатские проекты в трансграничной торговле.Несмотря на это, суд принял решение взыскать с предпринимателя долги, вменив ему личную ответственность по чужим долгам.

Очевидно, что стол абсурдное решение было бы невозможно, не будь истцом государственное агентство, чьи требования наши послушные суды выполняют по первому слову.

Отсюда возникает вопрос второй и главный: не поэтому ли решения российских арбитражных судов не признаются за пределами России, а сами бизнесмены предпочитают либо договариваться с кредиторами, либо прекращать бизнес на родине?

Вопрос , понятно, риторический.

Кстати, широкое применение субсидиарной ответственности отнюдь не привело к резкому росту плажетей кредиторам, в том числе и АСВ. По данным «Федресурса», за 2019 год суды признали банкротами 68,98 тыс. граждан России, в 90,7% случаев банкротство инициировали сами должники. По итогам банкротных процедур в 71% дел кредиторы не получили ничего. В среднем требования кредиторов граждан-банкротов в 2019 году были погашены на 3,5% (в 2018 году — на 2,7%). Остается проблемой и продажа имущества банкротов: торги в ходе открытого аукциона более чем в 90% случаев признаются несостоявшимися, реализовать имущество должников удается лишь путем публичного предложения со снижением цены на 60–70%.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter