Рус
Eng
Пять российских банкиров, определяющих наше будущее

Пять российских банкиров, определяющих наше будущее

14 декабря 2019, 11:05
Бизнес
Цифровизация российской финансовой системы происходит даже более интенсивно, чем за рубежом, где сохраняется нацеленность на консервативные правила обслуживания клиентов. Уже сегодня мир наблюдает шагами наших финансистов, обладающих серьезными компетенциями, ресурсами в этом деле.

О звездной пятерке банкиров, заявивших о себе как о цифровых революционерах и новаторах финансового бизнеса, расскажем ниже.

Герман Греф, президент «Сбербанка»

Photo:Сбербанк

О главе самого крупного отечественного банка известно более чем достаточно. Выходец из небольшого казахского села, потомок семьи немецких ссыльных, он известен многими любопытными фактами биографии и экстраординарными поступками. Вот лишь несколько: служил в спецназе МВД, выдержал бой против профессионального боксера, является поклонником электромобилей и даже участвовал в ралли, а также грешит опозданиями (в том числе на собственную свадьбу) и любит использовать смайлики в переписке. Эксцентричность президента «Сбербанка» не осталась незамеченной на мировой арене: журнал Forbes в 2011 году включил Германа Оскаровича в рейтинг самых необычных бизнесменов России.

Действительно, Греф не чужд нестандартных решений — может, к примеру, лично выступить в роли «тайного покупателя» в собственном банке, примерив на себя роль инвалида, пытающегося взять кредит. Что он и сделал в 2011 году.

Греф возглавляет Сбербанк с 2007 года. Его стараниями банк перестал быть «сберкассой» и превратился в цифровую компанию. Сегодня Сбербанк — это удобное приложение, роботизация и искусственный интеллект, философия Agile и репутация одного из самых технологичных банков в стране.

«Конкуренция никому не нравится, но ничего лучше никто не придумал. Я верю только в конкурентную модель развития цифрового рынка», — отмечает Греф. Или заявляет: «Доверить искусственному интеллекту можно всю рутинную работу. ИИ не может и еще долго не сможет принимать сложные решения, ИИ — это чернорабочий. Надо свалить на него все то, чем человека занимать не нужно. Качество операций тогда вырастет на порядок, причем в любой индустрии».

Олег Тиньков, председатель совета директоров «Тинькофф банка»

Про Тинькова говорят, что он превращает в деньги все, к чему прикоснется: он входит в глобальный список миллиардеров Forbes, имеет полноценный финансовый супермаркет, умеет с юмором переносить миллиардные потери и так же лихо восстанавливать финансовое реноме.

Тиньков — апологет интернет-бизнеса в чистом виде. Ставка, сделанная в конце 2000-х на полностью виртуальный банк без единого физического офиса, казалась безумием. Однако он оказался в выигрыше, фактически, предсказав глобальную цифровизацию банковского сектора вне зависимости от масштабов финансовой компании.

По размеру активов сегодня «Тинькофф» находится в тридцатке сильнейших российских банков. Его главным конкурентным преимуществом была и остается ориентация на безвизитные технологии и мобильного клиента.

«Я говорю: уберите слово банк [с карточки], оно меня раздражает. Потому что банк — это все, проехали, банков не будет через пять лет», — говорил ранее Олег Тиньков. Также он уверен, что «розничный банкинг должен быть полностью диджитал». Он утверждал это и 12 лет назад, и готов говорить еще столько же — «отделения не нужны».

Дмитрий Зауэрс, заместитель председателя правления «Газпромбанка»

Дмитрий Зауэрс — свежее лицо российского банковского сектора. Он имеет репутацию активного и смелого топ-менеджера, курирующего розницу, информационные технологии и масштабную программу трансформации Газпромбанка. Его задача — преобразовать банк, исторически заточенный на корпоративный бизнес, в высокотехнологичного «универсала», работающего как с большими юрлицами, так и с розничными клиентами.

По всей видимости, сделать это ему по силам, ведь работу банка он знает изнутри с самых низов: его карьера в «Газпромбанке» стартовала в 2001 году с должности кредитного инспектора в Томске. В 2013 году Зауэрс стал заместителем председателя правления Газпромбанка, а в начале 2018 года на него возложили миссию цифровой трансформации.

Итоги 2019 года показывают успешность начинания топ-менеджера: банк в четыре раза увеличил число пользователей мобильного приложения, в пять раз нарастил выдачу кредитов и в десять — розничные комиссионные доходы. По словам топ-менеджера, первоосновой этого стала реализация крупных технологических проектов.

«Сегодня не только банки, но и любые крупные организации, работающие в B2C, идут в первую очередь в сторону цифровой трансформации. Цифровые технологии предоставляют абсолютно иные возможности для обслуживания миллионов клиентов с лучшим качеством сервиса, лучшими продуктами, лучшей скоростью обслуживания в формате 24/7», — отмечает Зауэрс. При этом он подчеркивает, что несмотря на то, что банк встал на этот путь позже своих ключевых конкурентов, у банка есть преимущество: он может не повторять ошибки, сделанные другими.

Зауэрс ратует за бизнес с человеческим лицом. По его словам, развитие цифровых технологий, подталкивает к борьбе за клиента в первую очередь, и сегодня доступ к нему проще всего получить цифровым способом.

«Есть также понимание того, что человеку не нужна ипотека — ему нужен дом, не нужен депозит — ему нужно отложить деньги на свадьбу, рождение ребенка, образование. Как говорил Билл Гейтс, «нам нужен банкинг, но не нужны банки», — уверен зампред правления «Газпромбанка».

Сергей Солонин, генеральный директор компании Qiwi

Первые серьезные деньги Солонин заработал на бирже «Алиса» предпринимателя Германа Стерлигова, а в 2003 году стал сооснователем компании, специализирующейся на электронных платежах. Сегодня его сеть Qiwi стоит миллиард долларов, объединяет 181 000 терминалов, в ее платежной системе зарегистрированы 17,2 млн электронных кошельков .

Его компания работает сама по себе: Соломин отправился в девятимесячное кругосветное путешествии и управлял Qiwi удаленно. Бизнесмен до сих пор считает, что его отсутствие пошло команде на пользу: корпорация подтвердила силу принципа самоорганизации — с гендиректором в кресле или без него.

Платежные сервисы компании постоянно развивались, пробуя все новые драйверы роста: банк «Точка», карта «Совесть», «Рокетбанк», развитие собственных платежных сервисов. Словом, Qiwi — один из немногих, по-настоящему цифровых игроков финансового бизнеса на рынке России.

Сергей Солонин признается, что смотрит на банки «как на некоторый атавизм». «Банк нужен только для того, чтобы с регулятором общаться, и для лицензии. Вообще, людям не нужны банки, людям нужны сервисы, чтобы можно было что-то быстро оплатить. Это умирающий сценарий: идти в банк, открыть счет», — считает он. Также глава Qiwi уверен, что будущее — полностью за онлайном в привязке к месту покупки товара и операциям, которые нужны людям. «Чем ближе ты подошел к тому месту, где человек общается, находит эти места, тем лучше, тем больше шансов, что ты можешь сохранить свои финансовые сервисы», — говорит предприниматель.

Владимир Верхошинский, главный управляющий директор «Альфа-банка»

Верхошинский заслужил статус консерватора в вопросах цифровизации и предпочитает постепенное вовлечение в IT-решения. Банк должен оставаться, в первую очередь, банком, а не интернет-компанией, считает он. Тем не менее, по убеждению Верхошинского, клиент без смартфона — потенциально не клиент «Альфа-банка».

Верхошинский стал управляющим директором банка в 2018 году. Его приход начался с обновления топ-менеджмента и оптимизации штата на 12%. Результатом стал скачок темпов роста «Альфа-банка»: за 2019 год организация поднялась на два пункта, до четвертого места в рейтинге портала banki.ru. Одним из неординарных управленческих решений 2020 года стало разрешение сотрудникам не возвращаться на работу в офис до конца декабря из-за распространения коронавируса.

«Еще три—пять лет назад многие игроки по всему миру пробовали, у некоторых даже получалось, но время показало, что вероятность достижения значимого размера отдельного цифрового бизнеса и тем более коммерческого успеха не превышает 3–5%. Мы с такими ставками играть не готовы. “Альфа” — крупнейший частный банк страны с тридцатилетней историей, мы не экосистема и не ИТ-компания, мы — банк», — заявляет Владимир Верхошинский.

Тем не менее «Альфа-банк» был и остается крупным розничным игроком. Поэтому организация постоянно работает над своим мобильным приложением, совершенствованием клиентского опыта и оптимизацией сети офисов.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter