Рус
Eng

Идея Турчака о национализации иностранных активов: можно взять, но будет больно

Идея Турчака о национализации иностранных активов: можно взять, но будет больно
Идея Турчака о национализации иностранных активов: можно взять, но будет больно
9 марта, 19:37БизнесФото: dp.ru
Секретарь Генерального совета партии «Единая Россия», первый зампредседателя СФ Андрей Турчак выступил с радикальным предложением - «национализировать производства иностранных компаний, которые объявили об уходе из России». В экспертном сообществе «НИ» посоветовали заменить термин «национализация» на "экспроприация".

Сергей Крон

Турчак подчеркнул, что Россия не намерена терпеть «удары в спину», а будет действовать «по законам военного времени».

Запад, цитирует политика РИА Новости, развязал санкционную войну против России, в которую включились правительства и частные компании. Многие из них объявили о выходе из бизнеса в России и закрытии предприятий. Правительство в свою очередь утвердило перечень недружественных России стран

Такие действия, считает Турчак, можно квалифицировать как предумышленное банкротство.

«Во всех случаях речь идет о чисто политическом решении, цена которого - большое количество уволенных в одночасье российских рабочих и служащих. Не говоря уже о том, что такими действиями эти компании подрывают свою же экономику, существуя по принципу: «пчелы против меда».

Несмотря на угрозу уйти, завод "Форда" пока работает в России
Фото:drivenn.ru

Не надо бежать впереди лошади

«НИ» спросили ведущих российских экспертов, как они отнеслись к инициативе Андрея Турчака начать процедуру отъема собственности у иностранных компаний, бегущих из страны?

Георгий Сатаров, социолог, публицист, президент Фонда прикладных политических исследований «ИНДЕМ»:

- Свое заявление о национализации Турчак сделал от нарастающего чувства беспомощности и приближающегося коллапса. С моей точки зрения, так делают, когда хочется хоть как-то досадить тем, кто находится по другую сторону границы. Чем выше должность у чиновника, тем больше досады, что все вокруг рушится. Не исключено, что единоросс в сложной стрессовой ситуации занялся популизмом.

Антон Жаров, юрист-международник:

Такой популярности как в России у McDonald’s нет нигде в мире
Фото: sunhome.ru

- Сегодня в мире идет процесс разрушения права. Это - императив военного времени. Много политики, много эмоций. Поэтому лично меня не удивляет, что на уровне Совета Федерации ответственные лица фактически призывают к нарушению закона. Я понимаю, Андрей Турчак предлагает напугать противника – национализировать производства иностранных компаний, которые объявили об уходе с российского рынка. Кинул пробные шары, так сказать, чтобы посмотреть реакцию Запада, мировой общественности. Это не значит, что кто-то в Кремле будет выполнять его указания. Ведь сегодня национализация могла бы выглядеть в России конфискацией по принципу «отнять и поделить». В таком случае международное право отдыхает.

Алексей Малашенко, доктор исторических наук, политолог:

- Крупные компании уходят из России по политическим соображениям, но при этом через СМИ подчеркивают: «временно». Все за редким исключением рассчитывают вернуться на российский рынок. Какая тут может быть национализация! Г-н Турчак, видимо, забыл историю – Венесуэла и Куба в свое время национализировали предприятия, принадлежащие американским корпорациям, и попали под «вечные санкции».

Эксперт считает, что Андрей Турчак опережает события, «бежит впереди лошади».

- Складывается впечатление, что этот политик все время идет с опережением, ему хочется выделиться, показать свою преданность. Мне кажется, что он не всегда осознает опасность того, что может нанести ущерб государственным интересам. Время сейчас сложное. Тем не менее, идет, я подчеркиваю, взаимный поиск компромисса. «Пугалки» Запада о национализации только мешают тем, кто ищет компромисс на пути к миру, - отметил эксперт.

Степан Демура, финансовый аналитик:

- Статья 35 Конституции РФ гласит: «Право частной собственности охраняется законом». Однако на практике, получается с точностью наоборот. В наших начальниках живет иллюзия, что если они арестуют активы той или иной компании или ее действующее производство, то можно будет восполнить ущерб от санкций, которые на нас наложил Запад. Но заводы без комплектующих, без ингредиентов, которые приходили к нам из-за рубежа, - мертвые. То, что предлагает единоросс Турчак – это не национализация, это – экспроприация. Впрочем, как не назови, суть дела не меняется. Вспомните, недавнюю «ночь длинных ковшей» в Москве, когда по всему городу, по приказу мэрии, сносили частные палатки. Сергей Собянин тогда сказал, что документы правоустанавливающие собственность – это всего лишь бумажки. Зачем вам, мол, какие-то судебные решения. А вы спрашиваете меня о законности возможного проведения национализации, - сказал аналитик .

Сергей Жаворонков, старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е. Гайдара:

- Турчак – не первый, кто предложил национализацию. О том же самом говорил вице-премьер РФ Андрей Белоусов. Опоздали, ребята! Фактически национализация в России уже произошла. Дело в том, что сегодня иностранным резидентам запрещено репатриировать прибыль и нельзя продавать акции. А зачем тогда в этой стране заниматься бизнесом! Ну, чтобы налоги платить, рабочие места сохранить. Иностранцам на это плевать! Им интересны две опции: либо здесь же работать и заработанные деньги в виде дивидендов вывезти к себе домой, либо поднять капитализацию бизнеса и соответственно продать подорожавшие акции. Российские власти при этом говорят, что ни то, ни другое делать нельзя. Понятно, что иностранцев, желающих оставаться в России, и сейчас уже немного, а со временем будет еще меньше.

История Россию ничему не научила?

Мало кто помнит, что одной из ключевых целей Первой мировой войны (1914-1918) для царской России было избавление от «немецкого засилия» во всех сферах, в том числе в экономике страны.

Русские офицерв ратовали за национализацию
Фото: rusvst.ru

Как рассказал «НИ» историк Константин Пахалюк, было даже учреждено «Общество 1914 года», куда вошли многие известные политики, общественные деятели, предприниматели, которые фактически призывали к национализации иностранной собственности на территории империи. Первоначально правительство довольно негативно относилось к самой этой идее. Ведь известно, что Россия, начиная с Отечественной войны 1812 года, никогда имущественные права подданных вражеских держав не нарушала, каких бы войн она не вела. Между тем в прифронтовой полосе и в губерниях, прежде всего западных, существовавшее военное законодательство давало право на ликвидацию, арест или конфискацию тех фирм и компаний немецких граждан, которые были замечены во враждебной деятельности. Начались доносы, шпиономания, среди немцев выявляли подозрительных, были проведены аресты и высылки вглубь России. К осени 1914 года это приняло такие размахи, что Министерство внутренних дел стало рассылать циркуляры с требованием более обстоятельно разбираться\ во всех делах. Предлагалось наказывать «действительно враждебные элементы», а просто так конфисковывать немецкую собственность и землю запретили.

К середине 1915 года в России были закрыты порядка 3000 немецких фирм и компаний. При этом, если владелец по происхождению был славянином и православным, но подданным Германии, его собственность не трогали.

Россия была единственной в мире страной, которая запретила немецким собственникам заводов и земельных наделов иметь судебную защиту.

Что такое национализация по-кубински

Прецедентов национализации за последние 100 лет в мире было крайне мало. Как рассказал «НИ» эксперт-международник, историк Евгений Бай, мировая практика знает, по крайне мере, два примера массовых экспроприаций иностранных компаний. Первый случился в августе 1990 года, когда неистовый лидер кубинской революции Фидель Кастро национализировал всю без исключения собственность иностранных компаний на острове. В список попали такие гиганты, как Соса-Соlа, Сolgate-Palmolive, нефтяные акулы EXXON и Тexaco.

В последствие о своих законных требованиях вернуть предприятия объявили и другие американские компании. Сейчас их насчитывается в общей сложности 5913, они предъявили иски правительству Кубы на сумму в 7 млрд. долларов.

Принятый в 1996 году в Конгрессе США закон Хелмса–Бартона, разрешил этим компаниям требовать в судах США возмещения от кубинских властей нанесенного ущерба. Однако возможность удовлетворения этих исков практически равно нулю.

Кубинское правительство само требует гигантской компенсации от США на суму в 100 млрд. долларов, которую ей якобы причинило экономическое эмбарго Америки, которое на Кубе называют «блокадой».

Фидель Кастро отобрал у американцев всё
Фото: politobzor.net

С другими странами, прежде всего, с европейскими, Куба заключила соглашения о компенсации. В первую очередь речь идет об Испании, которой было выплачено 32.5 млн. евро в качестве компенсации на национализацию имущества шесть десятков лет назад, Сделано это было не случайно: Испания - крупнейший торговый партнер Кубы, эта страна построила на побережье острова множество 4 и 5 звездных отелей, которые до сих пор пользуются большим спросом у туристов.

Кстати, крупные американские компании также не слишком настойчивы в своих попытках получить компенсацию. Те же Exxon и Texaco предпочитают выждать время, чтобы потом, когда на Кубе пройдут реформы (а это рано или поздно произойдет) вложить деньги в ее экономику, и считаю, что это лучше, чем заниматься бесполезными исками против страны, у которой вообще нет никаких денег.

Вторым примером, по мнению Евгения Бая, можно считать национализацию, которую осуществил венесуэльский лидер Уго Чавес в 2006-2007 гг. Из страны были вышвырнуты безо всякой компенсации Verizon, AES Corp., CMS Energy, Conoco Phillips y ExxonMobil.

Сейчас Conoco требует возмещения убытков на сумму 1.5 млрд. долларов, но дело осложняется тем, что иск предъявлен венесуэльской нефтяной компании Petroleоs de Venezuela, а она формально передана во владение Хуану Гуайдо, которого США признают в качестве легитимного лидера Венесуэлы.

В наши дни продолжается и непонятно чем закончится очень тяжелая дискуссия в отношении канадской золотодобывающей компании в Киргизии. Ее выгнали из республики без всяких надежд на компенсацию.

Президент и главный исполнительный директор компании Centerra Gold Скотт Перри недавно написал открытое письмо работникам захваченного правительством Киргизии рудника «Кумтор», в котором он обвинил Бишкек во лжи, использованной для «необоснованных действий». Он выразил надежду на то, что разногласия можно будет разрешить «путем переговоров и компромиссов». Но киргизы не собираются возвращать канадцам «национализированные» рудники.

По мнению эксперта, если Кремль пойдет на прямую экспроприацию западных компаний, ушедших с российского рынка в знак протеста против действий на Украине, то это может быть совершенно другая картина. В отличие от таких бедных стран как Куба и Венесуэла у российского государства значительная зарубежная собственность в виде земельных участков, зданий, судов и много другого. В ответ на национализацию власти США и стран Западной Европы могут принять ответные меры, которые станут весьма разрушительными для российской экономики, считает Евгений Бай.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter