Рус
Eng

В 1981 году СССР и Швеция могли начать войну из-за подводной лодки

В 1981 году СССР и Швеция могли начать войну из-за подводной лодки
В 1981 году СССР и Швеция могли начать войну из-за подводной лодки
27 октября 2021, 18:22АрмияФото: radio-rhodesia.livejournal.comС-363 села мель
Ровно 40 лет минуло с тех пор, как на шведов, словно гром среди ясного неба, обрушилась новость: советская подлодка села на мель возле секретной базы ВМФ в Карлскруне. По воспоминаниям участников тех драматических событий, Швеция была в получасе от вооруженного конфликта с СССР.

Геннадий Чародеев

В Стокгольме, пожалуй, нет газеты, которая в последние дни не ударилась в воспоминания о шпионской подлодке С-363, попавшей «в сети» скандинавских рыбаков. При этом Dagens Nyheter особо подчеркнула, что на борту русской субмарины находились торпеды с ядерными боеголовками. В этом, кстати, убедились представители шведских спецслужб, которых допустили внутрь секретной советской ПЛ.

Что же на самом деле произошло 28 октября 1981 года в заливе Госефьёрден?

По воспоминаниям участников тех событий, дизельная подлодка С-363 под командованием капитана 3-го ранга Анатолия Гущина вышла в обычный поход в Балтийское море - на патрулирование в районы восточнее датского острова Борнхольм. Почти сразу же у экипажа начались неприятности. 18 октября в 18:10 в подводном положении С-363 столкнулась с тралящим устройством рыбацкого сейнера. Внешних повреждений при осмотре рубки после всплытия выявлено не было, но оказалась поврежденной антенна радиопеленгатора РПН-47-03, причем об этом на лодке узнали лишь после аварии.

В тот же день обнаружена неустойчивая работа эхолота. Положение усугублялось ненадежной работой приемоиндикатора радионавигационной системы «Декка». В этих условиях командир лодки Гущин решил не докладывать на КП флота об ударе о плавающее препятствие, а также о выходе из строя навигационных приборов.

Как рассказывал один из офицеров-подводников, после выхода из строя навигационного комплекса командир корабля и его помощники не могли понять, где они находятся. Поскольку погода не позволяла определиться по звездам, Гущин дал команду на погружение, чтобы посмотреть на какой глубине лодка коснется грунта. Опустились на 51 метр. В Балтийском море, решил командир, таких точек всего две – у берегов Швеции и Польши. Почему-то на лодке пришли к общему мнению, что они находятся у польских берегов. Раз так, пошли в надводном положении. Однако это, как потом оказалось, была Швеция.

По иронии судьбы, потеряв ориентиры, лодка фактически вслепую следовала по секретному шведскому фарватеру шириной всего 12 метров. До сих пор, никем не обнаруженная субмарина, на мостике которой находились командир, замполит и вахтенный сигнальщик, на скорости 7,5 узлов вылетела на камни прибрежной отмели у острова Турумшёр.

Газета Expressen вспомнила о том, что боевые корабли советских ВМС готовы были прийти на выручку экипажу С-363. Узнав об этом, глава правительства Швеции Турбьёрн Фельдин дал добро главнокомандующему Леннарту Юнгу на применение ответной силы со словами: «Ребята, держите границу на замке!» Ведь Госефьярден тогда был не просто заливом, это было начало секретного фарватера, который заканчивался у базы шведских ВМФ в Карлскруне.

Швеция никогда не упоминала об этом фарватере до 1981 года. Даже в трех государственных расследованиях по следам событий с советской подводной лодкой в 1983, 1995 и 2001 годах ни разу не упоминалось, что С-363 фактически села на мель посреди маршрута шведских военных кораблей.

Этот маршрут был так важен, потому что в Карлскруне военные корабли были так тесно пришвартованы у причалов, что являлись уязвимой целью, если бы враг хотел их уничтожить одним ударом. Шведские корабли должны были иметь возможность быстро рассредоточиться, и одним из путей для этого был именно Госефьярден.

Госефьярден был также местом стоянок для шведских подлодок. Субмарины пережидали там непогоду или пополняли запасы воды и продуктов. Тогда это относилось к шести шведским подводным лодкам класса Hajen, которые были того же возраста, что и советская С-363.

Чтобы вражеские корабли не смогли проникнуть в Госефьярден во время войны, залив был заминирован в самом узком месте. На дне уже стояли заряженные мины, контролируемые мини-станцией на соседнем острове Хэстхольмен.

Dagens Nyheter пишет: «То, что вторжение русских было преднамеренным, установила комиссия по подводным лодкам 1995 года. Есть много оснований предполагать, что С-363 следовала секретным шведским военным фарватером, но пропустила единственную отметку, которая указывала, что пора менять курс. Если бы субмарина повернула раньше, то ушла бы на восемь метров западнее и не села на мель».

В Стокгольме уверены и сегодня: С-363 до посадки на мель патрулировала южную часть Балтийского моря, чтобы контролировать силы НАТО, но 24 октября получила секретный приказ. Главным командиром на её борту в то время был не капитан Анатолий Гущин, а начальник штаба бригады подводных лодок, сотруднике ГРУ Иосиф Аврукьевич. Так, во всяком случае, считает подполковник шведских ВМФ в отставке Пер Андерссон, который работал в группе анализа нарушений советской подводной лодки.

Одним из шведов, которые с разрешения командира Гущина спустились в подводную лодку, был капитан 2-го ранга Эрланд Сённерстедт. Вот, что он рассказал журналистам: «На борту лодки царила унылая атмосфера. Было довольно тихо, казалось, что части экипажа приказали скрыться. Русские хотели создать впечатление, будто полностью потеряли ориентацию в пространстве и случайно оказались в Госефьёрдене. Но судовой журнал на борту показал - экипаж тщательно контролировал свое местоположение».

По словам офицера, подводная лодка была старой, но она совершенно не барахлила. Это была полностью функционирующая субмарина. Русские подводники не попали бы в Госефьёрден, если бы у них не было там задания.

После выхода в отставку подполковник Пер Андерссон связался с российскими офицерами, служившими на подводных лодках. Те ему якобы откровенно поведали, что в качестве дополнительной задачи С-363 «должна была шпионить за иностранными военными целями и вооруженными силами, в том числе шведскими». Поэтому на борту были особые эксперты по радиоэлектронной разведке.

«Мы очень много знали о военно-морской базе в Карлскруне. Наша подлодка шпионила за Швецией», - будто бы признались россияне.

- Это, наверняка, придумали шведские журналисты, - заявил «НИ» доктор технических наук, профессор, контр-адмирал запаса Тенгиз Борисов. - Балтийский флот в начале 1980-х, насколько мне известно, разведку у берегов Швеции не вел. Это действительно была навигационная ошибка экипажа. Они реально повредили антенну, вышел из строя эхолот. Другое дело, что это говорит о полной некомпетентности со стороны командира и штурмана. На борту С-363 находились торпеды с ядерными боеголовками. Из-за этого наше командование пошло на то, чтобы пропустить шведов на лодку, где им показали вахтенный журнал. Там было записано: вышел из строя навигационный комплекс. В торпедный отсек шведов не пустили. Советские представители были вынуждены оправдываться и объяснять, что лодка попала в этот район Балтики не по злому умыслу, а по техническим причинам. Но шла холодная война и экипаж С-363 шведы все равно записали в шпионы.

По приказу руководства страны они подтянули в район вынужденной стоянки советской подлодки спецназ и были готовы к штурму. Наши тоже готовились к схватке. В случае столкновения могли быть большие жертвы и лодка получила бы значительные повреждения. Но ничего не произошло. За полчаса до начала возможного столкновения стороны договорились проблему решить мирным путем, рассказал контр-адмирал Борисов.

Когда советские ВМС подошли к Блекинге вечером 28 октября, оперативную часть шведской береговой артиллерийской обороны возглавлял майор Рольф Линден. Артиллерию на острове Щуркё зарядили боевыми снарядами, и персонал взял русские корабли на прицел. Если бы СССР попытался освободить подлодку, Рольф Линден отдал бы приказ открыть огонь на поражение.

«Решения приходилось принимать нелегкие. Но у нас была инструкция, согласно которой мы должны были действовать, если бы иностранное государство нарушило наши границы. Мы были твердо намерены до последнего четко ее исполнять», - заявил Линден.

6 ноября 1981 года С-363 отпускают и в 10.45 ее передали советским ВМС.

Виновные в происшествии понесли наказание: командира лодки капитана 3-го ранга Гущина сняли с должности и направили в береговую часть. Экипаж был распущен. Советскому Союзу пришлось заплатить Швеции 5 миллионов шведских крон и 1 миллион долларов за работы по спуску С-363 на воду.

Кстати, по сей день точно неизвестно, куда потом пропал неудачливая С-363. По одной из версий, уже в 1990-х она вернулась в Швецию - стала музеем. По другой - во времена перестройки подлодку купили владельцы шведского парка развлечений Skara Sommarland, выкрасили ее в красный цвет и превратили в один из аттракционов. Но в 1994 году парк обанкротился, а лодку продали на металлолом для покрытия долгов.

Но, скорее всего, как говорят военные моряки, в 1988 году субмарина была приговорена - ее разделали на металлолом в Лиепае.

Сюжеты:
Былое
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter