Posted 14 июня, 12:56

Published 14 июня, 12:56

Modified 14 июня, 13:53

Updated 14 июня, 13:53

Формула мира или ультиматум? Что означает инициатива Путина завершить СВО

14 июня 2024, 12:56
14 июня Владимир Путин предельно четко сформулировал «формулу мира». Аналитики разошлись во мнениях по поводу условий, которые обозначил президент России для начала мирных переговоров с Украиной.

Иван Зубов

Широкий резонанс вызывали слова президента России, которые он произнес на встрече с представителями Министерства иностранных дел РФ. Путин выдвинул в своей речи два условия, при которых могут начаться мирные переговоры с Украиной.

Во-первых, Украина должна отвести войска из ЛНР, ДНР, Херсонской и Запорожской областей. Условие второе — Украина должна отказаться от планов вступления в НАТО. При выполнении именно этих двух пунктов Россия готова к незамедлительному прекращению огня и к гарантии безопасного отвод украинских частей и соединений из зоны конфликта.

«Если Киев и Запад откажутся от нового мирного предложения, далее условия будут другими», — заявил Путин.

При этом статус Крыма и Севастополя, ДНР и ЛНР, Запорожской и Херсонской областей как регионов РФ должен быть зафиксирован в международных договорах. Он также добавил, что в соглашения по мирному урегулированию должна быть включена отмена санкций против России.

Путин отметил особо, что речь идет не о заморозке конфликта, а о его окончательном завершении.

«Мы призываем к тому, чтобы перевернуть трагическую страницу истории и постепенно восстанавливать отношения с Украиной и Европой. Но если Запад и Киев откажутся — это их ответственность за кровопролитие», — завершил он свое выступление.

Это похоже на ультиматум к капитуляции

Эксперты по-разному отнеслись к этим тезисам. К примеру, аналитик канала «Русский декаданс» считает, что на самом деле это было не предложение, а, скорее, ультиматум российского лидера:

«Сегодняшние заявления Путина — превентивный ответ на будущие заявления Зеленского на Саммите мира. До завтрашнего дня слова президента РФ как раз успеют обмозговать, но вряд ли что-то изменится. Требования мало чем отличаются от Минских соглашений. Более того, добавилось новое — отмена всех санкций против России.

Согласится ли Запад на старую новую формулу мира — точно нет. Слова Путина стоит воспринимать скорее как завуалированную угрозу. Он даже интонацией выделил, что если Украина откажется от условий России, то потом они уже будут совсем другими. А для других условий нужно будет развивать успехи на поле боя, что подразумевает масштабное наступление, мобилизацию и применение более разрушительного и менее гуманного оружия. Это не предложения, а ультиматум к капитуляции».

Теперь ход Швейцарии

Аналитический же канал «Мейстер» считает, что предложения Путина, предполагающие начало переговоров после вывода украинских войск с территорий новых регионов России, и подписание в итоге соглашений, включающих снятие санкций, и отказ Украины от вступления в НАТО, могли бы стать основой для хорошего соглашения:

«Но частица „бы“, которая тут все портит, неизбежна, поскольку Украина, находясь в состоянии политической мании, на переговоры на этих условиях не пойдет сама, и помимо того, ей не дадут этого сделать из Вашингтона.

Путин, конечно, это понимает лучше, чем кто бы то ни было. Зачем тогда он это предлагает?

Затем, чтобы зафиксировать готовность России к переговорам. На условиях, которые большей части мира будут представляться хорошими. Особенно перед конференцией в Швейцарии. А последующее продолжение СВО та же часть мира воспримет как нежелание Запада идти на соглашение. Что и требовалось доказать».

Об этом же говорит профессор ВШЭ, политолог Марат Баширов:

«Теперь в Швейцарии на конференции будет сумбур и разлад. Все понимают, что предложения Путина — это реальный путь к миру, а вашингтонско — киевская повестка — нереальная. На сцене будут талдычить одно, а в курилках и барах другое. Москва уделала G7 за десять минут речи президента Путина».

Последнее китайское предупреждение

О том, что Путин своей речью фактически обнулил смысл форума, который должен начаться в Швейцарии, пишет и канал «Небожена»:

«Формула мира по Путину гораздо жизнеспособнее, чем фантазии Зеленского и Ко. Он контролирует ситуацию, поэтому и может обрисовать конфигурацию, при которой на Украине прекратятся боевые действия. Никто не отменял принципа „горе побежденным“, но предложения Путина весьма лайтовые.

При этом Путин уточнил, что речь идет не о заморозке конфликта, а о его «окончательном завершении». Главными условиями он назвал вывод войск со всей территории Донецкой, Луганской, Запорожской и Херсонской областей; нейтральный, внеблоковый и безъядерный статус для Украины, ее «демилитаризацию и денацификацию»; отмену всех западных санкций против России. Похоже на последнее китайское предупреждение».

Вряд ли Запад пойдет на это

А вот политический аналитик Андрей Никулин считает, что подобное предложение, скорее, может только сплотить и ожесточить противников России:

«То есть в очередной раз предложена капитуляция, не полная и безоговорочная, но все же. Причем после „демилитаризации“ в любой момент можно снова открыть возможность для „повтора“, теперь без риска существенного украинского военного ответа.

Ну, а само обращение может служить своеобразным намеком о готовности России к реальным переговорам. Если бы предложение включало в себя прекращение огня по текущей линии фронта, то доброхоты на Западе и Востоке еще могли бы как-то его пытаться продать, требование же сдать областные города Запорожье и Херсон, а так же немалые территории вместе с их населением очень сложно представить, как «жест доброй воли» со стороны России».

Бесконечный тупик

Сетевой аналитик Анатолий Несмиян уверен, что вероятность согласия на эти условия равна примерно нулю, так как они, скорее, являются ультиматумом, а не компромиссом:

«Тупик выглядит именно так: ни одна из сторон не готова ни на какой компромисс в принципе и начинает строго с неприемлемых для другой стороны условий.

Пространства для маневра и торговли нет. Что, скорее, устраивает и Запад, и Китай, которые извлекают свою выгоду из такого тупика.

Стоит отметить, что Борис Джонсон, который сорвал в апреле 2022 года Стамбульские договоренности, оказался политиком высочайшей квалификации, сумев загнать этот конфликт в такую безвыходную ситуацию. При этом Великобритания мастерски осталась в стороне от происходящего продолжает контролировать обстановку. Принуждение Зеленского к отставке Залужного — одно из свидетельств такого контроля. (…)

Поэтому и приходится полагаться только на силу и ультиматумы, что полностью устраивает всех внешних по отношению к конфликту сторон. Именно поэтому сложившееся положение и является тупиком».

Политолог Михаил Виноградов был предельно лаконичен:

«Обе стороны пытаются заполучить инициативу и внимание. Но не слишком настойчиво. Показывают небездействие, но не предлагают ничего особо нового».