Posted 11 июня, 09:47

Published 11 июня, 09:47

Modified 11 июня, 19:35

Updated 11 июня, 19:35

Вода, литий и дипломатия: как Россия может укрепить свои позиции в Латинской Америке

Вода, литий и дипломатия: как Россия может укрепить свои позиции в Латинской Америке

11 июня 2024, 09:47
Выступая на пленарной сессии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) президент Боливии Луис Арсе упомянул ситуацию с водными ресурсами в числе наиболее ярких проявлений кризиса нынешней модели капитализма.

Андрей Сизов

Для боливийского лидера «водная проблема» —одна из самых наболевших не только потому, что около 15% его соотечественников сталкиваются с нехваткой пресной воды.

Обратной стороной планов Арсе по подъему национальной экономики может стать дальнейшее (и возможно, кратное) увеличение степени обезвоженности со всеми вытекающими отсюда крайне неприятными социально-политическими последствиями.

Дело в том, что Боливия, которая, наряду с Аргентиной и Чили, входит в так называемый «литиевый треугольник», хочет сделать основной статьёй национального дохода добычу и экспорт этого металла, критически важного в век гаджетов и электромобилей. Не случайно встречу с Владимиром Путиным, проходившую в рамках ПМЭФ, Луис Арсе начал с заявления о необходимости «реализовать проект в области лития в Боливии с российской компанией». А в прошлом году Yacimientos del Litio Bolivianos(YLB) подписала аналогичное соглашение на $1,4 млрд с китайским аккумуляторным концерном CATL.

Между тем особенности южноамериканских месторождений таковы, что для получения экспортно-пригодного товара, нужно выпаривать литий-содержащие соляные рассолы в больших прудах. 1 тонна конечного продукта требует не менее 2 млн литров воды.

А ведь она в пустынной гористой местности (характерной для Боливии) и так на вес золота.

Ситуация усугубляется водными спорами с соседями, «по совместительству» основными конкурентами Боливии на мировом литиевом рынке.

В декабре 2022го Международный суд ООН признал реку Силала на границе Боливии и Чили международной рекой. «Боливия должна уважать принципы разумного и справедливого использования ее вод», — говорится в решении суда.

Таким образом, провалилась попытка боливийцев «приватизировать» водную артерию и, соответственно, получить от Сантьяго компенсацию за водозабор.

Впрочем, указанные боливийские риски создают дополнительные возможности для России. Прежде всего — благодаря тем компетенциям по работе с водными ресурсами, которыми обладает наша страна.

В этой связи нельзя не упомянуть гидроэнергетическое строительство, позволяющее одновременно и обеспечить доступ к сравнительно недорогой электроэнергии, и — за счет плотин — провести мелиорацию больших засушливых территорий.

Ранее Боливия неоднократно анонсировала масштабное возведение ГЭС. Причем, с привлечением российских компаний — «Интер РАО», «Русгидро»… Но, что называется, воз и ныне там.

Хотя сотрудничество с Москвой в сфере гидроэнергетики могло бы принести Ла-Пасу не меньшую выгоду, чем совместные литиевые проекты. Особенно, если учесть роль ГЭС в борьбе с обезвоживанием.

Еще один немаловажный аспект — возможность экспортировать электроэнергию. Опять же, некоторое время назад Боливия собиралась продавать вырабатываемые у себя гигаватты Бразилии и Аргентине. И так же в этом вопросе пока не наблюдается значительных подвижек.

А ведь в марте этого года стало известно о замораживании двух проектов по строительству ГЭС в Аргентине из-за отсутствия китайского финансирования. Не исключено, что это — элемент геоэкономического давления Пекина на Буэнос-Айрес с целью, например, получить дополнительные преференции при добыче аргентинского лития.

Если же Боливия с российской помощью сумеет удовлетворить потребности Аргентины в электроэнергии — это и повысит авторитет правительства Арсе в регионе, и усилит позиции Москвы в «литиевом треугольнике».

Критически высокая зависимость южноамериканского «литиевого прорыва» от решения водной проблемы существенно расширяет и горизонты российской «гидро-дипломатии». У Москвы для этого, что называется, есть все карты, включая участие в ключевых организациях, объединяющих страны глобального Юга — таких, как ШОС или БРИКС.

Кстати, в интервью, данном на полях ПМЭФ, Луис Арсе упомянул о «растущем весе БРИКС». Еще раньше — минувшей весной — Боливия заявила о своем желании присоединиться к этому формату.

Соответственно, в случае успешного использования БРИКС как площадки для разрешения гидро-политических коллизий (а Южной Америкой они, конечно же, не ограничиваются) Россия как инициатор такого подхода получит неоспоримые дипломатические преимущества в глазах не только своих бриксовских партнеров, но и многих других стран, осознающих остроту водной проблемы.

"