Posted 9 июня, 07:04

Published 9 июня, 07:04

Modified 10 июня, 09:46

Updated 10 июня, 09:46

Отношения к талибам* в России избирательное — в Казань пустили не всех

Политолог Андрей Серенко: «Большая игра» в Афганистане никуда не ушла»

9 июня 2024, 07:04
Фото: 116 ру
Отношения к талибам* в России избирательное — в Казань пустили не всех
Маневры российских властей вокруг руководства Талибана* свидетельствует о том, что очередная схватка за влияние на эту страну началась. Среди игроков — Россия, Пакистан, среднеазиатские республики, США. К ним присоединился Китай. Что ими движет?

Татьяна Свиридова, Елена Петрова

«Приручение» талибов* и постепенное снятие с правящего режима клейма террористической организации проходит не всегда гладко. Представители афганского правительства приезжали на Исламский форум в Казань и получили приглашение от российских властей снова посетить Экономический форум в Петербурге. Но что-то пошло не так, и делегация из Афганистана отказалась от участия в ПМЭФ-2024.

Как сообщил телеграм-канал Mash, 15 членам делегации прямо в Шереметьево аннулировали визы и еще продержали неделю без объяснения причин в «стерильной» зоне, как если бы они были не новые партнеры, а трудовые мигранты из Таджикистана. После этого вся делегация, включая ее руководителя из ТПП Афганистана, решили воздержаться от посещения города на Неве.

Комментировать ситуацию пришлось представителям МИД. И директор второго департамента Азии российского МИДа Замир Кабулов 4 июня заявил, что делегация из Афганистана на главный экономический форум России — ПМЭФ — все же прибудет.

Очевидно, что и внутри российской власти единого мнения, что делать с талибами*, нет.

В день открытия ПМЭФ выяснилось, что талибы* действительно приехали. Путь к взаимопониманию оказывается не таким простым. Помимо России, новую элиту Афганистана «обхаживают» не только российские чиновники. «НИ» обсудили с политологом, специалистом по Афганистану Андреем Серенко, какие страны ищут контактов в Талибаном*, и что означает усиление внешнеполитической активности вокруг страны маков и автоматов Калашникова— новую «Большую игру»?

Кадры бегства американцев из Кабула потрясли мир
Видео: АТН

Афганистан и Америка

— Почему часть российской элиты вдруг воспылала такой любовью к Талибану*? Почему они так нужны сейчас?

— У меня есть две версии. Первая. С талибами* очень активно работают американцы. И не без успеха. Если бы не американская помощь, по разным данным, от 40 до 60 млн долларов в неделю, в неделю! — талибский* режим давно уже бы рухнул.

— Хорошие сапоги, надо брать!

— Хорошие сапоги! Иначе, заберут американцы. Тем более, что они действительно очень успешно работают. Подкупили очень многих функционеров. Они уже напрямую работают с начальником разведки Талибана* — Абдул Хаком Васиком. Я думаю, там очень хорошая коррупционная составляющая. Работают как напрямую, так и через Катар. Выстроили прекрасные отношения с министром обороны — муллой Якубом. Именно его они видят на посту эмира талибов вместо Хайбатуллы, потому что Хайбатулла очень тесно связан с иранцами. Американцы хотели бы его заменить на более сбалансированного муллу Якуба. Американцы очень активно работают с некоторыми группами афганской элиты, которая оказалась в эмиграции.

— Но все помнят кадры CNN, как US Army буквально за пару дней бежала из Кабула.

— Американцы ушли из Афганистана только после того, как заключили политическую сделку с талибами* в Дохе, в рамках которой они и покинули страну и отдали Афганистан талибам*. Талибы* не победили американцев, американцы отдали страну талибам на основании сделки, заключённой в феврале 2020 года. Американская поддержка — важнейший ресурс выживания афганского эмирата сегодня. Москва это видит. Есть веские основания полагать, что после ноябрьских выборов в США, когда сменится президент, американская политика в Афганистане резко активизируется. Наши источники об этом сообщают. Я думаю, что Москве это известно.

— То есть, несмотря ни на что, связи американцев в Афганистаном сохраняются, независимо от того, кто у власти?

— Наши источники сообщают, что у американцев есть план создания нового инклюзивного правительства, которое должно состоять из трёх частей. Первое — часть умеренных талибов*, тех, которые сегодня сотрудничают с американцами. Могу предположить, что это люди, связанные с муллой Якубом и Абдул Хаком Васиком. Второе — часть людей из афганских политиков республиканского периода, которые находятся в эмиграции, с которыми американцы поддерживают очень тесные отношения. Там налажена схема работы, люди живут в Турции, в Дубае, в Узбекистане, в Индии, с ними хорошо взаимодействуют американские эмиссары, встречаясь достаточно часто, в среднем, раз в три месяца. Информация есть, о чём там говорят и какие вопросы обсуждают. И третья составляющая — люди из афганского сопротивления. Естественно, друзей России и Китая в этой модели нет.

Среднеазиатские республики и Талибан*

— Есть ли какая-то последовательная линия стран Средней Азии в отношении Талибана*? Не смещается ли вектор в сторону «признать», как это случилось с Казахстаном?

— Главная страна, которая дружит с талибами* в регионе — Узбекистан. Он активно взаимодействует с талибами*, пытается с ними дружить, сотрудничать. В отличие от Таджикистана, который занимает враждебную позицию в отношении талибов*, и который поддерживает, может, не очень активно, но вполне последовательно, фронт сопротивления Масуда, антиталибскую оппозицию, Узбекистан занимает противоположную линию. Талибы* — частые гости в Ташкенте.

Насколько я знаю, там некоторые главари Талибана* покупают недвижимость, заводят жён, на лечение ездят туда. Достаточно высокопоставленные персоны перестали ездить в Пакистан, так как не очень доверяют пакистанцам. Предпочитают лечиться в специальных госпиталях в Ташкенте. И так далее. Взаимодействие налаживается. Есть и другие деликатные форматы сотрудничества.

— Президент Путин в Ташкенте тоже говорил о взаимодействии с талибами*.

— Когда Владимир Путин был в Ташкенте, и прозвучала тема исключения Талибана* из списка террористических организаций. В Узбекистане Талибан* не признавался террористической организацией, то есть, позиция России будет ближе к узбекской.

А в Таджикистане Талибан* внесён в чёрный список террористических организаций. Поэтому можно говорить о дрейфе российской позиции от Душанбе в сторону Ташкента. Я не исключаю, что в этой ситуации Москва будет соблюдать баланс во взаимодействии с Таджикистаном и Узбекистаном, но определённый перекос в сторону Ташкента в области взаимодействия с Талибаном* есть. И, возможно, с китайцами.

— То есть, мы перестаем дружить и привечать таджиков и полюбим узбеков?

— После Крокуса отношения с Таджикистаном сильно испорчены. Сегодня мы не видим признаков улучшения, хотя Рахмон приезжал в Москву на 9 мая. Есть инсайдерская информация, которая говорит о том, что не всё благополучно в российско-таджикских взаимоотношениях. Возможно, Москва своими контактами с Ташкентом пытается показать Душанбе, что она готова не складывать яйца в одну корзину, и таджикскому руководству нужно вести себя более покладисто.

С другой стороны, у Душанбе есть важный козырь в отношениях с Москвой — центр радиоэлектронной разведки «Окно», который находится на территории Таджикистана и который охраняет российская база №201.

Вопреки распространённому мнению, эта база охраняет не таджикско-афганскую границу, она охраняет «Окно». И у Москвы нет альтернативы. Этот объект для неё очень важен, она не может просто так его бросить. Поэтому будет искать компромиссы с Душанбе и искать способы решения проблем в части трудовых мигрантов. Москва и Душанбе обречены на поиск компромисса. Но явно Россия хочет сегодня расширить круг друзей. Тем более, недавно Кэмерон проехал по всем центрально-азиатским странам, что тоже Москву не могло не насторожить. «Британская рука» забирается в мягкое подбрюшье России, надо встряхнуть союзников, чтобы не забывали, кто у них главный.

Все те же самые и Китай

— Какое отношение к ситуации в Афганистане имеет Китай? Они же никогда в Афганистане не были.

— Я думаю, что есть даже координация совместных действий между Пекином и Москвой. У американцев была иллюзия, что они могут силовым путём, не решая проблему Пакистана, разгромить Талибан* в Афганистане, надо было решать проблему с Пакистаном, там вся эта гадость сидела и через границу ползла.

Это, кстати, одна из причин неуспеха и советского проекта в Афганистане, когда советский контингент гонялся по стране за душманами, а что толку? Они из-за границы ползли как тараканы. С Пакистанской территории. Надо решать эту проблему, не знаю, какими путями.

У китайцев другая иллюзия, что талибов* можно купить. Им надо помогать, дать денег, замотивировать, приручить. Тогда они изменятся и станут послушными, будут выполнять все просьбы. Русские тоже пытаются идти по этому пути, только у нас, в отличии от китайцев, денег меньше. И есть опыт негативного присутствия в Афганистане, что тоже не забыто никем.

— И что, после всего в отношениях с Афганистаном есть перспектива для нового альянса?

— Если нас нет в этом проекте, надо замутить свой проект. Политическая логика в этом есть. Но у меня сомнения, что именно с этими людьми у России и Китая получится что-то сделать. Попытка купить тех талибов*, которых ещё не купили американцы? Наверное, это можно было бы сделать, но, как минимум, нам это стоило бы делать года на полтора раньше. Сейчас русская стратегия носит догоняющий характер. Бежим опять за Америкой. Их инициативы и подталкивают нас.

— Какое развитие событий Вы ожидаете на ближайшую перспективу?

— Я к 2025 году ожидаю активизацию больших игроков по Афганистану и попыток реализовать свои планы управления этой страной. Не вижу в этом ничего хорошего.

Любые столкновения разных проектов в условиях Афганистана приведут к силовой конфронтации и некому подобию гражданской войны, либо, что ещё печальнее, мы не знаем, как на все эти проекты, какими бы они ни были, как на это отреагирует рядовая талибская* масса.

Сегодня под ружьём в Талибане* более полумиллиона человек. Если завтра появится объявление, что в Кабуле появится правительство с участием бывших республиканских политиков или людей из фронта сопротивления, рядовые боевики отреагируют однозначно — нас предали наши вожди.

Они первым делом перебьют это правительство, а потом уйдут в ИГИЛ*. И мы получим там такой взрывной компот! Это еще одна линия разлома — предательство вождей, очень типичное в истории. Двадцать лет они воевали против прозападного правительства, теперь их вожди окажутся за одним столом с теми, с кем воевали! Как должны отреагировать рядовые талибы*? Перебить и вождей, и тех, с кем они сидят. А потом надо будет куда-то присоединиться. А куда? Либо к Аль-Каиде*, либо к ИГИЛ*. Дальше — как пойдёт.

* Включены Минюстом РФ в список террористических организаций

"