Posted 8 июня, 06:36

Published 8 июня, 06:36

Modified 8 июня, 06:38

Updated 8 июня, 06:38

У государства дошли руки до работающих пенсионеров — им проиндексируют пенсию с 2025 года

Пенсии как в 2000 году: когда в России начнут платить нормальное пособие по старости

8 июня 2024, 06:36
Фото: Искитимская газета
У государства дошли руки до работающих пенсионеров — им проиндексируют пенсию с 2025 года
Пенсии в России катастрофически не успевают за ростом зарплат. До начала СВО пенсионеры получали пособие по старости в размере 35% от средней зарплаты. В этом году это соотношение упало ниже 30% — самые бедные стали на треть беднее. И как им жить?
Сюжет
Пенсии

Елена Петрова, Татьяна Свиридова

Жизнь 41 миллиона человек в России непростая. Им надо прожить в среднем на 19 тысяч рублей, говорит Росстат. Кроме того, у абсолютного большинства из них есть статья расходов, которой нет в других группах населения — лекарства. Речь идет о пенсионерах.

Еще до ковида эксперты предупреждали, что пенсии в России будут сокращаться относительно зарплат с 2026 года, но никто не думал, что это произойдет намного быстрее. Теперь соотношение пенсий и зарплат в России такое же, как в 2000 году.

В 2024 году пенсия опустилась до 24% от средней зарплаты. Это означает, что несмотря на индексации, которые, как в 2023 году, превышают уровень инфляции, разрыв между пожилыми и обездоленными и работающим населением растет. Зарплаты, например, за первые три месяца 2024 года выросли на 14% после уплаты налогов. Пенсии повысили на инфляцию прошлого года.

При этом, благодаря пенсионной реформе, в этом году количество пенсионеров сократилось почти на 700 тысяч человек. С 2016 года государство не повышало пенсии работающим пенсионерам, или каждому пятому, кто достиг пенсионного возраста, но продолжает работать.

Наконец, до 2026 года остается замороженной накопительная часть пенсии, которую работавшие с 2002 по 2006 годы платили добровольно. Точная сумма этих средств, фактически изъятых у будущих пенсионеров, и переданная банкам для того, чтобы «деньги работали», неизвестна. Эксперты говорят, что она исчисляется несколькими триллионами рублей. Зато понятно, сколько государство экономит на выплатах страховой части пенсии благодаря заморозке — более 950 миллиардов каждый год.

Пенсионная система в России становится все более несправедливой, и похоже, никто толком не знает, что с этим делать.

Пенсия — на лекарства

Директор Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС при Президенте РФ Сергей Календжян уже 10 лет как на пенсии. С «НИ» он поговорил не как доктор экономических наук и автор многочисленных научных трудов, а как работающий пенсионер:

— На днях мне исполнилось 70 лет. У меня пенсия 29 тысяч рублей. Я пью каждый день 10 лекарств. У меня был инфаркт, есть ещё ряд заболеваний. То есть, нужно пить таблетки. Один из препаратов — Крестор, в упаковки 29 таблеток. Одна коробочка этого лекарства стоит 5 тысяч рублей. Но мне необходим ряд других препаратов. Я рассчитал бюджет. Оказалось, что вся моя пенсия в 29 тысяч уходит только на лекарства.

Сергей Календжян привел один пример. Абсолютное большинство пожилых людей принимают препараты для поджелудочной железы. Их всего два: Креон и Панкреатин. Первый стоит от 400 до 800 рублей за упаковку, второй — от 60 до 150 рублей. Но есть нюанс: минимальная дозировка, которую выписывают врачи — 10 тысяч единиц. Ее содержит 1 капсула Креона, которого в аптеках днем с огнем не сыщешь, поэтому выписывают Пакреатин. Но только в одной таблетке содержится 25 единиц действующего вещества. Чтобы заменить Креон на Панкреатин, нужно за раз выпить 400 таблеток, и так три раза в день. Упаковка на 60 таблеток стоит 68 рублей. Каждый прием Панкреатина обойдется в 468 рублей.

— Я в аптеке спрашиваю, что делают бедные пенсионеры, у которых пенсия меньше, чем у меня, у большинства — 19, 20, 22 тысячи. Она ответила: что они делают? Они тихо умирают.

Рядом с домом доктора наук располагается магазин «Вкус Вилл». Недавно Сергей Календжян зашел туда и увидел, что половинка черного хлеба стоит 50 рублей. На фоне копеечной индексации пенсий рост цен означает для пенсионеров медленную смерть, говорит ученый:

— Не дай бог быть пенсионером, если у тебя нет нормально живущих и нормально воспитанных детей! Так как в России у людей мало детей и внуков, то основная часть пенсионеров просто медленно умирает. Им некуда деться. Аховая ситуация.

Социальные ножницы расходятся все больше

Как писали «НИ», пенсии в разных странах мира, по рекомендации Международной организации труда, не должны быть ниже 40% заработной платы в стране. Вообще-то определен коридор в 40%-60%.

До нынешнего года российским пенсионерам платили 33-35% от зарплаты. Однако все эти более или менее красивые проценты теряют свою привлекательность, если сравнить пенсии с 2013 года и нынешние, предварительно переведя их, например, в евро. Уже тогда понятно, что пенсия за 10 лет не выросла, а сократилась на 15%, была 249 евро, а стала 213 евро. Академик РАН Абел Аганбегян говорит:

— У нас пенсия в два — три раза меньше, чем в странах с таким же уровнем реальных доходов. И она составляет от номинальной зарплаты (без вычетов) примерно 35%. Но у нас номинальная зарплата — не действительная зарплата, потому что часть зарплаты выплачивается в конвертах и других льготах, в отличие от других стран. Это очень выгодно предприятию. Огромный стимул, чтобы номинальную зарплату показывать ниже, чем в действительности. Поэтому к действительной зарплате у нас пенсии меньше 30%.

2024 год стремительно увеличил разрыв между пенсией и зарплатами. Индексация пенсий проводится не год в год, а с учетом инфляции предыдущего года. Да, неработающим пенсионерам повысили пенсию с 1 января на 7,5%. Но это уровень цен прошлого года, а зарплаты выросли в этом году на 14%, плюс прошлогодняя инфляцию.

— А если вы переведёте в доллары, то наши пенсии от двух до трёх раз ниже. Посмотрите Турцию, Чили, реальный размер пенсии в этих странах. В Чили она составляет 1010 долларов, или 93% от средней зарплаты. Если сравнивать реальный уровень жизни пенсионеров, вы увидите, что Россия по этому показателю где-то на 90-м месте в мире, в то время как по реальным доходам работающих мы на 50-м месте. Пенсии у нас дискредитированы, очень низкие, — констатирует экономист.

Как спасать пенсионеров

Эксперты говорят, что правительство не в состоянии даже стабилизировать снижение пенсий, не говоря уже о том, чтобы их реально повысить. Экономист Никита Масленников так описывает эту грустную картину:

— Всё то же самое, что и было. Я думаю, что главная задача стабилизировать, прекратить снижение уровня пенсий по отношению к зарплатам (увеличение разрыва). Возможно, через три-четыре года развернуть тренд вверх. Пока задача стабилизировать снижение.

С 2025 года индексация пенсий будет проводиться два раза в год, но вопрос ведь не в том, сколько раз будут выплачивать компенсацию, а на сколько повысят пенсии. Если за основу будет браться инфляция, но это не улучшение, а ухудшение положения пенсионеров. В прошлые годы повышали пенсию в начале года сразу, а теперь точно такую же индексацию будут проводить, задержав половину повышения еще на полгода. Если индексация не превысит инфляцию, ни о каком улучшении положения пенсионеров речи идти не будет.

Академик Аганбегян напоминает:

— В Указе президента от 7 мая 2024 года хотят вдвое увеличить пенсии к 2030 году. И минимальная зарплата станет 35 тысяч. Средняя пенсия будет минимум 40 тысяч. А сейчас она где-то под 19 тысяч. По старости. Социальная пенсия немножко больше 10 тысяч. Пенсия по потере кормильца тоже очень низкая. Значительная часть пенсий не по старости, и они намного ниже. По инвалидности, по потере кормильца и так далее.

Сегодня Владимир Путин объявил, что с мертвой точки сдвинется вопрос с индексацией пенсии работающим пенсионерам. Для этого есть ресурсы, сказал президент.

Возникает вопрос: пенсии работающим были фактически заморожены на на 9 лет. Государство собирается хотя бы частично возместить потери пенсионеров, особенно, в ситуации, когда они, как никогда, нужны стране? На фоне кадрового голода пенсионеры вдруг стали интересны для работодателя. Если индексация и вся система выплат для работающих пенсионеров не изменится, и им не вернут, например, региональные надбавки, при повышении пенсии для неработающих у многих возникнет сомнение в целесообразности продолжить ходить на работу и в 65, и в 70 лет.

Одна индексация не может остановить падение уровня жизни пенсионеров. Никита Масленников предлагает повысить контроль за продуктовой линейкой, которую потребляет взрослое население, со стороны ФАС:

— Фирмы, которые доминируют на рынке, плавно, но в течение трёх-четырёх лет повышают цены. Здесь потребуются системные решения, чтобы снизить уровень возможного злоупотребления. Жизненный уровень пенсионеров во многом определяется состоянием здравоохранения, которое для этих возрастов находится в плачевном состоянии. Здесь требуется особое внимание. И нужно создавать для тех, кто хочет работать, возможности дополнительной занятости.

Работодатели, может быть, и по нужде, повернулись лицом к работникам, повышая зарплаты. В российской системе координат, где нет места ни частным, и корпоративным пенсиям как инструменту стимулирования работающих, за пенсионеров может заступиться только государство.

"