Posted 4 июня, 10:39

Published 4 июня, 10:39

Modified 4 июня, 14:52

Updated 4 июня, 14:52

Представительная делегация движения «Талибан» (запрещено в РФ) во время международного экономического форума «Россия — Исламский мир: KazanForum»

«Талибан»* выводят из тени: ради блага соседей

4 июня 2024, 10:39
Фото: Владимир Смирнов/ТАСС
Представительная делегация движения «Талибан» (запрещено в РФ) во время международного экономического форума «Россия — Исламский мир: KazanForum»
Заявление президента Касым-Жомарта Токаева об исключении «Талибана»* из списка запрещенных в Казахстане организаций напомнило об аналогичном процессе в России, ускорившемся, судя по всему, по мере расследования теракта в подмосковном «Крокус Сити Холле».
Сюжет
Санкции

Николай Владимиров

В Казахстане сняли запрет — полгода назад

Соответствующее заявление президент Казахстана сделал в понедельник на встрече со спикерами палат парламентов стран ОДКБ. Многие СМИ несколько неточно трактовали слова Касым-Жомарта Токаева.

Дело в том, что Казахстан заявил об исключении правящего в Афганистане «Талибана»* из «черного списка» террористических организаций еще полгода назад, а накануне президент республики, видимо, просто решил напомнить политикам из ОДКБ об этом решении и еще раз его обосновать. По словам Токаева, режим талибов* является долгосрочным фактором, а значит его нужно вовлекать в межрегиональные связи. Сами талибы* вчера в лице главы политбюро организации в Катаре Сухеля Шахина приветствовали решение Казахстана.

Впервые МИД Казахстана заявил о том, что «Талибан»* в республике уже не запрещенная организация, 29 декабря прошлого года. И это решение оперативно поддержал российский МИД.

Как уточнили тогда во внешнеполитическом ведомстве Казахстана, само движение «Талибан»* не было признано террористическим Советом безопасности ООН (и тогда бы это решение следовало обязательно исполнять). Организация лишь фигурирует в решении СБ ООН о создании «Комитета по санкциям в отношении „Аль-Каиды“ и движения „Талибан“* в 1999 г.

Затем этот комитет с несколько измененным названием ввел санкции против «Талибана»*. А включение этой организации в «черный список» террористических в республике было сделано по решению Верховного суда Казахстана в 2005 г. Интересно, что, как и в России, в Казахстане террористический статус «Талибана»* ничуть не мешал властям республики развивать с ним отношения. Так, летом прошлого года в столице прошел казахстанско-афганский бизнес-форум.

Стоит отметить, что лишь в некоторых странах «Талибан»* признан террористической организацией. Из бывших республик СССР такое решение было принято, помимо Казахстана и России, Киргизией и Таджикистаном. При этом ни одно государство мира официально пока не признало власть талибов* в Афганистане.

Признания нет, посольства есть

Однако процесс наведения мостов, в том числе дипломатических, идет полным ходом. Так, посольство РФ в Кабуле благополучно пережило очередную смену власти в Афганистане и приход к ней талибов летом 2021 года после, по сути, бегства из страны военного контингента США и до сих пор в меру спокойно (с учетом теракта 5 сентября 2022 года, когда погибли два сотрудника диппредставительства) работает.

Помимо дипломатов из посольства, с талибами постоянно находится на связи (и лоббирует их легализацию, как утверждают некоторые политологи) бывший чрезвычайный и полномочный посол РФ в Афганистане (2004–2009 гг.), а ныне директор Второго департамента Азии МИД России и спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов.

Продолжает свою работу посольство Узбекистана в Кабуле. В феврале представитель правительства «Талибана»* Забихулла Муджахид анонсировал скорое открытие в афганской столице посольства Азербайджана.

Действует посольство Исламского эмирата Афганистан (так талибы* называют свое государство) в столице Туркмении Ашхабаде. Весной 2022 года агентство Sputnik сообщало, что в посольство Таджикистана в Кабуле вернулись сотрудники, но посол продолжал работать в Душанбе.

Киргизия поддерживает в «Талибаном»* неофициальный контакт, заявлял ранее министр иностранных дел республики Жээнбек Кулубаев. При этом Бишкек следует той же логике, что Москва и Астана: раз «Талибан»* в Афганистане официальная власть, значит с ним над работать — через консульство в Кабуле.

Кроме того, ранее со ссылкой на афганскую оппозицию сообщалось, что Китай отправил в Кабул своего посла с самыми широкими полномочиями и то же самое собирался сделать Иран.

То есть дипотношения бывших республик СССР и других стран-соседей с Афганистаном после прихода талибов* к власти либо не прерывались, либо налаживаются. Очевидно, что следующий этап на этом пути — снятие «террористического» статуса теми странами, кто его вводил, и затем полное признание ИЭА, а значит и самого «Талибана»*.

Не лучшие партнеры

Противники восстановления дипотношений с Афганистаном, как на Западе, так и в России, указывают на продолжающуюся, по сути, гражданскую войну в стране, неполный контроль «Талибаном»* ее территории, отсутствие сложившейся системы власти, внутреннюю междоусобицу в стане победителей и несоблюдение режимом талибов* элементарных прав человека.

Достаточно напомнить, что в стране активно применяются внесудебные расправы, например, забивание женщин камнями до смерти за прелюбодеяния, запрет на их обучение, лечение у врачей-мужчин и даже появление на публике без сопровождения мужа или родственников мужского пола.

В Афганистане после ухода американцев закрыты телеканалы, запрещена музыка, изобразительное искусство, компьютеры и т. п. Судебная система основана на шариате. Кроме того, не стоит забывать, что Афганистан поставляет 80% опиатов на мировой черный рынок, и наркопроизводство и торговля стали едва ли не главной статьей дохода в стране.

Идеология талибов* основана на деобандизме — ханафитском движении, возникшем в XIX веке в Британской Индии и предполагающем очищение ислама от отживших местных традиций. Но понимание этих идей неодинаковое в стране и зависит от национальной, племенной и прочих особенностей местных руководителей, сложившихся в отдельных регионах традиций и т. п.

То есть сказать, что Афганистан един и полностью контролируется талибами* на одних и тех же принципах, в данный момент невозможно. Кроме того, как утверждают политологи, даже в верхних эшелонах власти талибов* существуют серьезные разногласия и, например, военный переворот там экспертов бы не удивил. Примечательно, что с момента прихода к власти «Талибана»* прошло уже три года, но страна плюс-минус находится в одном и том же внутреннем состоянии.

Это понимают и сами талибы*. По их мнению, путь к укреплению власти в стране, преодолению хаоса и кастомизации системы управления лежит в налаживании внешнеэкономических связей и развитии в Афганистане крупных бизнес-проектов. Это позволит обеспечить стабильный денежный поток и развитие хотя бы ключевых регионов страны, оказавшихся в бедственном положении после десятилетий войны и нескольких лет засухи. Среди близких и дальних соседей Афганистана также есть большое желание экономически освоить территорию этой страны, но мешает полное отсутствие безопасности.

Войско для защиты совместных проектов

Среди возможных крупных проектов с участием соседей Афганистана упоминается, например, строительство Трансафганской железной дороги протяженностью 600 км, которая должна соединить страны Европы, Россию, Узбекистан, Афганистан, Пакистан, Индию и государства ЮВА.

Проект был разработан еще до прихода талибов* к власти, и в августе 2021 года, естественно, его реализация была приостановлена. Министр торговли и промышленности в правительстве талибов* Нуриддин Азизи предложил создать офис в Кабуле совместно с Россией, Казахстаном и Узбекистаном, чтобы сократить время согласования технических вопросов в рамках проекта.

Естественно, при обсуждении таких дорогих проектов (а этот оценивается в $5 млрд) одним из основных требований является обеспечение безопасности как самого строительства, так и дальнейшего обслуживания. В связи с этим заслуживает внимания информация о якобы принятом решении (по сообщению источников, близких к разведслужбе Фронта национального сопротивления Афганистана — ФНСА) о создании при участии Китая, Ирана, России некоего войска из талибов* численностью 30 тыс. человек, которое, насколько можно судить, и будет обеспечивать безопасность совместных экономических проектов.

При этом интересно, что та же Москва не складывает все яйца в одну корзину и поддерживает также контакты с военными противниками «Талибана»*. Так, в июне прошлого года неофициальные консультации в Москве провел бывший шеф афганской разведки и вице-президент Афганистана, а сегодня один из руководителей ФНСА Амрулла Салех.

А затем, в августе, в российскую столицу прибыл глава ФНСА Ахмад Масуд (сын знаменитого «Панджшерского льва» Ахмада Шаха Масуда, который, как принято считать, вышел победителем из войны с режимом Мохаммада Наджибуллы, поддерживавшимся военным контингентом СССР в 1980-е годы). Сын Масуда — ярый враг талибов*, которые убили его отца. И что примечательно — Ахмад Масуд был приглашен в Госдуму, где провел официальную встречу с председателем партии «Справедливая Россия — За правду» Сергеем Мироновым, что, по мнению экспертов, без отмашки из Кремля было бы невозможно.

Таким образом, можно предположить, что как Москва, так и ее страны-соседи ведут в Афганистане сложную шахматную партию, чтобы получить доступ к освоению территории страны и ее природных богатств и при этом подстраховаться на предмет возможной смены власти, которые в этом государстве происходят регулярно.

Кроме того, безопасность в самих странах-соседях Афганистана немало зависит от хороших отношений с основными игроками в этой стране. Об этом лишний раз напомнил теракт в «Крокус Сити Холле», который, как сообщают СМИ, мог быть организован одной из террористических организаций, с которыми в Афганистане воюет «Талибан»*. В общем, враг моего врага — мой друг, ничего нового.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

"