Posted 30 мая, 07:30

Published 30 мая, 07:30

Modified 30 мая, 17:33

Updated 30 мая, 17:33

Знаменитый портрет девочки-афганки. Сейчас Шарбат Гула носит никаб

Признавать или не признавать талибов*? Как враги Советского Союза правят Афганистаном

30 мая 2024, 07:30
Фото: РИА Новости
Знаменитый портрет девочки-афганки. Сейчас Шарбат Гула носит никаб
Для российских властей ни в 90-е годы, ни в начале 2000-х не было никакой проблемы считать движение «Талибан»* террористическим. Все помнили тяжелое поражение, нанесенное талибами* Советской армии в 1980-е годы, а также роль исламских радикалов в чеченских войнах. Что изменилось сейчас?

Елена Петрова, Татьяна Свиридова

Призывы снять с талибов* клеймо террористов звучат в России все чаще. Даже российский президент высказался по их поводу. Общий смысл позиции Владимира Путина такой: мы помним об их прошлом, но они правят Афганистаном, и нам нужно как-то с ними жить.

На последнем Исламском форуме с участием делегации талибов звучали просто фантастические аргументы в пользу дружбы с нынешней властью, и не только из области геополитики, а даже экономики. За год товарооборот между Россией и Афганистаном вырос со 170 миллионов долларов до 1 миллиарда. Что продают туда нефтетрейдеры понятно: джипы новой афганской элиты передвигаются не с помощью молитв, а на банальной солярке или бензине. Но что истерзанная войнами страна может поставлять в Россию, остается загадкой.

После бегства американцев из Афганистана страна погружается опять в новое средневековье, где женщинам опять запрещено учиться, где людей снова казнят, а новые власти занимаются понятным им делом — разделом власти между враждующими группировками. Насколько талибы* нам друзья?

Коррупция, засуха, наркотики

В августе 2021 года «Талибан»* победным маршем смел правительство Ашрана Гани, которое держалось на американской армии, и установил свою власть на всей территории страны.

Уже в октябре делегация талибов приехала в Москву на переговоры. С тех пор террористическая, по версии Роскомнадзора, организация регулярно наведывалась то в столицу, то в Петербург, а теперь и в Казань. Все громче звучат голоса во власти вычеркнуть «Талибан»* из списков террористов. Обоснование выглядит прагматичным — они правят страной, а иметь дело с организацией из черного списка как-то совсем не комильфо. Но сказать, что «Талибан»* изменил жизнь афганцев к лучшему, ни у кого язык не поворачивается.

Талибы пришли к власти под лозунгом борьбы с коррупцией. Предыдущее правительство получало помощь от США и немедленно ее разворовывало. Американцы в последние месяцы с территорий своих военных баз не выходили и только могли догадываться, куда шли их деньги. Население безучастно наблюдало, как Талибан снова захватывает власть в стране, еще и потому, что все устали от безудержной коррупции. Но и при талибах* лучше не стало, говорит эксперт по Афганистану Андрей Серенко:

— Они сейчас всем рассказывают, что при них коррупция исчезла, а коррупция стала в разы больше. Все просто воют — за то, за что брали раньше 500 долларов, сейчас берут 3 тысячи. Такое впечатление, что талибы просто пытаются нахапать напоследок. Они понимают, что скоро их прекрасная жизнь закончится, нужно нахватать как можно больше. Все деньги вывозятся из республики. Все личные накопления главари Талибана* вывозят в Узбекистан, Дубай, Пакистан. Вывозят в Катар, пытаются искать выходы в Казахстан. Я допускаю, что и в Россию начинают вывозить.

В цифру товарооборота в 1 миллиард долларов за 2023 год, которая прозвучала в Казани, не верит никто. Даже пропагандистский ресурс «Спутник Афганистана», который работает в тесном контакте с российским МИДом и продвигает проталибские* нарративы, опровергал взрывной рост торговли между Россией и Афганистаном. Торговать афганцам, кроме сухофруктов, нечем.

— Там нет банков, не через что проводить легальные платежи. Там нет системы страхования бизнеса, нет электроэнергии, проблемы даже с питьевой водой, не то, что для промышленных нужд. Чтобы там что-то развивалось, любое промышленное производство, нужны огромные объёмы воды. А её просто нет. Ни для чего. Включая сельское хозяйство. Там сейчас засуха, климат меняется. Суховеи. Там четвёртый год подряд засуха и неурожаи. Там катастрофа! Какой бизнес вести! Я уже молчу про ИГИЛ*, про террористические группировки, которые там сидят, — говорит эксперт.

Единственная отрасль, которая развивается как ни в чем не бывало — производство наркотиков. Посадки мака опиумного резко сократились, по информации ООН, однако трафик через территорию Таджикистана не только не уменьшился, но и вырос. Агентство по контролю за наркотиками Таджикистана сообщило, что в 2023 году правоохранительными органами из незаконного оборота изъято 5,2 тонн, что по сравнению с 2022-м (свыше 4,9 тонны) больше на 5,8%.

Что из себя представляет Талибан* как властная структура

В России Талибан* любят представлять как монолитную структуру, афганский «железный кулак». На самом деле, внутри него нет никакой жесткой иерархии. Талибан* — это «зонтик», который объединяет различные джихадистские группировки, своего рода акционерное общество, где каждый имеет свой пакет акций.

— Джалалуддин Хаккани, мулла Якуб, который сейчас выполняет функции «министра обороны», мулла Барадар, глава Кандагарской группировки, есть другие люди, которые менее известные, но не менее жадные и не менее агрессивные. Сейчас все они недовольны эмиром Талибана* муллой Хайбатуллой и его окружением. Они грызутся между собой и вынашивают планы свергнуть его. На полном серьёзе идёт речь о том, что готовится переворот. Когда Хайбатуллу снесут, кто-то станет эмиром, — объясняет непростой расклад Андрей Серенко.

Вторая линия разлома проходит по этническому признаку. Афганистан — это этническое лоскутное одеяло, в котором традиционно доминируют пуштуны. Они входят в верхушку Талибана*. Однако помимо путшунов, страну населяют представители других национальностей — таджики, узбеки, хазарейцы, туркмены. Уже сейчас на севере Афганистана начались вооруженные конфликты, говорят источники, и дело идет к большому расколу на талибов-пуштунов и талибов-непуштунов. Но это только часть мозаики.

— Есть четыре большие группы конфликта в Афганистане. Это талибы*-пуштуны и их главари, талибы* — непуштуны и их главари, фронты сопротивления талибам* и ИГИЛ*. А если мы расколем талибов* на другие фракции, которые есть и среди пуштунов, и среди непуштунов, есть командиры-узбеки, замечательный Кари Фатсихуддин, начальник генерального штаба, бадахшанский таджик, который контролирует практически всю наркоту в Бадахшане и который одной рукой дружит с талибами*, являясь начальником генерального штаба Талибана*, а другой рукой дружит с ИГИЛ*.

Переобуться для афганского муджахеда в воздухе легко — он может делать это в течение дня три раза, без шуток говорят специалисты по региону.

Против талибов работают и собирают информацию их кровные враги — сын полевого командира таджикского происхождения Шаха Масуда Ахмад. Его отец воевал не только против Советской Армии, но и против талибовЪ, которые его и убили. Под видом журналистов смертники приехали к отцу Ахмада Масуда и взорвали бомбу, заложенную в видеокамеру. Другой враг Талибана — бывший начальник генштаба афганской армии генерал Ясин Зия. Он обладает хорошей разведкой и был бы ценным кадром для всех, кто смотрит сейчас в сторону Афганистана.

При такой раздробленности — кого российский МИД предлагает признавать?

Что знает Талибан* об ИГИЛ*е и Аль-Каиде* в Афганистане?

Между тем, желание признать Талибан* обрастает идеологической шелухой. Дошло до того, что некоторые комментаторы объявили организацию чуть ли не национально-освободительным движением.

— Это никакое не национально-освободительное движение! Всё с точностью до наоборот! Это агрессивная тоталитарная джихадистская секта, которая захватила страну, используя поддержку чужой страны, Пакистана, которая в течение 20 лет действовала как прокси пакистанских спецслужб и которая фактически оккупировала Афганистан. Это внешняя сила, которая использует определённые нюансы в структуре афганского общества и пытается на них, не без успеха, играть. Но по большому счёту, эта сила, враждебная Афганистану. Она делает всё, чтобы страна вообще не смогла развиваться, не смогла когда бы то превратиться в нормальное государство.

Тихо и малозаметно идет сращение между талибами* и врагами России — ИГИЛ*ом и Аль-Каидой*. С ИГИЛ*ом Россия воевала в Сирии, а Аль-Каида* — это не только те, кто взрывал башни-бизнецы в Нью-Йорке. Это те самые ваххабиты* в Чечне, которые чуть было не превратили весь Северный Кавказ, а свой «джамаат». С какой целью талибы* переселяют целые джихадистские группировки на север Афганистана, поближе к границам СНГ, остается только догадываться.

— Хамза Бен Ладен, сына Усамы Бен Ладена, реально сейчас взял в свои руки полномочия руководителя Аль-Каиды*. Была масса сообщений, что его убили, что он погиб — это сказки, которые время от времени вбрасывают ребята, связанные с этой деятельностью. Он прекрасно себя чувствует и живёт в доме Ахмада шаха Максуда в Панджшере! Эти ребята не отдыхать туда приехали, а готовить большое дело.

До недавнего времени считалось, что ИГИЛ* и Аль-Каида* ненавидят друг друга. Однако в Афганистане не зафиксировано ни одного случая стычек между ними. И даже за пределами Афганистана эти террористические организации могут координировать действия между собой, что и показал теракт в Крокусе. Никогда афганский ИГИЛ* не совершал терактов на территории России. Этого не было, когда американцы там были, говорит Андрей Серенко. С приходом талибов к власти от имени ИГИЛ* были совершены сразу два теракта — в посольстве РФ в Кабуле в сентябре 2022 года, когда погибли российские дипломаты. Через полтора года был совершен теракт в Крокусе.

Возникает вопрос — что знали в Талибане* о подготовке этих двух терактов? Если они не знали, то как тогда талибы* контролируют страну? А если они знали, но не предупредили, то какие они тогда союзники?

— Это противоречит главному тезису, который выдвигает российский МИД — нам нужна дружба с талибами*, чтобы бороться с ИГИЛ. Если вы считаете, что талибы — ваши друзья в борьбе с ИГИЛ*, назовите хоть одну фамилию боевика — гражданина России, которого вам выдали талибы по вашему запросу, сторонника ИГИЛ*. В Афганистане их полно — граждан России, воюющих на стороне ИГИЛ*. Счёт идёт на тысячи. Это выходцы с Северного Кавказа, Татарстана. Я уверен, что спецслужбы знают эти имена. По крайней мере, часть имён. Хоть одного талибы выдали? Какие союзники террористов не выдают, безопасность посольства обеспечить не могут, теракт в России предотвратить не в состоянии, — не может сдержать возмущения Андрей Серенко.

«Большая игра» в Афганистане, которая велась Британией и Россией по южной границе Российской империи в 19 веке, никуда не делась. Несколько изменился состав ее участников, и вместо англичан пришли США, Китай, Пакистан. Россия как игрок осталась. Все, кроме Китая, обожглись на Афганистане хотя бы один раз. Пора делать выводы и не повторять ошибок прошлого.

*Террористические организации, запрещенные в России

"